«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Философия оценки
Мотивации десятибалльной системы


Необходимо срочно решать проблему

Готовы к диалогу

Расчет подрывает чувство долга

Надежность обучения
Какой быть шкале отметок?


Интернет за колючей проволокой
Виртуальная жизнь реальной зоны


Амнистия действует. Бездействует чиновник
Государственные и общественные структуры не готовы к реабилитации вышедших из колоний подростков


Покупка без брака
Каждый из нас потребитель, а это звучит гордо


Я нарисую...свободу
Она там, за решеткой


Браво, Александр Сергеевич!
Мефистофель не сумел купить душу борца


Костюм достанется сыну
Так решил победитель нашего конкурса "Олимпийский прогноз"


Бродячие неучи
Почему Британия объявила прогульщикам войну


Никто не застрахован от болезни
Иногда детей приходится учить в больнице


Выставка-форум "Школа - 2002"
Из Сокольников - в завтрашний день


Кто любит детей, того любит Бог
За десять лет работы 25-й московской санаторной школы-интерната около 2 тысячи ребят с ограниченными возможностями поверили в себя


Ars longa
Интеллектуальный лабиринт для старшеклассников


"Презренный барометр"
География + экономика + информатика. Интегрированный урок. 10-й класс


Статфакты

Юрий Трутнев, губернатор Пермской области:
Нужно найти время заглянуть в глаза детей


Александр Зимин:
За качество образования должен отвечать директор школы...


По законам лицейского братства

Личное дело Левиных

Родина - это мама
Ее готовы защищать воспитанники военно-спортивного клуба "Десантник"


В гроте Ермака

Мальчишки лишними не будут

В Чайковском любят горные лыжи

Нильский крокодил Гоша живет в Чайковском

Когда улыбаются цветы

Ласку заменить трудно. Но можно!

Мы звенья одной цепи

"Муравейнику" - быть всегда

Двадцать тысяч на песни

Профилактика "пофигизма",
или Как усадить ребенка за уроки


Ваша дочь - падчерица

Красавка-ярославка

Этюды из детства
Не коржик, а курабье


Родительские истории
Как Мишка в университет ездил


Вместо "травки" кросс и армреслинг
Трудновоспитуемых спасает спорт


Молодые, не проходите мимо!
Взаимовыгодное партнерство избавит от дефицита специалистов


Раз ступенька, два ступенька...
Как, поступив в училище, закончить вуз?


Продолжаем тему

Пан Толстой

Вид изложения придется выбирать

Конец истории
Британские школьники не знают прошлого своей страны


Олег ХРОМУШИН:
Сочинение музыки - не озарение, а распорядок дня


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Олег ХРОМУШИН:
Сочинение музыки - не озарение, а распорядок дня


Мне казалось, договориться о встрече с Олегом Николаевичем Хромушиным будет нелегко. Занятой человек - композитор, заслуженный деятель искусств России, член Союза композиторов Санкт-Петербурга, профессор. Но ответивший по телефону голос был нетороплив и приятен. "Учительская газета"? Хорошо, жду вас через два часа".
Добираться недалеко, и за это время я ощущаю то радостное волнение, какое возникает при воспоминании детства. Залитая утренним солнцем площадка, шорох десятков стоптанных сандалий, зевки, смех. Пионерский лагерь. Линейка. Над всей этой светлой детской суетой - песни. Олег Николаевич - автор многих из них, и для меня он - часть того пестрого и веселого мира.
В его квартире уютно и пахнет пирогами. Жена, Нелли Хореновна, угощает чаем и разными вкусностями. За окном холодно и темно, а мы в густом аромате ванили беседуем о музыке.

