ТЕМА

Негосударственное образование

Система негосударственного образования в России более-менее сложилась, устоялась, но споры вокруг нее не утихают. До сих пор одни педагоги и родители считают частные школы красивой декорацией для жуликов, вымогателей последней копейки. Другие же, наоборот, настаивают, что без негосударственной сферы российское образование не сможет существовать. Но те и другие, наверное, согласятся, что качество образовательного учреждения зависит не столько от его статуса - "государственное" или "негосударственное", - сколько от людей, которые его создают и развивают. Частное образование в России имеет давнюю историю, и всегда главным в этой сфере был личностный принцип. Ученица частной женской классической гимназии Софьи Николаевны Фишер Вера Николаевна Харузина писала в воспоминаниях: "Мы же, "фишерки", так горячо любили свою гимназию. Нам

было в ней отрадно, легко. Нас не давили формалистикой, которой так много было в остальных гимназиях. (...) трудности программы, в которых Софья Николаевна, глубокая сторонница пользы классической системы, видела большой смысл, она умела сглаживать и облегчать, потому что вносила в преподавание свое и прочего персонала дух жив". И в наше время родители, подыскивая частное учебное заведение для своего ребенка, прежде всего ориентируются на имена педагогов, работающих в них. На личность директора. Репортажи наших собкоров из Самары и Петрозаводска в этой "Теме" - тому подтверждение. А тезис "частная школа нужна как питомник элиты страны" взялся доказать руководитель Ассоциации негосударственных образовательных учреждений. Читайте наш "Архив", мнение скептика и другие материалы "Темы". Спорьте. Пишите нам.

Отдел школ

Мнение

Альма-матер Эллочки-людоедочки

Обстановка в платном учебном заведении ненатуральная, неестественная... Все, особенно педагоги, постоянно напряжены. Все контролируют каждое свое слово, движение, жест, если кто-то решается на кого посмотреть, то сначала подумает, какое выражение лица он имеет на данный момент. Какое может быть обучение подрастающего поколения в подобных обстановке и настроении?

Сначала меня потешало, потом начало раздражать обязательное обращение к ученику, даже к первокласснику, на "вы". Во-первых, это не очень педагогично. А во-вторых, бесполезно. В школе к малышу, значит, на "вы", а выйдет он на улицу, на него там так трехэтажно "выкнут"... Встречался я с некоторыми родителями, оплачивающими образование своих детей. У мамаш словарный запас не больше, чем у Эллочки-людоедки, у папаш слов поболее, но понять, что он говорит, можно только при помощи сурдопереводчика. Бедный ребенок постоянно окунается в разные словари. Какая "каша" у него после этого в голове! Один маленький поэт в своих рифмованных опытах к кошке обращается на "вы" (вот они, плоды просвещения!), а далее пишет... ну, в общем, раньше это называли "нехорошими словами".

Я уж не говорю о том, чему учат в частных школах. Не исключено, конечно, что и в платных учебных заведениях можно получить знания. Но, общаясь с некоторыми "высокооплачиваемыми" педагогами, я был поражен их "высоким" интеллектуальным уровнем. Я слышу от учеников этих "педагогов", что Пушкин, когда жил в Одессе, писал, оказывается, только эпиграммы, потому что все время ходил в оперу, влюблялся в местных красавиц и времени на настоящие стихи у него не хватало. А у Лермонтова, к вашему сведению, уже в те времена были разногласия с лицами кавказской национальности. И эти "лица", обидевшись, не уберегли беднягу от дуэли. Но самое смешное, что все ученики, как таблицу умножения, повторяют одинаковый набор слов: их школа - самая лучшая! Их педагоги - самые умные! Их учебники - самые замечательные! А в государственных школах учат плохо. Это они запомнили, как молитву...

Вот и бубнят ее, как только уличишь их в пробелах знаний. Сначала я удивлялся такому повороту в беседах... Потом догадался: мне давали понять, сам ты дурак. Я вон в какой школе учусь, и что ты мне тут лапшу на уши вешаешь.

