ервые сто строк

Надвигается очередная реформа школы. Кто помнит, которая по счету? Кто помнит "высокие" лозунги прошлых, тихо и незаметно усопших школьных реформ? Кто может популярно пересказать молодому учителю и доложить ему на конкретных фактах, что же осталось в нашем педагогическом багаже от всех тех реформ?

Если и вспомним, то это будет не заслуга просвещенческих преобразований: просто бурно менялось само время, менялась общественная формация, менялась сама ценность знаний. А школа, как губка, впитывала в себя все, что происходит вокруг. И нынешние ростки гражданской свободы учителя, и демократизация школы (хотя и это очень условно!) тоже не совсем заслуга реформ образования.

За последние десятилетия каждый министр образования или просвещения задумывал увековечить свое имя школьными "глобальными" новшествами. Все начиналось под звуки фанфар, а кончалось давно известными играми: сливались и разьединялись, переименовывались и сокращались. Все начиналось с "новых подходов" и "концепций", а кончалось незаметными для учителя изменениями. Едешь в командировку за тридевять земель в так модную нынче гимназию, а приезжаешь в самую заурядную школу. Авторская школа оказывается авторской только по имени ее директора. Прекрасная частная, дающая "необыкновенные" знания, настолько "прекрасна", что в сочинении претендента на золотую медаль двенадцать орфографических ошибок... А ведь все эти "новации" тоже выдавались как некое реформирование школьного образования.

Но кому неохота в истории быть записанным отдельной строкой! И вот опять - реформа школы. На сколько лет она будет растянута? У нас все реформы в государстве вялотекущие. Как склероз: помним, что было давно, и не помним, что есть сегодня...

Как говорится, есть мнение, что наши высокие чиновники от образования всколыхнулись по поводу новой реформы, ознакомившись с ежегодным посланием президента Клинтона к американскому народу. Президент Америки в ближайшие годы назвал образование приоритетным, назвал его "проблемой национальной безопасности". И добавил: "Политическая борьба должна прекращаться у школьного порога".

Серьезное заявление. Есть над чем задуматься.

Задуматься над тем, что каждый ребенок в нашей стране способен и должен учиться. Все должны иметь в этом равные возможности. Школа должна беспрекословно подчиняться не чиновникам, а общественности, и за нарушение конституционных прав на образование, за нарушение Закона "Об образовании" должны нести ответственность все. От министра и губернаторов до учителя и родителя.

Грех критиковать то, чего еще нет. Но, имея некоторый жизненный опыт, десятки лет работы в педагогической журналистике и пережив по крайней мере три реформы образования, чувствую настороженность по поводу новой реформы.

Настораживает хотя бы то, что в высокой комиссии по созданию реформы нет ни одного учителя, который бы сегодня преподавал в школе. В комиссии будут заседать люди, без сомнения, умные, но, простите, далеко не молодые. Как бы не зазвучали в их аргументах "за" и "против" ностальгические ноты: "Вот когда я учился в школе..."

Но все это только лишь мои личные опасения. Может быть, мы все же без боязни и робкой оглядки назад пойдем в будущее... А пока мы будем писать о вас, хороших учителях, которых в нашей стране тысячи и тысячи. Мы будем защищать ваши сегодняшние права, защищать и пропагандировать пусть маленькие ваши педагогические открытия. И вместе будем думать, какой должна быть наша школа в новом тысячелетии.

Игорь АФАНАСЬЕВ

Письмо номера

Уважаемая редакция "Учительской газеты"!

Убедительно просим напечатать наше обращение. Нет ни сил, ни веры, ни надежды. Это крик души.

В Правительство Российской Федерации

ЧЕРНОМЫРДИНУ В.С.

Министру образования РФ

КИНЕЛЕВУ В.Г.

Обращение

Уважаемые Виктор Степанович и Владимир Георгиевич! Обращаются к вам учителя Казачинско-Ленского района, расположенного на севере Иркутской области.

Потеряли всякую надежду. Заработная плата не выплачивается с марта 1996 года.Отпускные за прошлый учебный год выплачены частично, получили предупреждение от местных властей об отсутствии средств на выплату отпускных в этом году. С февраля 1996 года не выплачены детская компенсация и оплата за методическую литературу с апреля 1996 года. Жить так больше невозможно.

