Карл МАЗИНГ:

<<Соображать и вычислять без помощи письма...>>

У истоков профтехобразования в России

Глядя на школьников, торгующих где попало и чем попало, кидающихся под машины, чтобы протереть стекла и любой ценой сколотить <<первоначальный капитал>>, думаю о прапрадеде - Карле Карловиче Мазинге (1849-1926). Рано осиротев, он с двенадцати лет зарабатывал репетиторством и мастерил всевозможные приборы (лишь бы не обращаться за помощью), а в двадцать восемь уже основал собственное реальное училище с уникальными мастерскими: сам придумывал всевозможные приборы, не хуже тех, которые за бешеные деньги привозились в те годы из-за границы, и делал их вместе с учениками, давая им возможность овладеть ремеслом, а нуждающимся - подработать.

Жаль, что вскоре после революции все эти приборы были конфискованы народным комиссариатом обороны (пригодились ли они красной армии?). Погибла также значительная часть архива реального училища Московского отделения Императорского Русского технического общества, которое К.Мазинг возглавлял на протяжении почти тридцати лет, и организованных им Пречистенских рабочих курсов. По счастливой случайности кое-что сохранилось в его квартире, в ящиках письменного стола, который верой и правдой служит вот уже четырем поколениям нашей семьи. Письма, фотографии, черновики докладов, его заключений по самым разным вопросам - от проблем водоснабжения, транспорта вплоть до реорганизации всей системы просвещения - вместе с трудами Карла Карловича и статьями о нем помогают воссоздать облик этого человека.

Не каждому суждено понять, что же все-таки заставило известного математика, действительного статского советника, гласного Московской и городской Думы и уездного Земского собрания, по праву считавшегося <<одним из виднейших деятелей Москвы>>, отказываясь от куда более престижных дел, уделять столько времени и сил народному просвещению. Оно всегда было для него самой <<актуальной проблемой>> общественной и экономической жизни России. Его называли <<педагогом широкого горизонта>>, не замыкавшимся в тесные, традициями освященные рамки. На рубеже веков, когда в России, постепенно становящейся на путь технического прогресса, все еще оставалось в моде классическое, в основном гуманитарное, образование, он выступает инициатором технического и экономического просвещения юношества, многочисленных курсов и вечерних школ для рабочих.

Разбирая рукописи прапрадеда, невольно начинаю соотносить их с современностью. И не только потому, что в 57-й экспериментальной школе, находящейся в здании его реального училища, дружественные, демократические отношения учителей и учеников помогли коллективу создать сильнейшие в России (больше половины всех призов на международных олимпиадах!) математические классы и недавно завоевать грант первой степени.

К.Мазинг, стоявший у истоков реального образования в России, считал, что, в отличие от элитарной гимназии, здесь следует учить не неким отвлеченным, а прикладным наукам и, разумеется, <<наукам словесным>>, которые будут способствовать нравственному формированию свободной, независимой личности.

Помимо незаурядных математических данных, он обладал редким даром, которого часто не бывает даже у видных ученых: даром импровизации. Карл Карлович создает первый в России курс математики для реальных училищ: серию учебников по алгебре, геометрии и стереометрии, впоследствии названных им <<прикладной математикой>>. Он воспринимал математику как живую науку, требующую не зубрежки отдельных теорем, а понимания тесной связи отобранных им теорем и задач, дававших представление и об азах <<бизнеса>>. Вместо традиционных поездов, идущих навстречу друг другу, предлагалось подсчитать стоимость разборки и строительства дома, рытья колодца, доходы и расходы фабрики и т.д. Не зря эти учебники и <<задачники>> вызвали бурные споры, но вскоре были рекомендованы для <<всех учебных округов России>>, сначала для реальных училищ, а затем и для гимназий.

Думается, что многие задачи, составленные К.Мазингом, могли бы и теперь войти в школьные рабочие тетради: в них оживает эпоха, дается представление об уровне жизни и заработке представителей разных сословий конца ХIХ века. Ведь цифры для примеров Карл Карлович брал из документальных, строго проверенных данных. Вот, например, несколько простейших задач по арифметике. Для исправления дороги две деревни отправили: одна 150 человек на 10 дней, а другая 180 человек на 8 дней. За это выдано им 588 руб. Сколько из этих денег получила каждая деревня? Сколько - каждый работник?