А может, зря я так огульно на всех? Есть и в платных учебных заведениях очень способные учителя. Сам встречал. И есть ученики, которые предмет усваивают "на уровне мировых масштабов". Но даже грамотные педагоги в приватных беседах пытаются уйти от острой постановки вопроса. Разоткровенничаешься - окажешься на улице. Куда пойдешь работать? Платят здесь хорошо, не то что в государственной школе. За такую сумму любого младенца будешь на "вы" называть и поддерживать мнение, что этот младенец учится в самой лучшей школе не только города, но и всего СНГ.

 

Виктор КОНЯХИН

 

Провинциальный рецепт

Отличная репутация минус стартовый капитал

Татьяна Садовникова, начиная простым учителем в негосударственной школе, ни сном ни духом не ведала, что вскоре у нее будет своя.

 Альтернативное образование в Самаре лет семь назад только зарождалось. Татьяна Евгеньевна, словесник, стала учителем начальных классов и вела коррекционную работу по совершенствованию навыков чтения. А после реструктуризации школы вместе с коллегами создала свою, под названием "Эврика". Нынешней весной педагоги справили ее пятилетний юбилей.

Татьяна Садовникова стала директором "Эврики" без стартового капитала, не имея ни менеджерского образования, ни навыков управления. Открыли 5 классов. Это сейчас запросы состоятельных родителей повысились: подавай все и сразу, а тогда на вступительные взносы купили самое необходимое - парты, доски, учебники, посуду в столовую. И, хоть были уже более комфортно обставленные школы, родителей не оттолкнул вынужденный аскетизм "Эврики". Сейчас там обучаются 132 ученика.

В "Эврике" детям просторно. К их услугам 2 типовых здания детских садиков, переоборудованных под школу. Классы насчитывают от восьми до тринадцати учеников. Дети могут выбирать, быть ли на полном пансионе, на полупансионе или после занятий покинуть школу. От выбора и оплата зависит: полторы или две тысячи рублей в месяц. Я, конечно, засомневалась. Могут ли себе позволить платное обучение учителя, врачи, служащие? Поначалу представители среднего класса попытались вывести в люди своих чад столь заманчивым путем, но большинство сошли с дистанции. Оставшимся же детям нередко даются льготы. Родители оплачивают только питание. Есть в школе мальчик, судьба которого могла бы измениться к худшему, когда родители оказались неплатежеспособными. Педсовет решил учить его бесплатно, потому что он отличник. Но, случается, отчисляют детей с хорошими учебными показателями и с нулевой мотивацией к учебе. Школа в своем развитии достигла такого уровня, когда приоритетным стало не материальное положение ее, а собственный имидж.

- Но бытует неверное представление, будто подобные нашей школы - для детей новых русских. Богатые есть. Бритоголовых с золотыми цепями мы что-то в своих стенах не видели, - говорит Садовникова. - Лично я на свою директорскую зарплату в 3,5 тысячи рублей тоже не потянула бы обучение своего сына, не будь у меня муж руководителем предприятия и не будь у меня, как и всех наших педагогов, льгот.

Не все дети могут учиться в массовой школе: инвалиды детства, болезненные, одаренные, проблемные, а также те, с кем родители из-за своей занятости не в состоянии заниматься. Но и престижные специализированные школы для этих детей - не выход. Не все выдержат конкурсный отбор и предлагаемую нагрузку. Что им остается? Малокомплектная негосударственная школа, где главный метод обучения - индивидуальный подход.

Выбирая школу, редкий родитель ныне "клюнет" на кота в мешке. Большинство звонит в органы управления образованием и советуется, а затем приходит в аккредитованное образовательное негосударственное учреждение. К примеру, в школу "Эврика", которая успешно прошла аттестацию и получила государственную аккредитацию и по закону может иметь статус школы государственного образца. Проблема в том, что с момента аккредитации и при отсутствии претензий к содержанию и формам обучения негосударственная школа должна быть приравнена к государственной и в вопросах финансирования. Но, увы, этого не происходит.

