Директорский клуб "УГ"

Удостоверение

космачев

Борис Григорьевич

директор гуманитарной гимназии

г. Северодвинск

Ягры - розовый остров

Давным - давно, когда впервые на этот остров попали люди, их взору предстала розовая страна: на острове цвел шиповник... Сейчас это уже один из районов города Северодвинска, выросшего вокруг заводов по производству и ремонту ядерных подводных лодок, - с жилыми постройками, библиотеками, больницами, школами.

Заветной мечтой было у меня желание хоть однажды создать своими руками глиняный сосуд. Не раз видела по телевизору, как крутится гончарный круг, как вырастает из комка глины творение рук и души человеческой, чем-то близкой мне.

Когда передо мной открылись двери студии изобразительного искусства Ягринской гуманитарной гимназии и я увидела ребятишек, воодушевленно возящихся с комками глины, я сразу почувствовала, что такой же ребенок живет и во мне.

Дети с интересом наблюдали за моим поведением, потому что через несколько секунд я (о чудо!) увидела в углу студии гончарный круг и решительно направилась к нему.

Маленький Антошка уступил мне место.

Крутить гончарный круг было тяжело: неприученные ноги постоянно делали не те движения или забывали их делать вовсе. Периодически инициативу перехватывали мастер или Антошка. Была необходима и помощь их рук: мои еще не научились чувствовать глину и делали ошибки.

Сколь чуткими должны быть руки творца, сколь вдохновенно должно быть его сердце... Это большой труд - созидание прекрасного.

Рождение гуманитарной гимназии в городе, более полувека ориентированном на оборонное производство, - явление удивительное, позволяющее верить в то, что будущее учеников этой гимназии и их города может быть другим.

- Вы знаете, - рассказывал директор гимназии Борис Григорьевич Космачев, - создавая гимназию, хотелось воспитывать в ней людей не с технократическим укладом мысли, а таких, которые могли бы свободно мыслить, не все принимать на веру, научились бы формировать свою точку зрения и, самое главное, ее отстаивать.

Гимназия была создана шесть лет назад как школа с углубленным изучением иностранных языков и циклом эстетических предметов. Через год экспериментальной школе присвоили статус гимназии. Сегодня она, похоже, заслуживает называться одним из лучших общеобразовательных учреждений Северодвинска.

Программа обучения в гимназии предусматривает развитие детей посредством предметов художественно-эстетического цикла, многие из которых (хореография, ритмика, театральное искусство и другие) преподаются с 1-го класса. В 5-м классе в программу вводятся основы психологии, философии, компьютерной грамотности, граждановедения, экономики и бизнеса.

Интересно, чем руководствовался Борис Григорьевич, беря на себя ответственность создания и управления гуманитарной гимназией? Ведь, не являясь педагогом по образованию, а будучи инженером и экономистом, он все-таки осуществил свою мечту. Откуда он знал, что справится? Ответ Борис Григорьевич дал мне сам. Он считает, что школе прежде всего необходим хороший управленец, чтобы собрать крепкий коллектив профессионалов, чтобы создать нормальные условия для их работы и для учебы детей.

Перед вами особый тип директора-управленца, осмелившегося создать в городе новую школу в период борьбы всех остальных за выживание. Любая система дает возможность нормально существовать. Важно уметь этой возможностью воспользоваться. Что позволило Борису Космачеву вести верную политику в управлении школой? Не приобретенные ли ранее знания инженерии и экономики? Не особый ли склад мышления и подхода к возникающим проблемам? На столе директора я заметила книгу Генри Форда "Моя жизнь, мои достижения". В разговоре Борис Григорьевич открыл заложенную страницу и кое-что зачитал. Мысли великого магната, которыми сам Форд руководствовался на протяжении своей жизни, звучат на встречах директора с педагогами школы. И этот заряд на стремление к успеху учителя несут в свои классы.

А учащимся гимназии и вправду можно завидовать белой завистью. Моя московская школа никогда не давала мне столько радости, сколько несколько часов, проведенных в стенах пустынной гимназии, находящейся на каникулах.

Цокольный этаж открыл передо мною подземный город. Стены были разрисованы дорожными знаками, а рядом висели билеты по вождению, разработанные преподавателем автодела Валерием Корепиным. Коридор, расписанный деревьями и кустарниками, вел в его класс, где, ко всему прочему, майором запаса преподаются основы безопасности жизнедеятельности. Тут же Валерий Васильевич научил меня стрелять из пневматической винтовки, и я попала в девятку с трех раз!