Некто купил участок земли в 416 саж. 2 арш. длиною и 0,24 версты шириною по 30 рублей за десятину, в уплату он отдал хлеб в зерне по 2 р. 40 к. за мешок. Обьем мешка равен 2/3 кубическ. аршина, хлебом же наполнены 16 ларей, каждый в 2 1/2 арш. длины, 1 1/2 арш. ширины и 4 фуга 8 дюймов глубины. Сколько купивший участок земли должен приплатить денег?

По мнению специалистов, методика К.Мазинга развивала математическое мышление. Впервые об этом писал в 1880-х годах журнал <<Семья и школа>>, а сравнительно недавно, года три назад, аналогичную точку зрения высказал видный ученый Института математики РАН имени Стеклова, профессор, заслуженный деятель науки Д.Зубарев, рецензировавший труды К.Мазинга.

В своих учебниках Карл Карлович заменял некоторые теоремы и вводил новую для 1870-х годов систему их доказательств, впоследствии вошедших в педагогическую литературу. Он стремится представить ученику каждый из разделов и все содержание предмета <<в одной цельной, нераздельной, если позволительно так выразиться, картине>>. В курсе алгебры он предлагал ряд задач для устного решения, хотя в то время, в отличие от арифметики, в алгебре даже <<самые ничтожные вычисления проделывались письменно.., что очень дурно влияло на учеников, которые в два, три года утрачивали развитую прежде способность соображать и вычислять без помощи письма>> (К.Мазинг). По-своему удивительно зримо и доходчиво (так же, как и в научных статьях) излагал Карл Карлович трудные, спорные вопросы и простейшие, азбучные истины. <<В Останкине есть старый дуб, обхватить его могут только три человека, поэтому и говорят: дуб в три обхвата толщиной>>. Обхват дерева, если бы оно было круглое, мы назвали бы его окружностью>>, - читаем в одном из учебников К.Мазинга, на этом же примере обьяснявшего чуть ли не десяток самых элементарных математических терминов. Этот дуб, хитроумно разрезанный прапрадедом на плоскости, запоминался на долгие годы. Когда-то он помог нам зрительно представить упорно не дававшиеся основы стереометрии.

Наряду с работой над учебниками, статьями по вопросам педологии (К.Мазинг был сотрудником журнала Министерства народного просвещения) и, разумеется, преподаванием математики в реальном училище (по 5-6 уроков ежедневно) он с увлечением проводит лекции и занятия в Политехническом музее. Его <<Обьяснения богатых коллекций музея>> всегда привлекали много молодежи, приходили не только студенты, ученики реальных училищ и гимназисты, но (невиданное дело!) мастеровые и полуграмотные ремесленники, инстинктивно тянувшиеся к знаниям.

В 1877 году он основывает частное реальное училище, где мальчиков обучали математике, физике, химии и, разумеется, ремеслу, а спустя двадцать лет - коммерческое училище (впоследствии его называли <<прообразом Академии имени Плеханова>>). К.Мазингу удается создать новый тип реального и коммерческого училищ, отвечающих требованиям жизни и развивающейся промышленности. Не зря изучал он методику преподавания в разных странах. В статье <<Исторический очерк реального образования в Германии>> он критикует несвойственный русской душе рационализм и излишний практицизм. В своем реальном училище он организует нечто вроде литературного кружка, выпускавшего даже машинописные журналы <<Реалист>> и <<Всходы>>.

В 1892 году организуется <<Общество бывших учеников Московского частного реального училища К.Мазинга>>, дававшее возможность ребятам из бедных семей получить не только среднее, но и высшее образование. Предполагал ли Карл Карлович, что многолюдные, по два-три раза в год, собрания этого общества с короткой официальной частью и долгими задушевными разговорами сохранят дружбу в иные времена, помогут выжить, выстоять в трудную минуту людям разного возраста, положения и политических взглядов? Должно быть, он думал об этом: не зря в уставе общества записано, что переход училища <<в собственность другого лица или учреждения не есть непременное условие для закрытия общества>>.