Экономические проблемы на этом не заканчиваются. Зловещий август прошлого года оставил по себе плохую метку. Пятеро детей покинули школу. И, хоть тут же пришли шестеро новых, эта потеря невосполнима. Вместо пяти телевизоров с видеомагнитофонами купили только два, повысили плату за питание. Однако выстояли.

Недавно директор школы получила диплом менеджера, так что финансовая сторона для нее теперь - не терра инкогнита.

- Какие я теперь делаю финансовые отчеты - залюбуешься. Родители в курсе, во что вложен каждый рубль. О будущем педагоги "Эврики" не загадывают. Выжить бы сегодня. А начальник Самарского ГУО Ефим Коган считает, что это "сегодня" лучше, чем "вчера": "Отчего лет 7 назад отделы образования всех уровней не принимали идею негосударственных школ? У нас простой способ управлять: я тебя принял на работу, значит, имею полное право приказывать. А роно должны управлять не образовательными учреждениями - это делают директора, - а проблемой. ГУО, используя политику кнута и пряника, приучило управленцев работать с негосударственными школами, не предъявляя к ним особых претензий".

Галина СЮНЬКОВА

Самара

Частники начинают и выигрывают

В частной школе впервые довелось побывать пять лет назад. Тогда она была единственной в Петрозаводске, именовалась гордо Частной независимой школой. Учились здесь всего 27 малышей в первом и втором классах. У школы с первых дней было собственное здание. Правда, то были скорее руины - бывший детский сад в аварийном состоянии. К открытию школы отремонтировали лишь несколько классов и столовую. Директор Надежда Георгиевна Рудакова поразила тогда своим оптимизмом. "Здесь будет балетный класс... Здесь - лингафонный кабинет... А тут - концертный зал с роялем", - показывала она свои владения.

Плата за обучение была довольно высокой, но вовсе не в расчете на новых русских: помню, поразил рассказ о мальчике Жене, на обучение которого деньги по крупицам собирала буквально вся родня.

Прошло пять лет. За эти годы в Петрозаводске появились еще две частные школы. Возникали они и в районных центрах Карелии, но выжить не сумели.

Вопреки расхожему мнению о баснословных заработках педагогов частных школ, они невысоки. Директор Н.Г.Рудакова получает меньше коллеги в государственной (являясь как физическое лицо учредителем школы наряду с Беломорско-Онежским пароходством!). Учителя начальных классов зарабатывают около 900 рублей, английского языка - чуть более тысячи. При этом нагрузка на ставку не 18, а 24 часа. Почасовикам платят всего 15 рублей за урок, отпускные контрактникам не положены.

- Гордиться тут особенно нечем, мы вынуждены жить по средствам, - говорит Надежда Георгиевна. - По сути мы эксплуатируем энтузиазм людей. Единственный наш плюс - зарплату платим вовремя.

И тем не менее недостатка в желающих здесь работать нет. Был один такой звонок при мне, завуч Ольга Михайловна Звягина вежливо ответила, что вакансий нет. Понять это стремление попасть на работу в частную школу можно, если посмотреть, какой она стала за последние годы. Здание великолепно отремонтировано, интерьеры светлые, мебель удобная. Есть компьютерный класс с выходом в Интернет. Обошлись без спонсоров - ремонт делали на свои средства, а компьютеры приобретены благодаря трем грантам на 12 тысяч долларов, которые выиграла школа. В этом году появился наконец и концертный зал с роялем. А пользуются всем этим 65 учеников школы. Самые старшие в ней - семиклассники. Примерно половина из них учится здесь с самого начала.

Но вернемся к городским школам. Ни одна из них, имея аттестацию и аккредитацию, не получает положенного по Закону "Об образовании" государственного финансирования. А ведь налогоплательщики оплачивают обязательное образование всех детей!

- Это небольшие деньги - 1700 рублей в год на каждого ученика, столько же родители платят ежемесячно, - говорит Н.Г.Рудакова. - Государственное финансирование, конечно, не решит наших проблем, но получить его - дело принципа. Сколько налогов мы за эти годы выплатили! Не поверите, но с нас берут налог даже на образовательные нужды!