Учитель физкультуры - Вера Егоровна Пономаренко, по-моему, - гордость гимназии. С воодушевлением показывала она спортзалы: большой и просторный - для групповых занятий, игр, эстафет и маленький - гимнастический - с зеркальными стенами и огромным количеством спортивного снаряжения. Энтузиазма Вере Егоровне не занимать: и олимпийские игры проводит, и к экзаменам по физкультуре ребят готовит, и себя держит в форме, что и продемонстрировала на деле - села на шпагат прямо во время нашего разговора.

Вообще путешествие по гимназии было полно неожиданностей. Первыми бросились в глаза названия кабинетов, которые были только на английском и немецком языках. Директор обьяснил, что это сделано для того, чтобы ребята привыкали к общению на иностранном языке, изучение которого здесь начинается с 1-го класса. Идя по коридорам, радовалась тому, что вся школа была разрисована: двери - орнаментами в традициях северных мастеров, стены - цветами, деревьями, зверушками. Знаете, как в раздевалке при бассейне на стенах появились рыбы, дельфины и водоросли? Ребятам предложили мелками нарисовать, что бы они хотели, а когда вернулись, стены были расписаны красками.

А еще, помимо бассейна, лингафонных классов и трех хореографических залов, в гимназии есть телерадиостудия. Пока ее оснащение заставляет желать лучшего. Но по крайней мере в коридорах школы уже стоят телевизоры, на экранах которых в течение дня появляются срочные обьявления об изменениях в расписании и первые студийные программы.

С недоверием смотрят многие учреждения образования на успехи гимназии: не всем сегодня удается свести концы с концами. Тем не менее гимназия ни у кого кусок хлеба не отнимает. Более того, образованная в 1990 году, с 1994 года она не получает дотаций бюджета. Выход был найден, и сегодня здесь налажен выпуск мебели для учреждений образования и здравоохранения. При школе оборудованы мастерские, где работают ребята, обращающиеся на областную биржу труда, и сами гимназисты. По словам Бориса Григорьевича, это производство не только приносит прибыль школе, но и дает ребятам возможность приобщиться к труду и заработать.

Гимназия позволяет каждому выбрать свое дело. В свободное время ребята учатся росписи по дереву, плетению из бересты, моделированию одежды, вязанию, фотографии.

В унисон этим порывам детской души где-то рядом в огромных, с одиннадцатиэтажный дом, цехах идет монтаж ядерных субмарин. Родители этих мальчишек и девчонок продолжают создавать "щит и меч" Родины. Такое им досталось время. Какое достанется их детям?

Ольга БИГИЛЬДИНСКАЯ

В госреестре не числится

Слова "altenpfleger" в русском языке не существует, но означает - "ухаживающий за престарелыми". В Германии это - название общепризнанной и уважаемой профессии, у нас же пока только призвание. Зато профессионалы в этом роде деятельности уже есть!

Благодатна почва российская для милосердия! Всегда у нас были и страждущие, и помогающие, и раненые, и врачующие. Ведь и в истории российской война чаще, чем мир. Но есть, помимо войны, еще старость - и тоже людям требуется помощь. И создали в милосердной России при Московском фонде сестер милосердия - и, увы, при помощи немецких фондов - лицей, где обучают ухаживать за стариками. (Оказывается, этому еще и научить нужно!). Учебную программу лицея предоставили баварский Красный Крест и министерство здравоохранения и культуры Баварии. В лицее и психологии учат, и технике речевого общения, и организации досуга стариков.

Прочитав весь перечень преподаваемых предметов, понимаешь: геронтологический уход - это не то, как мы за нашими бабушками- дедушками присматриваем, а сложнейшая профессия, требующая тщательной подготовки кадров. Психология и психиатрия, например, нужны, чтобы найти со многими стариками общий язык: сейчас - как сказали мне в лицее - очень многие из их "подопечных" думают, что - война, и детям нечего есть... А дети о них просто-напросто забыли!

Организация досуга - чтобы пробудить в людях интерес к жизни, "активизировав" их. Изучение немецкого права тоже необходимо, ведь в Германии, куда выпускники едут на стажировку, вход геронтолога в палату без предварительного стука в дверь считается нарушением закона о личной неприкосновенности. Учебное оборудование для лицея и учебники привозят из Германии. Есть даже сделанный на заводе "mersedes bens" пластиковый манекен, под условным названием "Федя", терпеливо позволяющий лицеистам разглядывать свои внутренности, а также делать все то, что потом нужно будет безошибочно повторить - но уже при уходе за живым человеком.