Куда больше, чем собственное училище, волнует его дело народного образования в целом: К.Мазинг уверен, что культура, знания и, разумеется, технический прогресс будут способствовать экономическому процветанию России. Ради них еще в 1880-1890 годах он взваливает на себя организацию I и II сьездов по техническому и профессиональному образованию. Карлу Карловичу удается <<собрать разрозненные силы русской интеллигенции>>, председатель одного из сьездов князь В.Голицын в своей речи констатировал, что <<сьезд, приковав к себе общее внимание, сдвинул общественное сознание>>, доказав необходимость для России народного образования. После этого К.Мазинг приступает к организации первых в Москве вечерних школ - <<рабочих классов при Императорском Русском техническом обществе>>, где число слушателей возрастает не по дням, а по часам. Так, например, в октябре 1897 года он три воскресенья подряд открывал (и главное, пробивал разрешение на открытие у попечителя учебного округа Боголепова) рабочие курсы: Пречистенские, на заводе К.Тиль и КО, на фабрике Гюбнера. Как-то раз после выступления К.Мазинга на курсы записались около четырехсот рабочих - больше, чем могло поместиться в здании.

Рабочие курсы шли тернистым путем: их история - летопись <<хождения по мукам>> русской интеллигенции - <<поэма мечтаний, надежд и отчаяния, взлетов и падений>>. В многочисленных битвах с чиновниками от просвещения, пытавшимися не допустить на курсы лучшие умы того времени (например, Сеченова), Карл Карлович разрабатывает хитроумный устав, дававший возможность председателю постоянной комиссии по техническому образованию (т.е. К.Мазингу, занимавшему этот пост с 1896 года до конца жизни) разрешать занятия под персональную ответственность до получения официальной бумаги (нередко с запретом) из министерства. Из-за бюрократической волокиты сие приходило через полгода, т.е. к тому времени, когда курс был уже прочитан.

Сенсацией стало совместное обучение: Карлу Карловичу удалось доказать начальству, что женщины могут учиться наравне с мужчинами. Одним из его аргументов были собственные дочери: умные, начитанные, они окончили фельдшерские курсы при госпитале, созданном К.Мазингом в годы первой мировой войны, знали несколько языков, и, неплохо разбираясь в математике, часто помогали отцу проверять ученические тетради.

Напряженная работа и, разумеется, <<тернии>>, скрытые под <<розами>> почестей и похвал, не могли не повлиять на здоровье: воспаление легких, обострив и без того частые приступы астмы, на несколько месяцев приковало Карла Карловича к постели.

Торжественно отмеченное Горной академией 75-летие Карла Карловича становится радостным событием для широких кругов интеллигенции - событием, придававшим силы жить и надеяться. Не верилось, что в холодной голодной Москве 24-го года зал может ломиться от такого множества людей, что студенты несут на руках Карла Карловича и подкидывают, осыпая его цветами.

Учебник К.Мазинга по математике получает самую высокую оценку рецензентов. Но в тот самый день, когда рукопись ушла в типографию, 12 июля 1926 г., Карл Карлович умер от кровоизлияния в легкое... В многочисленных некрологах его называли <<великим человеком>>, прошедшим свой <<долгий путь с радостной любящей душой>>, <<гением педагогики>>, на протяжении полувека искавшим новых, свежих путей в деле школьного обучения.