Частной школе все время нужно доказывать свою состоятельность. Если ребенка вдруг переводят в государственную школу, там особенно придирчиво проверяют качество знаний воспитанника. Поэтому в школе Рудаковой особое значение придают контролю за знаниями. Дважды в год проводят сессии, с третьего класса все сдают экзамены. Форма их может быть разной - традиционной, если ученик того пожелает, или в виде игр, защиты исследовательских проектов.

Наталья МЕШКОВА

Петрозаводск

 

Актуальный разговор

Эти школы выживут

Они нужны правящему классу

Ассоциация негосударственных образовательных учреждений (АСНОУ) создана в 1996 году. Объединяет половину негосударственных школ Москвы, а кроме того, некоторые вузы и другие организации образовательной сферы. АСНОУ - крупнейшая региональная ассоциация образовательных учреждений. Своим членам она оказывает юридическую и психологическую поддержку, консультирует по проблемам материально-технического обеспечения учебного процесса, помогает получать гранты. Но ассоциация - не служба сервиса, уточняет ее директор Александр Николаевич Моисеев.

- Наша задача - совместными усилиями создавать благоприятные условия для развития сферы в целом. Это, скажем, работа над законами. Пока нас, к сожалению, к этому не привлекают. Но нам необходимо работать и с Думой, и с Правительством России, чтобы в законодательных актах, связанных с образованием, учитывались интересы негосударственного образования. А то зачастую пишется закон о льготах образовательным учреждениям, а о негосударственных школах и вузах в нем и не упоминается. Иногда вообще забывают, что негосударственные учебные учреждения - некоммерческие, в соответствии с Законом "Об образовании" они должны пользоваться льготами, как все остальные. Об этом забыли и когда новый Налоговый кодекс создавали. В результате налоговая инспекция считает, что с частных школ налог надо брать, как с коммерсантов. Вторая наша задача - создать благоприятные условия для общения негосударственных учреждений в рамках ассоциации. Это развивает систему.

 

- Можно сказать, что в России сложилась система негосударственного образования?

- Да. Причем жизнеспособная система. Первый признак - тот факт, что негосударственное образование существует девять лет. Второй - то, что различные катаклизмы в стране не свели его на нет. Система реагирует на внешние воздействия и модифицируется. Наше негосударственное образование сильно отличается от того, что есть за рубежом. Там оно находится в коммерческом секторе. У нас - нет. Так и должно быть. Потому что еще не устоявшееся явление общественной жизни требует корректировки, контроля. То, что такую корректировку у нас осуществляет государство, это правильно.

 

- Отношение к негосударственным школам жестче?

- Не жестче. Просто негосударственные школы более уязвимы. Немногие из них имеют собственные типовые школьные здания. В основном арендуют детские сады - нестандартные для средней школы помещения, маленькие. Для малокомплектной частной школы "метров" достаточно, но в этих условиях легко найти нарушения. Был случай, когда сделали замечание по поводу аптечки, которая висела ниже, чем положено. Или другой пример. Проверяющие нашли в той же школьной аптечке не отечественное лекарство, а его импортный аналог. Тоже нарушение. Что делать? Мы хотели бы создать при Московской городской службе лицензирования и аттестации общественный совет, в который войдут авторитетные директора школ и сотрудники службы. Нужен диалог между школой и Комитетом образования. Ведь что значит для частной школы, например, получить лицензию? Значит, ей не сдадут помещение в аренду. Механизмы регулирования достаточно жесткие.

 

- Можно сказать, что и государственное образование у нас платное. Без помощи родителей обычной школе не выжить. Так есть ли смысл создавать платные негосударственные школы?

- Негосударственные школы - необходимый компонент в системе образования. Денег нет. И негосударственный сектор стал финансово обеспеченной инновационной площадкой для развития образовательной науки, внедрения новых технологий, которые требуют затрат, нового оборудования - компьютеров нового поколения, Интернета. А уже отсюда наработки, методики могут идти в массовую школу.

 

- К сожалению, встречаются недобросовестные создатели платных школ. Как с этим можно бороться?