По окончании лицея выдается баварский диплом по специальности "altenpfleger" - "ухаживающий за престарелыми", и выпускники могут обеспечить геронтологический уход на действительно высоком профессиональном уровне. Они многое умеют: от выполнения назначенных врачом процедур, лечения пролежней, ухода при недержании мочи и т.п. до обслуживания в домашнем хозяйстве (если специалист выезжает на дом) и услуг по уходу за внешностью.

Причем малоимущим и одиноким старикам Северо-Западного муниципального округа (коих большинство) вся эта помощь оказывается бесплатно!

- В нашей стране это пока что единственная организация, способная обеспечить подобный уход за престарелыми людьми, - говорит Ирина Самойловна Збарская, президент Московского фонда сестер милосердия, - обыкновенные медсестры со спецификой геронтологии не знакомы, и их, в довершение всего, мало. Ну что может сделать одна на два этажа медсестра?

Тут, кстати, мне вспомнилось увиденное в институте Склифосовского: в одной из палат лежала старушка - после тяжелейшей операции. Дай Бог, если к ней в течение нескольких часов хоть раз подошла медсестра! В основном же манипуляции с судном и кормлением проделывали соседи по палате - те, кто были более "мобильными".

- Основная проблема в том, - говорит Ирина Самойловна, - что у нас баварский диплом "ухаживающего за престарелыми" не котируется. Такой специальности в государственном реестре не существует. Выпускники, которые обязаны отработать два года по договору с нашим фондом в социальной сфере, будут трудоустроены опять просто медицинскими сестрами, т.е. по той специальности, которой уже располагали при поступлении к нам. А это - совсем другая ставка. С баварским же дипломом на работу принимают только за границей... К тому же мы могли бы расширить учебные программы лицея до двухгодичных, чтобы принимать туда людей и без среднего медицинского образования, - обучать их всему, начиная с азов медицины, т.е. готовить гораздо больше кадров для геронтологического обслуживания. Но на это нет средств, ведь мы не можем постоянно держаться за пожертвования немецких фондов...

А тем временем при пансионате для ветеранов труда n 9 работает пекарня, созданная на средства немецкого фонда "Помощи здравоохранению в России", и пекутся там бесплатные булочки для стариков. Часть же хлеба идет на рынок, чтобы хоть как-то окупить расходы по содержанию лицея и помощи престарелым, потому что жертвовать в счет "некотирующейся" профессии никто, видимо, не собирается. А хлебный рынок и так переполнен...

- Пытались ли "пробить" официальный статус для вашего лицея и для специальности "ухаживающий за престарелыми" в России?

- Обращались в Департамент здравоохранения РФ, в Министерство социальной защиты РФ, к администрации Северо-Западного муниципального округа, на территории которого мы находимся, в Комитет социальной защиты Москвы, к Элле Александровне Панфиловой... Но создается впечатление, что социальным службам не нужны квалифицированные специалисты. Между тем совершенно ясно, что для реализации социальных программ, помимо финансирования их, жизненно необходимы грамотно подготовленные специалисты по уходу за престарелыми людьми. Такие школы уже давно созданы во всех европейских странах, и изучение их опыта позволяет нам говорить о необходимости подготовки таких работников и у нас.

О лицее в нашей прессе уже писали - и восторженно! Ведь существует он уже аж четыре года - с 1992 г. Но об основной проблеме - проблеме поручика Киже "с обратным знаком", об эдаком существовании "без существования" - никто не упомянул... Да и других проблем хватает - например, бюрократическое нежелание гос. органов верить в благотворительность посылок из Германии... и проч., и проч.

Конечно, мы - не Германия, где законом запрещено рекламировать благотворительность и где, несмотря на это, удалось Петеру и Ирине Бем создать фонд "Помощи престарелым людям Москвы". (Дались им наши проблемы!). Мы же пока способны видеть богоугодность в призывах к пожертвованиям на Храм Христа-Спасителя, а вот конкретная профессиональная помощь престарелым брошенным людям, хотя тоже дело богоугодное (не сулящее материальной отдачи), но зато, наверное, менее нужное.

Неужели России до скончания веков так и суждено жить по Гоголю: "Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет"?!

Виктория МАКСИМОВА