За что такое отношение к людям самой человечной профессии?! Педагог отвечает за нравственное здоровье доверенных ему детей. Как может униженный, голодный, бедно одетый учитель воспитать свободного человека?!

Обращаемся к вашим человеческим чувствам и профессиональному долгу. Обратите внимание на наш Богом и вами забытый Казачинско-Ленский район. Цены на продукты питания и товары первой необходимости в 2-4 раза превышают цены г. Иркутска. Например, сливочное масло по цене 36 т.р., хлеб - 5 т.р., сахар - 6 т.р., растительное масло - 18 т.р., мясо - 26 т.р.... Нет возможности приобрести зимнюю обувь, теплую одежду. Мы не можем получить квалифицированную медицинскую помощь, дать возможность получить образование своим детям.

Коллективы школ Казачинско-Ленского района выдвинули справедливые требования о немедленной выплате задолженности по заработной плате за период с марта 1996 года по март 1997 года губернатору Иркутской области Ножикову Ю.А., начальнику ГлавУНО Шестакову Д.В., мэру Казачинско-Ленского района Наумову Н.П. (Обращение руководителей школ, председателя РК профсоюза от 27.03.97 г.).

Когда мы услышим о принятых Министерством образования Российской Федерации мерах по разрешению тяжелейшей ситуации, в которой оказался российский учитель?!

От группы социальной защиты учителей района:

ИВАНОВА И.Ф.

ЕЛИЗАРЬЕВА О.М.

ГОРБУНОВА С.П.

(Всего 112 подписей).

Строку

диктует чувство

Не успел по-настоящему отблагодарить

...Послевоенное детство. Длинная дорога в школу - более пяти километров по шпалам. Но она не была долгой и трудной. Мы, деревенские ребята, успевали по пути вволю повозиться, поохотиться с рогаткой на птиц, а по весне искупаться в быстрой речушке Воронице. Смирно мы вели себя лишь в те дни, когда с нами в школу добиралась учительница биологии Мария Михайловна Мурыгина. Она жила в соседней деревне.

Глядя на Марию Михайловну, можно было подумать, что жизнь ее складывалась счастливо. Между тем, как нередко бывает с красивыми и умными женщинами, она была совершенно одинока. Наверное, поэтому она всем своим щедрым сердцем тянулась к нам.

Особенно опекала меня. Вероятно, она чувствовала, что я нуждаюсь в этом больше других ребят. Учился я хорошо, но от систематического недоедания был очень худ и бледен. Часто болел. Мария Михайловна догадывалась, что я хожу в школу, не завтракая, а нередко голодая целыми днями. Она знала, что по дороге в школу я рассказываю ребятам домашние уроки и они, в знак благодарности, угощают меня хлебом.

Мария Михайловна, как могла, старалась облегчить мою жизнь. Она незаметно подкладывала мне в сумку свои скудные угощения. Мне было неловко принимать их, но голод заглушал стыд. Когда мой детский организм не выдерживал и я прямо в классе терял сознание, Мария Михайловна определяла меня на недельку-другую в сельскую больницу. Там работала ее сестра - Раиса Михайловна, такая же добрая душа, как и она. Окрепнув, я быстро нагонял упущенное.

Когда окончил школу, причем не очень успешно, Мария Михайловна настоятельно порекомендовала мне уехать из села и обязательно продолжить учебу. "Жизнь, - говорила она, - не может быть настолько тяжела, чтобы ее нельзя было облегчить своим отношением к ней". Я последовал мудрому совету учительницы и поступил учиться в техникум. И здесь, чтобы выжить и закончить учебу, я подрабатывал на товарной станции, разгружая вагоны с углем.

Возвращаясь на родину, всегда находил время, чтобы навестить дорогую учительницу и поделиться с ней своими скромными успехами. Чаще это бывало осенью. Помню, как в темноте, в непогоду, усталый с дороги бежал на оранжевый огонек и не замечал ничего более. Ноги сами несли меня к дому Марии Михайловны, ставшему мне родным. Всякий раз, встречая меня, она искренне радовалась, до слез, как умеют радоваться только бескорыстные, добрые русские люди. Мария Михайловна угощала меня душистым травяным чаем и мочеными яблоками. Нигде больше мне не было так спокойно, тепло и уютно! Когда я окончил университет, Мария Михайловна прослезилась от радости и сказала: "Я всегда верила в тебя. Спасибо, что оправдал мои надежды".