- Только перевести ребенка в другую школу. Можно написать письмо в Комитет образования. Там к таким жалобам относятся серьезно, проверяют, учитывают при лицензировании, аккредитации. Необходим рейтинг школ. Он может быть составлен тем же самым общественным советом при Московском комитете образования. Это надо делать очень аккуратно. Может быть, не ранжируя: первая, вторая, а разбить по группам. Группы "первой надежности", "второй надежности", как в свое время по банкам делали. Но вообще-то трудно распознать: ребенок не очень способный или его учат плохо. Мнение профессиональной общественности должно сформироваться, это единственный выход. Это мнение и найдет отражение в рейтинге.

 

- Можно ли назвать "минусом" негосударственной школы тепличные по сравнению с массовой школой условия для учебы и отдыха? Ученики частных школ оторваны от жизни.

- Оторванность в том плане, что они не могут потом учиться в государственной школе. Это серьезная проблема. После прошлогоднего кризиса многие родители потеряли работу. К чести негосударственных школ, многие из них уменьшили плату. А где-то 15% всех учеников частных школ учатся бесплатно. Это дети "обанкротившихся" родителей, талантливые ребята и из социально неблагополучных семей.

 

- Бывает, что ученик платит и ничего не делает, а ему ставят хорошие отметки?

- Да. Это безусловный минус. Зачастую школа ради денег дает установку учителям, чтобы они любой ценой делали условия для учеников комфортными. Но этого не встретишь в школах, которые имеют хорошую репутацию. Там, наоборот, существует конкурс, отбор. И если ребенок не желает учиться, его отчисляют, чтобы он не влиял на тех, кто рядом с ним, не разрушал атмосферу тяги к знаниям.

 

- Как себя чувствует учитель в негосударственной школе?

- Прекрасно. Есть, правда, психологическая проблема для педагога, который перешел из государственной школы в частную. В государственной школе учитель - своего рода диктатор, он руководит учениками. В частной - другая установка, педагог - коллега школьника, в младших классах - вторая мама, бабушка. Учителя, которые не в состоянии сменить авторитарный стиль, себя не находят. Другая кадровая проблема. Школа избавляется от учителя, который ей в чем-то не подходит. А он идет в другую частную школу. И говорит - я работал в такой-то хорошей школе. Мы в ассоциации подумываем о создании внутреннего банка сведений о преподавателях, чтобы школы не наступали на одни и те же "грабли" в лице недобросовестных педагогов.

 

- Есть признаки хорошей негосударственной школы?

- Есть некоторые общие признаки, которые характеризуют устойчивость школы. Первое - срок работы. Второе - наличие аккредитации. Третье - школьное здание в собственности или долгосрочной аренде. Если дают долгосрочную аренду, значит, дали долгосрочную лицензию. Есть ли в школе конкурс - это тоже важно.

 

- Существуют ли определенные финансовые и политические условия в стране, при которых может существовать частная школа? Что может стать причиной краха негосударственного образования?

- Вот был кризис. Кажется, существенный. Но школы все же выжили. Доллар вырос в четыре раза, реальные цены - в полтора-два раза. Школы стали платить зарплату учителям в реальных ценах, в два раза меньше. В результате смогли почти в два раза уменьшить плату за обучение. А кого-то и бесплатно учить стали, как я говорил. Значит, в два раза есть запас. Безусловно, в самом худшем случае одна треть школ останется. Потому что нашему правящему классу частные школы нужны. Иначе где они будут своих детей учить?

Оксана РОДИОНОВА

Архив

И обязательно -
Закон Божий

До конца XVII века образование было или делом церкви, или частной инициативы. Государство не уделяло ему никакого внимания. "Мастера грамоты" за умеренную плату давали начатки знаний у себя на дому или приходили к ученикам. С 30-х годов XVII в. начинают приглашать иностранцев, в основном греков, для обучения языку и грамматике. Постепенно увеличивается и число начальных частных школ, где преподавали представители духовенства, горожане. Они заполнили существующую нишу - потребность населения в элементарном образовании при отсутствии государственной школы.

