Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Психологи называют детей, родившихся в эпоху гаджетов, поколением Z и считают, что они заслуживают особенного отношения. Вы согласны или нет?

Результаты

Текущий номер

С кактусом нужно что-то делать…

Спорить разрешается. И поощряется

номер 50, от 11 декабря 2018

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№51 от 18 декабря 2018 года

pВ конце ноября Министерство образования Омской области фактически отменило семейное образование, набирающее силу в регионе. Теперь родители ежедневно выходят на одиночные пикеты к дому губернатора Александра Буркова. Чего добиваются чиновники, заставляя "семейников" вернуться в школы? Экономии? Нет, скорее, они просто надеются остановить поток "беженцев" из школ, который растет год от года... Все подробности противостояния – в материале Натальи Яковлевой.

p"Мы находимся в ситуации очень жестких бюджетных ограничений. Если в 2012-2013 годах все средства в основном шли на повышение оплаты труда педагогов, то сегодня основное направление этих средств – на латание дыр..." – из интервью Ирины Абанкиной, директора Института развития образования НИУ ВШЭ.

pКарельские учителя, дети и их родители узнали, что отныне в школах будет работать новая электронная система "БАРС", которая заменит привычный электронный дневник. Мамам и папам уже выдали бумажки с логином и паролем, классные руководители уже начали заполнять новую систему личными данными детей. Но все ли на самом деле так гладко? О цифровизации на карельский лад – в материале Марии Голубевой.

28 июня 2011 года в 18:59

"ЕГЭ - фальшивый, родители детей бьют, а человек - машина", - заявил помощник главы Рособрнадзора Сергей Шатунов в прямом эфире 5 канала, в котором приняли участие Петр Положевец, Дмитрий Гущин, Тина Канделаки и Виктор Панин

«Открытая студия» на Пятом канале, эфир 24.06.2011

http://www.5-tv.ru/programs/broadcast/506365

 

Фрагмент обсуждения

 

Д. Гущин: Я разговаривал с руководителем Рособрнадзора, мы виделись в Москве, с помощником руководителя. Разговор был примерно такой. Я его спрашиваю: «Почему вы не закроете группу «В Контакте»? 27 мая в ней было 170 тысяч человек, 6 июня, через неделю, в ней было уже 330 тысяч. Ну можно же было просто закрыть эту группу на три дня или вообще закрыть.» Он говорит: «Мы мониторим эту группу, нас устраивает, что мы в курсе ситуации. Я его спрашиваю: «А зачем Вы ее мониторите, если вы все равно ничего не делаете?». Он говорит: «Нас очень это устраивает».

<…>

Ведущий: Помощник руководителя Рособрнадзора, Любови Глебовой, позвонил к нам в эфир, мы с удовольствием даем ему слово. Итак, я представляю Сергея Петровича Шатунова. Сергей Петрович, вы нас слышите?

С. Шатунов: Да, здравствуйте.

Ведущий: Здравствуйте. Ну, пожалуйста, ваш комментарий

С. Шатунов: Ну, я внутренне так нахожусь с вами в дискуссии такой тоже, смотрю, как у вас тут бурно все это происходит, хотел пару реплик сказать. Сначала я хотел бы поблагодарить Дмитрия Гущина, что он поднял эту тему процедур, которые происходят в процессах, которые происходят в интернете. Но единственное хотел его немножко так сказать осадить, чтобы он не думал, что только он понимает и смотрит за тем, что происходит у нас в интернете. У нас группа мониторинга работает с самого начала, еще с досрочных ЕГЭ мы смотрели. Группа «В Контакте», которая этим занималась, занимается этим еще с прошлого года. Если ее закрыть, эту мошенническую группу, то она откроется тут же где-нибудь рядом.

Ведущий: Подождите, подождите, Сергей Петрович, одну секунду, это интересная история. Секунду, если у нас есть наркопритон, мы его не будем закрывать, потому что он откроется через дорогу.

С. Шатунов: Вы знаете, у нас такое законодательство на сегодняшний день, что у нас, что у нас очень большие, большие дыры.

Ведущий: И что?

С. Шатунов: Мы смотрели, следили за тем, что происходит с теми, кто там находился в этом, в этом интернете, мы отслеживали детей, абсолютно точно понимая, что они во время экзамена нарушали правила и процедуры.