Нина УМНЯКОВА, кандидат технических наук


Коррозия совести

Вундеркинды из 11-го <<В>>

Известно мнение, что статистика - самая большая ложь. Сухая, строгая наука смотрит на результат сверху, стараясь увидеть то, что хочется. А вот что было на самом деле. 11-й <<В>> класс. Средний текущий балл в нем колебался от 2,5 до 2,6. Были, конечно, и 11-й <<А>>, и 11-й <<Б>>, в которых с учебой обстояло получше. Учителя скрепя сердце округляли итоговые оценки до 3 баллов - ребят в легендарный класс набрали из окрестных школ, где им <<не посоветовали>> учиться дальше и выдали личные дела на руки. На выпускном вечере звучали торжественно-печальные речи учителей и родителей о том, как нелегка большая жизнь. Напрасные слова! Из 20 выпускников 11-го <<В>> 18 поступили учиться, в том числе 12 человек в вузы, причем на самые престижные факультеты - экономический, социологический, финансов и управления, иностранных языков. Вместе с бывшим классным руководителем 11-го <<В>> мы посидели над списком учащихся и получили следующий расклад, основываясь на откровениях родителей и выпускников. Из 12 студентов один поступил сам в технический вуз, где не было конкурса. Три человека учатся в негосударственных вузах за деньги. Что касается всех остальных, то теперь они получают стипендию и прикидываются нищими студентами - их родители нашли не только деньги для взяток, но и сумели вручить купюры по назначению.

Короля считать одетым

В Госкомвузе данных о том, что кто-либо из преподавателей привлекался в этом году к уголовной ответственности за взятки при приеме в вузы, нет. Король считается одетым. К тому же взятки такого рода практически невозможно доказать. Как правило, берут и дают через близких и дальних знакомых, гарантируя безопасность сторон. Щедро платят репетиторам - преподавателям намеченного вуза, желательно членам приемной комиссии. Платят слишком щедро, чтобы парень, написавший во вступительном сочинении фамилию Шостаковича как <<шестаковичь>> получил высший балл и прошел на гуманитарный факультет.

Старый вуз лучше новых двух

Растет число негосударственных вузов - сейчас их около двухсот. Отвечая на спрос, там готовят специалистов самых <<модных>> профессий. Казалось, чего проще - заплати за обучение и живи со спокойной совестью и радостью в сердце за любимое чадо.

Элитарное учебное заведение невозможно создать за год или два, даже имея большие деньги. Нужны время, традиции, потребности, причем не только рыночные, но и духовные. Знание, как и все идеальное, устремлено к небу. Создать университет - не коммерческий ларек открыть. Если, конечно, растить человека, а не начинять его фаршем из учебников.

Итак, хорошего по-прежнему мало: МГУ, МГИМО, РГУ, Академия ФСБ, Академия управления. Для богатых людей без способностей, но с амбициями есть еще один легальный путь - поступление в государственные вузы на коммерческой основе. В этом году на дневное отделение таких студентов принято 37 тысяч (всего на очное отделение поступило 359 тыс.). Но для обучения на коммерческой основе тоже берут не всех подряд - в МГУ, например, в этом году принимали тех, кто недобрал одного балла.

<<Начинается земля, как известно, от Кремля>> - поэт, возможно, и преувеличил, но то, что Москва была и остается главным образовательным и научным центром страны, - несомненно.

Пример тому - тот же МГУ: в прошлом году среди вновь поступивших 70% составляли москвичи.

Сетуют, что знания, полученные в юртах и чумах, не соответствуют уровню общегосударственных стандартов. На самом деле в провинции работают замечательные педагоги, что и показал конкурс <<Учитель года-95>>, а то, <<что может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать>>, все еще подтверждают наши школьники - победители международных олимпиад.

Продать можно, купить нельзя

В 11-м <<А>> классе было три медалиста. Ребят я проучила семь лет и знаю, что медалисты были настоящие, не дутые. На первом экзамене двое из них получили неудовлетворительный балл. Будем считать, не повезло. Повезло другим, которым на письменном экзамене приносили уже сделанную работу, для того чтобы абитуриент переписал ее своей рукой.

Совесть мучает нас, не дававших взяток и не занимавших чужих мест. У тех, продажных, - коррозия совести. У нас всегда попирали закон. Общество выживало только благодаря законам неписаным - высшим - законам совести. Русскую культуру издавна питали жизнь народа и совестливость интеллигенции. Но неужели у высшего на свете такая низкая цена? Любовь женщины - 500 долларов, признание поэта - 1000, чужая жизнь - 2000?

Мы подошли к критическому рубежу, когда готовы продать последнее: и Алмазный фонд за взятки, и душу дьяволу за тридцать сребреников. Но за полученный капитал можно купить только пустоту. В которой нет ничего. Даже воздуха.

Лидия СЫЧЕВА