«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Концепция Луначарского
Откуда и как она "есть пошла"


На другой день после взятия власти, т.е. 26 октября 1917 г., большевики сформировали первое Советское правительство, наркомом просвещения стал Анатолий Васильевич Луначарский. Это был человек, которого Ленин называл "сверкающим талантом": энциклопедическая образованность, свободное владение не только немецким, английским, французским, но латынью и древнегреческим, звезда первой величины в ораторском искусстве, несравненный культуролог, блестящий публицист, ярчайший политик-западник, демократ до мозга костей.

Как и всякий умный руководитель, Луначарский начал с концепции, с анализа и оценки наличных реалий на предмет их соответствия принципам рафинированной демократии и человечности, с всестороннего обоснования целей - ближайших, промежуточных и конечных - с детального описания средств, которые гарантируют достижение этих целей без авралов и суматохи, без авантюрных инноваций, с опорой на лучший зарубежный опыт, каковым был и остается опыт американской школы.
Несмотря на крайне сложные условия - война с Германией, контрреволюционные вылазки сторонников прежнего режима, саботаж консервативной части интеллигенции, особенно университетской и гимназической, полный развал экономики и слабость новой власти, - работа над концепцией, которая включала в себя законодательную часть (закон и образование) и ее методологическое обоснование, все-таки спорилась. Она даже кипела, поскольку вся группа разработчиков - М.Н. Покровский, П.Н. Лепешинский, О.Ю. Шмидт и еще несколько человек - была под стать своему руководителю. А если к этому добавить, что научно-педагогическим идеологом была Надежда Константиновна Крупская, то вряд ли стоит удивляться, что обе части концепции были закончены уже к лету 1918 г. Но перед сдачей заказчику (ВЦИК!) их предстояло апробировать.
В августе 1918 г. в Москве проходил Первый Всероссийский съезд по просвещению. 28 августа на этом съезде выступил Ленин. Его стратегическая ставка на решающую роль местного самоуправления и на этот раз была лейтмотивом его речи: "Девять десятых трудящихся масс поняли, что знание является орудием в их борьбе за освобождение, что их неудачи объясняются недостатком образования и что теперь от них самих зависит сделать просвещение действительно доступным всем".
И дальше: "Наше дело обеспечено тем, что массы сами взялись за строительство новой, социалистической России".
На обсуждение съездом были вынесены и проект концепции, получившей название "Основные принципы единой трудовой школы", а также проект "Положения об единой трудовой школе РСФСР". Оба документа яростно обсуждались. По ним развернулась широкая дискуссия. Разработчикам пришлось обосновывать и защищать буквально каждый пункт своего детища, который вызывал сомнение и подвергался критике. В результате оба документа были одобрены, но с указанием довести их до полной кондиции, не обделив вниманием ни одного нарекания делегатов съезда.
Днем рождения первого Закона об образовании в послеоктябрьской России стало 30 августа 1918 г., когда ВЦИК утвердил его. Под законом расписались Я.Свердлов, М.Покровский и А.Енукидзе. Методологическое обоснование закона подписал А.Луначарский. Оно получило название "Основные принципы единой трудовой школы". 16 октября 1918 г. оба документа были опубликованы и вступили в силу.
Сегодня можно говорить с полным основанием: если парламент, президент и правительство, проникшись гражданским мужеством и сознанием безмерной ответственности за судьбу детства, решились бы отменить разрушительный ельцинский Закон РФ "Об образовании" и восстановить в правах закон от 30 августа 1918 г., все школьные проблемы разрешились бы за год-два и без нытья по поводу недостаточного финансирования. Хотя деньги, если они коню в корм, нужны всегда, особенно на пятикратную зарплату учителям, чтобы те обувались, одевались, досыта ели и вместо "жилья" имели современную квартиру.
В отличие от авторов ныне действующего, словоблудного и отравленного смертельным ядом "государственного образовательного стандарта" авторы закона от 30 августа 1918 г. и "Основных принципов единой трудовой школы" знали, что такое демократия и как ее можно воплотить в школьном деле. Сейчас вы увидите, что это правда.
Первое, что до крайности непривычно, это объем документа. В "Положении" 32 статьи с примечаниями, а уместились они на четырех страничках формата нынешней брошюры. Для сравнения: в Законе РФ "Об образовании" 58 статей, а количество страниц - 60, т.е. в 15 раз больше! Мелкая формальность? Пустяк? Крючкотворское "придиренчество"? Ничего подобного! Явный признак того, что авторы "Положения" были демократами и спецами, а авторы Закона РФ "Об образовании" - бюрократами. Первые регламентируют демократическую стратегию и оставляют исполнителям широкое пространство для тактического маневра, а вторые регламентируют стратегию уравниловки и принудиловки посредством "государственного образовательного стандарта" и огораживают ее таким количеством красных флажков, чтобы исполнителям было ни охнуть, ни вздохнуть, ни шагу влево, ни шагу вправо - отсюда и объем, который невозможно объять, как все необъятное да к тому же на редкость несуразное, а потому несваримое.
1-я статья "Положения" провозглашает: "Всем школам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, состоящим в ведении Народного комиссариата по просвещению, за исключением высших учебных заведений (сим предоставляется полная автономия. - В.К.), присваивается наименование: "Единая трудовая школа". Установление исключительной важности и принципиальности: не образование вообще, которое якобы обладает ценностью само по себе ("делает культурным", "расширяет кругозор", "выводит из темноты и невежества" и прочие "украшательства"), а прямое указание на решающий фактор индивидуального и общего благосостояния, силы и достоинства, экономической конкурентоспособности и независимости.
8-я, 26-я, 27-я, 29-я, 30-я, 31-я и последняя, 32-я статьи коротко и ясно определяют, в чем именно состоит и проявляется школьная демократия, превосходящая демократию американской школы. На первом месте - избираемость всех школьных работников "в соответствии с постановлением о выборности всех педагогических и административно-педагогических должностей от 27 февраля 1918 г. и инструкциями Народного комиссариата по просвещению". Далее о составе школьного совета, который является "ответственным органом школьного самоуправления". В него входят: все школьные работники, представители трудового населения школьного района (1/4 от количества школьных работников), учащиеся старших возрастных групп, начиная с 12-летнего возраста (тоже 1/4 от количества школьных работников и одного представителя от отдела народного образования).
Далее о том, что внутренняя жизнь школьного коллектива в рамках постановлений центральных и местных органов Народного комиссариата по просвещению регулируется общими и групповыми собраниями школьного коллектива (как и с каким результатом это делается, лучше других показал Макаренко, создавший на основе "Положения" и "Основных принципов" блестящую, целостную теорию "собственно воспитания").
Полномочия школьного совета смотрятся сегодня как педагогическое чудо, как образец демократии. Неслыханной, невиданной и даже непредставимой. Особенно на фоне заумного словоблудия в Законе РФ "Об образовании".

В.В. КУМАРИН

 
  [Обратно] [На титульную] [Вверх]
 
© "Учительская газета"
Перепечатка материалов газеты допускается только c письменного разрешения редакции. Ссылка на "УГ" обязательна.