Ведущий: Ну, так и почему вы оставались в стороне-то?! Сергей Петрович, я логики не понимаю. Вот «мы отслеживали и наблюдали», и дальше что?! Вы наблюдали по сути дела преступление.

С. Шатунов: Значит, вы дослушайте меня до конца. Мы соответственно понимаем, в какой аудитории, где там что происходит, какое нарушение. Мы этих детей, где происходили эти нарушения, отправляли в государственные экзаменационные комиссии регионов. У нас за ЕГЭ отвечают регионы. Чтобы они по этим детям, по этим пунктам приема экзаменов, по тем людям, которые там допускают эти нарушения, принимали соответствующее решение. То, что мы это публично не выносили в публичную плоскость и вот так громко все не рассказывали — так у нас не стояла задача пиарить себя. Вот в чем проблема.

Т. Канделаки: То есть в течение какого количества времени следили — года, полугода? То есть вы принципиально инициировали вот такую вот сдачу ЕГЭ?

С. Шатунов: У нас есть портал ЕГЭ, и у нас есть там такой раздел: черный список сайтов. Эти сайты открываются и закрываются. Когда мы с ними начинаем бороться, они закрываются, открываются рядом другие сайты. Ну попробуйте бороться с интернетом. Вот я посмотрю на каждого из вас.

Т. Канделаки: Нет, ну вы понимаете, вы сказали… Просто реально вы такие вещи говорите, которые удивительны всем участникам дискуссии. То есть вы следили за этими детьми, и, тем не менее, фальсификация произошла. Все всё дружно выложили, списали. И вы этому попустительствовали, и вы даже не аннулировали результаты?

С. Шатунов: Я вам сейчас говорю, что мы отправили все результаты по этим детям, чтобы результаты были аннулированы, и они аннулированы.

Ведущий: Все-таки в итоге они будут аннулированы?

С. Шатунов: Они аннулированы уже. Они уже частично аннулированы.

В. Панов: Сколько? Всех, кто участвовал?

Ведущий: А сколько? Назовите число, сколько аннулировано уже результатов?

С. Шатунов: Ну, на сегодняшний день… Я сегодня видел конкретный список из 75 фамилий конкретных детей, которые точно установлены.

Т. Канделаки: Сергей Петрович, я сейчас в Яндексе как раз сижу, а где можно получить эти списки людей, результаты которых аннулированы?

С. Шатунов: То есть вы хотите расстрельные списки, чтобы мы вывешивали конкретные фамилии?

Т. Канделаки: Нет, я хочу спросить у вас о принципе.

С. Шатунов: А вы знаете, что происходит с детьми, которых ловят на обмане? Вот яркий пример тех детей, которые вот сдавали за школьников, вот этих вот студентов. Как только к детям приходят и их вызывают на ГЭК региональный и говорят: извините, что вы делали во время экзамена в интернете, ребенок начинает плакать, а родители начинают его бить. И все говорят: ой-ой-ой, мы не знали.

Ведущий: Сергей Петрович, давайте мы сейчас не о семейных разборках. Я прошу прощения. В начале эфира нам Дмитрий озвучил, он смотрел сайт, который развивал французскую историю, во Франции известно, что практически то же самое произошло… 160 тысяч тех, кому аннулировали результат экзамена. Мы говорили, что в России в этой группе находится 300 тысяч, но это разных людей. Но мы узнаем, что 75 человек, оказывается, только их результаты аннулировали. У меня ощущение, что это капля в море от того безобразия, которое произошло.

С. Шатунов: Я думаю, что на самом деле относительно того, что у нас происходит вообще в пунктах приема экзаменов — это тем более капля в море.

В. Панов: То есть представитель Рособрнадзора признается в этом официально.

С. Шатунов: Потому что мы вот, вот мы проводим социологический опрос на нашем портале. И последний вопрос, который там висит, там сформулирован следующим образом: согласны ли вы с тем, что ваш сосед, сдавая экзамен, списывает, использует шпаргалку, подсказку учителя или работает в интернете? И результаты опроса: 38% согласны и 26%, которым абсолютно наплевать. Сложите эти цифры, и что мы получим? Мы получим то, что мы имеем. Понимаете? Поэтому если педагог, а это в основном педагоги, в пункте приема экзамена закрывают глаза на нарушения, какой бы хороший закон мы ни написали, если он не исполняется, ничего не произойдет. У нас 800 тысяч сдававших экзамен.