Я регулярно присылал ей поздравления. Старался, чтобы они были теплыми и сердечными. Мария Михайловна очень гордилась этим и всегда делилась радостью со своими коллегами. Случалось, что она, тронутая до слез моим поздравлением, присылала мне в ответ телеграммы со словами благодарности и признательности. Я храню их как самую дорогую реликвию.

В прошлом году Марии Михайловны не стало. Она ушла тихо и незаметно, как и жила. Теперь нет больше доброго друга, надежной опоры, учителя милостью Божьей. Только теперь я по-настоящему понял, как мне ее не хватает. Корю себя за то, что не успел ее по-настоящему отблагодарить. Все чаще ловлю себя на том, что, не встреть ее на жизненном пути, вряд ли смог бы чего-то достичь, а возможно, не смог бы и выжить.

...В старом деревянном домике Марии Михайловны поселился кто-то из дачников, и там по-прежнему вечерами не гаснет свет. Этот заветный огонек согревает мою усталую душу.

Петр КУЗНЕЦОВ,

учитель школы N 5

Сельцо,

Брянская область

Юбилей

Улица Революции, дом 1

В далеком 37-м году в числе первых наряду с ленинградским и харьковским был открыт Тульский дворец пионеров. Ровно 60 лет назад по решению местных властей здание бывшей городской Думы было передано детям. За прошедшие десятилетия Дворец пионеров назывался по-разному. Ныне - это Тульский городской дворец детского и юношеского творчества или просто Дворец творчества. В его стенах учились мастерству известные сегодня в Туле люди - профессора Игорь Михайлович Москалев, Нина Петровна Юрманова, преподаватели вузов и школ, руководители предприятий и организаций. Народный артист Вячеслав Невинный свой первый артистический опыт приобрел в театре-студии Дворца творчества. Чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов первые рекорды ставил именно здесь.

Сегодня адрес "Улица Революции, дом 1" известен многим мальчишкам и девчонкам. И каждому находится дело по душе. Добрая слава идет о фольклорном коллективе "Истоки" (художественный руководитель Валентина Ивановна Андрейчикова). Неизменным успехом у зрителей пользуется образцовая хоровая студия "Гармония" под руководством Валентины Антоновны Сычевой. А в шахматном кружке (руководитель Владимир Николаевич Манаенков) по-прежнему растят чемпионов. Ребята занимают первые места в городе и области. Интересно, что дети здесь не делятся на способных и неспособных. Здесь не производят отбора ни в один из 222 действующих кружков и студий. Даже в изостудию, руководит которой Валентина Георгиевна Куркова, Театр моды "Стиль", возглавляемый Розой Алексеевной Кудрявцевой и Мариной Юрьевной Бобылевой, или в джазовую студию "Наследники" (художественный руководитель Наталья Иннокентьевна Пыжова) принимают всех, кто изьявил желание.

Валентина Афанасьевна Кудряшова двенадцать лет возглавляет коллектив Дворца творчества. Безусловно, благодаря именно ее энтузиазму, целеустремленности, энергичности здесь работают на высоком профессиональном уровне. Из 73 педагогов около половины трудятся здесь более двадцати лет. 11 педагогов имеют звание отличников народного просвещения.

Конечно, проблем в коллективе хватает. Работают с детьми высококлассные специалисты, а получают за это 200-400 тысяч рублей в месяц. С приходом весенне-осеннего ненастья для директора Кудряшовой наступают бессонные ночи. Протекают потолки, обваливается штукатурка. А денег на ремонт нет и в ближайшее время не предвидится. Конечно, не хотелось бы, рассказывая о юбилее, останавливаться на печальном. Но удручает состояние нынешнего дворца. Облупившиеся стены, потолки с разводами, скрипящие полы очень нуждаются в ремонте. Хочется надеяться, что все-таки найдутся у местных властей деньги, а возможно, откликнутся спонсоры и к своему юбилею Дворец творчества предстанет в обновленном виде. Этого очень хотят и его работники, и сотни мальчишек и девчонок.

Олег ПШЕНИЧНЫЙ

Тула