Мы затронули тему музыки для детей, и я вспомнил, как в конце 70-х годов ко мне приехал продюсер из Англии. Я его повел на концерт, где выступал детский хор. Продюсер был поражен тем, что у нас профессиональные композиторы пишут специально для детей. В Англии такое не практиковалось. На сегодняшний день мы страну туманов "догнали". Детям теперь пишут поп-звезды, дети поют, подражая им, тычут в зал пальцами. Музыка остается взрослой, меняется только текст: про несчастную любовь в классе.
Думаю, что проблема начинается со школы. Я был на фестивале хоров средних общеобразовательных школ в США. Там хоры в школах обязательны. Ежегодно проводятся конкурсы на лучший школьный коллектив. Ребята поют великолепно. Вы футбол смотрите? Послушайте как-нибудь, как поют сорок тысяч американских болельщиков. В унисон. Они так воспитаны.
Наша потрясающая русская хоровая культура "бродит" лишь по верхам: ансамблям, театрам. Школа - выпавшее звено, музыка в ней почти как факультатив... Впрочем, все зависит от руководителя, у меня есть на примете несколько образовательных учреждений, где песня не считается пятым колесом в телеге.
- Какой должна быть музыка для детей?
- Такой же, как для взрослых, только лучше. Это сейчас забывают. Такое впечатление, что у детей хотят отнять детство. Его как основной лейтмотив не закладывают в музыку! Я согласен, дети должны подражать, но подражают они тем, кто сам копирует, и причем плохо. Подражание длится до определенного момента, потом начинается творчество. Когда я пишу для детей, стараюсь представлять, споют они это или нет. Учитываю современность в виде ритма. Ребенок не боится сложной музыки, к примеру атональной, он не умеет анализировать, как взрослый. Поэтому для него писать и легко, и очень сложно.
Моя музыка для детей началась с рождения дочери. Я поехал работать в Подмосковье, а в Москве в то время организовывали Большой детский хор Гостелевидения и радио. Попросили написать что-либо для ребят. Признаюсь, опасался: вдруг не получится. Написал для пробы песню "Соревнование" для дочери Елены Пахоменко. Принес на радио. Там возмутились: "Джаз для детей!" А для хора написал Первую кантату, где как раз та самая "Песня горна" (слова М. Садовского). Разразился скандал, редакция не хотела пропускать, но меня поддерживали дирижер и главный редактор. Потом музыка попала к тогдашнему председателю Госкомитета Лапину и... понравилась ему. Если бы вышло наоборот, то мне пришлось бы распрощаться с "детской" карьерой. Дальше пошло-поехало. Песню "Сколько нас!" (слова Л. Куклина) писал для Игоря Кио, но так получилось, что ее спел опять же Большой детский хор и получил в "Артеке" первую премию. Потом она зазвучала у японцев, немцев, испанцев.
- Для сочинения песни текст должен быть у вас перед глазами?
- Мне бы хотелось сначала писать музыку, чтобы не быть связанным ритмом стиха. В этом случае муки творчества испытывал бы поэт. Но в большинстве своем тексты, конечно, готовые.
- Сами не "грешите" стихосложением?
Олег Николаевич отрицательно качает головой, однако Нелли Хореновна его поправляет: "А "рыба"?"
Оказывается, какое-то подобие стихотворных строк все же возникает при создании песни. Нерифмованная грубая основа - "рыба". Задача поэта - облечь ее в достойную форму.
- Вот ведь прихоть судьбы! - продолжает Олег Николаевич. - Я никогда не писал стихов, но именно за них меня посадили. По доносу. В четырнадцатилетнем возрасте, будучи в оккупации, я якобы написал антисоветские частушки. Дали десять лет. По той статье, что была у меня, всякая музыкальная деятельность запрещалась. Но я здорово играл на аккордеоне, и это спасло. Попал через год в культбригаду из заключенных. Отсидел четыре года. Амнистировали после смерти Сталина.
Олег Николаевич рассказывает, как гастролировал по городам России в составе эстрадно-цирковой группы, как зарабатывал неплохие деньги и как однажды все бросил, решив вернуться в Ростов-на-Дону, где жили родители, чтобы продолжить музыкальное образование. Музучилище. Консерватория. Записи с оркестром радио Ленинграда, оркестром радио Москвы, которым руководил Юрий Силантьев. Вскоре - собственный джаз-оркестр Ленконцерта. Союз композиторов. И снова он все бросает ради одной-единственной цели: писать музыку.
- Трудно ее писать?
- Когда как. У меня нет неожиданного озарения, а есть распорядок дня. В шесть утра летом и в семь утра зимой я сажусь за стол и работаю. Все спят, говорит радио. Важно найти что-то, потом можно остановиться, зная, что будешь делать дальше... Как долго пишется песня? По-разному. Иногда за пятнадцать минут, иногда за месяц. Дело в том, что я не песенник. Я знаю больше жанров, мне гораздо легче подойти к той или иной песне.
Наша беседа вновь возвращается к теме музыкального образования, и Олег Николаевич недоуменно разводит руками:
- С моей стороны была попытка создать базу для выпуска музыкально одаренных, интеллектуально развитых, творческих людей. Такими, на мой взгляд, должны быть школьные педагоги. Три года я руководил кафедрой музыкального искусства в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов. Набрались студенты, приехал хор из Германии. В итоге: "Нам консерватория в университете не нужна". Кафедра стала кафедрой звукорежиссуры. Музыка - вещь тонкая, она абстрактна, рыночный спрос для нее - китайская грамота.
Дети не поют... А что им петь? Молодым композиторам, пишущим для них, никуда не прорваться. Они не востребованы. В былые времена, когда шло заседание секции песенной музыки в Союзе композиторов, новую песню слушали редакторы радио, телевидения, газет. Если она была хорошей, ее "раскручивали". Сейчас эфирное время дорого, а вместо мультфильмов с чудесными песнями - Дисней до 2006 года.
Должен заметить, что в провинции хорошую песню помнят и любят. И поют. Я часто езжу по России. Вижу, как горят глаза у детей, как они любознательны, как приятны и полезны им встречи с новой песней.
Олег Николаевич улыбается, припоминая курьезные случаи, произошедшие с ним в поездках.
- В Свердловске после концерта вышли на сцену две девочки, взяли меня за руки и стоят. Я ничего не понимаю. Потом их мама объяснила: хотели потрогать живого композитора. А в другом городе в школе собрали детей не того возраста, который был мне нужен, первоклашек. Они просят: "Покажи фокус!" Я знаю один-единственный - с пропавшей монеткой. Его и показал. Музыку не играл, зато привлек внимание.
Когда Олег Николаевич вышел из комнаты, Нелли Хореновна рассказала, как ее мужа спасла музыка. Несколько лет назад у него случился обширный инфаркт, и Олег Николаевич десять дней пролежал в реанимации. Как только его перевели в палату, он начал работать. Писать. И врачи, видя такое дело, убрали из палаты вторую кровать и поставили стол.
Да, музыка абстрактна. Она неосязаема и неподвластна законам рыночной экономики. Ее можно слышать внутри себя, но для этого ее необходимо любить. Тот, для кого она становится смыслом существования, наверное, счастливый человек. Он не реагирует на гул и скрежет мегаполисов. Он реагирует лишь на волнообразие бесконечных нот, льющихся из природы. Он слышит музыку, и музыка в благодарность возвращается ему голосами хоров и оркестров. Голосами детей.

Наталья АЛЕКСЮТИНА
Санкт-Петербург

 
© "Учительская газета"
Перепечатка материалов газеты допускается только c письменного разрешения редакции. Ссылка на "УГ" обязательна.
[Обратно] [На титульную] [Вверх]
 

Рейтинг@Mail.ru