Ведущий: Сергей Петрович, прошу прощения, я хочу резюмировать, это важные вещи. Значит, смотрите, вы сейчас сказали о том, что фактически 50% ЕГЭ с нарушением проходят и главный враг здесь учитель, так?

С. Шатунов: Я не говорил такого. Я сказал, что по результату опроса 50% детей спокойно к этому относятся.

Ведущий: Хорошо, но тем не менее, друзья, это очень важно, это как-никак Рособрнадзор.

Т. Канделаки: Роман, задайте главный вопрос. Задайте главный общероссийский вопрос: что делать?

Ведущий: Знаете, это наш вопрос на протяжении 300 лет уже, 300 лет как минимум. А, секунду, секунду, Сергей Петрович, я лучше тогда спрошу, вы как считаете, вот эта ситуация вся к следующему году, она изменится? Я к тому, что сейчас головы полетят? Что-то сделают? Я немножко вопрос Тины Канделаки здесь подкорректирую: что-то сделают?

С. Шатунов: Тина не может быть не в курсе, хотя, не знаю, может быть, и нет, что у нас на самом деле по окончании каждого ЕГЭ принимаются серьезные решения. И если публичным становится снятие министра республиканского, ну, это бог с ним, но это огромное количество голов более низкого звена.

Ведущий: Совершенно очевидно, что по окончанию прошлого года сделаны были выводы, безусловно.

С. Шатунов: Понимаете, ну, это вот такие вот люди-то пришли те же самые, которые точно такие же по большому счету.

Т. Канделаки: Проблема просто в чем. Сергей Петрович, если бы эти меры были бы эффективными, то в этом году результаты не были бы хуже. А дискуссия обострилась из-за одной вещи, как вы понимаете, — ситуация ухудшилась. Что вы предлагаете, чтобы она не еще больше ухудшилось, а может, какие-то новые меры надо принять, чтобы она хотя бы остановилась на одном уровне, на котором она сегодня есть?

Ведущий: У меня просьба к вам, Сергей Петрович побудьте еще, пожалуйста, с нами, мы сейчас коротко на рекламу должны прерваться. Сразу после, все-таки, действительно, ваши предложения. Вот вы что считаете, что нам нужно сделать для того, чтобы в следующем году стало гораздо лучше? Это мы услышим мнение Рособрнадзора. Оставайтесь с нами.

Ведущий: Возвращаемся в эфир, это Открытая студия. Я должен сказать, к этому разговору мы, естественно, мы Рособрнадзор приглашали, и вообще Любовь Глебову ждали в эфире, но не случилось. Но, тем не менее, видите как, счастье прямого эфира, самое честное телевидение. Пришел к нам, на наш зов, можно сказать, помощник Любови Глебовой, Сергей Петрович Шатунов. Он еще с нами. Сергей Петрович, жду ваши тезисы на вопрос: что делать?

 С. Шатунов: Вот первое: вот завтра мы отменяем ЕГЭ, вот отменяем ЕГЭ, и все те проблемы, о которых мы…

Ведущий: Вы хотите сказать «например»? Вы не шокируйте аудиторию, вот так сразу.

С. Шатунов: Вот, например, мы завтра его отменили, и все те проблемы, о которых мы с вами сейчас бурно дискутируем, ушли сами собой. Или есть такая попытка: закрыть глаза, заткнуть уши, да? Давайте не доводить ситуацию до абсурда, проблема не в ЕГЭ, а гораздо глубже. Это первое. Второе: сделать надо — ситуация этого года показала, что проблемы все больше и больше, большими утесами встают перед нами. Значит, это говорит о том, что у нас есть комиссия при президенте, может быть, другие общественные институты надо привлекать. И в рамках этой комиссии обсуждать все эти проблемы. Наверняка, это будет сделано. И значит, ну…

Ведущий: Хорошо, Сергей Петрович, я тогда повторю еще вопрос, который из русской истории: кто виноват? Просто в предыдущей версии вы сказали, что все-таки учителя — это те, кто допускает это, прежде всего. Так?

С. Шатунов: Ну, я не хочу, я не хочу, я не думаю, что, у нас… вот я, честно говоря, очень сильно расстроюсь, если вдруг окажется, что у нас большинство в стране все-таки это сторонники нарушения правил и процедур. Я, честно говоря, в это не верю. Я, вообще, верю, что в стране у нас честных людей гораздо больше. Это мое личное мнение.