Первая частная школа повышенного типа была создана пастором Глюком в 1701 г. и гордо именовалась гимназией. Она была бесплатной, содержалась на деньги казны.

С 30-40-х годов начинается "медовый" период развития частного образования. Государство совершенно устранилось от какого-либо контроля или регламентации деятельности частных пансионов и учителей, гувернеров. Каждый желающий мог открывать пансион, выбирать любое содержание образования, набирать каких угодно учителей. Это привело к печальным последствиям. В основном в пансионах преподавали иностранцы, чаще французы, которые имели поверхностное образование, зачастую сомнительную репутацию и готовы были за деньги ехать хоть в Японию, хоть на Луну. Они же заполняли ряды частных учителей и гувернеров.

В 1757 г. Елизавета впервые попыталась регламентировать процедуру создания и деятельность частных школ. Их учителя должны были проходить своеобразную аттестацию в Академии наук или университете и получить аттестат (лицензию). Но в целом государство продолжало свою политику покровительства частной школе - особенно пансионам, где воспитывалось благородное дворянство. Значительно более сложные отношения сложились между государством и частными школами в XIX веке. В первой четверти XIX века возникли первые частные гимназии. В это время количество обучающихся в частных школах выросло в полтора раза - это немного больше, чем в других типах учебных заведений. И не случайно - ведь частные школы давали более высокий уровень образования. Вместе с тем усилился и контроль над ними. Создатель частного учебного заведения теперь обязан был представить ряд документов, свидетельствовавших о его благонадежности: краткое жизнеописание, рекомендация от начальства по месту жительства, отзывы с прежних мест службы, от приходского священника - о точном исполнении обязанностей христианина, подписку о "непринадлежности" к тайным обществам.

При Николае I частным школам пришлось туго. В 1835 г. было принято специальное решение об открытии их только с согласия Министерства просвещения. Регулярно проводились проверки, после которых десятки пансионов закрывались или их владельцы подвергались штрафу. Иностранцы же в случае нарушений высылались за границу. Власти опасались распространения в частных школах свободолюбия. Кроме того, уровень образования оставался по-прежнему низким, особенно печально обстоял вопрос с преподаванием русского языка и Закона Божьего. Не случайно было установлено, что открывать учебные заведения могут только те иностранцы, которые прожили на территории России не менее 5 лет и имеют положительные рекомендации.

Однако, несмотря на все препоны, негосударственные школы продолжали динамично развиваться. В 1842 г. они составляли треть от общего числа образовательных учреждений.

Реформы 1860-х годов открыли простор для общественной и частной инициативы в образовании. Их деятельность регламентировалась "Положением о частных учебных заведениях" 1868 года. Обязательными объявлялись Закон Божий, русский язык, русская история и русская география. Вместе с тем государство поощряло деятельность частных школ. Их учредители получали чиновничьи звания и могли награждаться орденом Святой Анны 3-й степени. А педагоги частных школ имели право на государственную пенсию и денежную помощь в случае тяжелой болезни.

В 70-90-е годы возникает новый тип частной школы - классические гимназии, чьи выпускники при сдаче соответствующих экзаменов могли поступать в университет. Лучшие гимназии того времени - Стоюниной, Креймана, Арсеньевой, Фишер, Поливанова, Мая - давали первоклассное по тем временам образование.

В начале XX века в жизни частных школ происходит два главных изменения. Специальным постановлением в 1914 году поощряется создание учебных заведений силами общественной инициативы, земств. Начинают возникать и первые по-настоящему элитарные частные гимназии, например Левицкой в Царском Селе. В это время образовывается русская "Высшая вольная школа" - институты и университеты, также строящиеся в терминах того времени как "неправительственные" учреждения. Всего таких вузов к февралю 1917 г. было 60.

Дореволюционная неправительственная средняя и высшая школа давала лучшее в России образование. Здесь апробировались современные методы и формы обучения, преподавали лучшие учителя, профессора университетов. Выпускники частных школ показывали блестящие результаты на экзаменах и поступали в лучшие высшие учебные заведения России и Европы.

 

Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, доктор педагогических наук