Ведущий: Ну, мы знаем, что есть в нашей стране и нечестные люди. В данной сфере, кто мешает? Это учителя все допускают? Ответьте на мой вопрос.

С. Шатунов: Что это всё? Все мы с вами допускаем, все мы с вами это допускаем.

Ведущий: Но, прошу прощения, я никак не могу повлиять на ЕГЭ, могу только стать членом группы «В Контакте». Я вас спрашиваю: в школе, на местах, при проведении процедуры ЕГЭ кто главный попуститель?

С. Шатунов: Мне кажется, что это играет роль какая-то все-таки какая-то корпоративная, корпоративная такая вот подмога друг другу. То есть я закрыл глаза, ты закрыл глаза, он закрыл глаза.

Ведущий: Учительская? Я поясню свои слова: корпоративная, чья?

С. Шатунов: Если организатор в пункте приема... Это самая совершенная машина. Человек — это самая совершенная машина, лучше никто не придумал. Если машина эта самая совершенно не видит нарушений, значит, она каким-то образом в этом либо заинтересована, либо просто пытается этого не видеть. Вот и все.

Ведущий: Хорошо, Сергей Петрович, я очень рад, что вы нам позвонили и приняли участие так спонтанно в эфире. Не оставайтесь только в стороне. Это наше общее пожелание, я уверен. Хочется, чтобы больше действовали, а не только наблюдали. Напомню, это был помощник руководителя Рособрнадзора Любови Глебовой Сергей Петрович Шатунов.

Видеоролик смотрите здесь:

http://www.youtube.com/watch?v=wPgzBajNSuU

 

Учительская Газета

28 июня 2011, 23:32
Ощущение такое, будто всем все равно, быстрее бы в отпуск. Виноватыми будут учителя, детей наказывать нельзя, а то их дома родители побьют… Господи, в какой стране мы живем?! А то что полстраны списало экзамен, «Нас очень это устраивает».
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
28 июня 2011, 23:34
Почему бы Рособрнадзору не начать бы исправлять ситуацию с себя?
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
30 июня 2011, 14:32
Воруют и обманывают прежде всего чиновники от образования. Сколько средств не доходит до школ! И детям, и родителям, самостоятельно ремонтирующим свои кабинеты в школах, это прекрасно известно. Ложь кругом и всюду. Она входит в жизнь ребёнка с раннего детства. С какой стати подростки вдруг станут честными, если врут, лицемерят и воруют взрослые? Высокопоставленные чиновники образования либо цинично обманывают (что вероятнее всего), либо пребывают в преглупейшей прострации. Достоверно известно ВСЕМ, тем или иным образом причастным к российскому образованию: в этом году ЕГЭ и ГИА не списывали только дети, относящиеся к нравственному генофонду нации (самые порядочные, сильные, стремящиеся добиваться жизненных высот самостоятельно). А таких единицы. Я выражаю своё презрение учителям, радующимся липовым результатам своих учеников.
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
1 июля 2011, 16:58
Спасибо, Ксения! Молодец. Я тоже выражаю презрение учителям, радующимся липовым, списанным результатам своих учеников. У меня двое сдавали географию в этом году. Выбирали предмет без какой-либо цели, на всякий случай, и это мне очень не нравится. Ну да не об этом речь. Выбрали к апрелю, начали мы заниматься. Детки не самые под географию заточенные, однако же, выбор сделан… Набрали 52 и 51 балл. Сами. Честно. Без телефонов, шпаргалок и коррупции. Верите, для меня этот средний-пресредний результат дороже всего, потому что мне не стыдно ни перед детьми, ни перед собой. А это- главное. Проблемы, которые я увидела при подготовке ребят, проблемы, с которыми мои ученики столкнулись при выполнении заданий, — всё это решаемо по сути, всё поправимо. Непоправимы ложь и непорядочность.А то, что ложь окружает детей с детства- правда… Вот это и страшно…
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
7 июля 2011, 21:54
Чтобы оценить урон, нанесённый тем, кто НЕ СПИСЫВАЛ, сравните количества выпускников, преодолевших рубеж 80 баллов в 2010-м и в 2011 годах соответственно: Математика: 6666/16000; Русский язык: 30500/71100.На бале медалистов и 100-балльников в Москве (Кремле) многие открыто хвалились тем, как списывали, объясняя это так: «Не сидеть же мне в непристижном ВУЗе...»
Ваш комментарий:
image
Ваш комментарий:
image
быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.