«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Умер от родов сантехник Синицын
Что стало смешным, перестает быть страшным


Первым делом - знания и дисциплина
И никаких джинсов!


"Их правильность меня бесит"

Господи Боже, помилуй всех нас...

Кошмар у мусорки ...еще не кончился.
И никто не знает, какой вирус свалил детей


Опасно: образовательное пространство!
А выход есть - диалог, компромисс, сотрудничество


Вспомнилось...

Бить или не бить?
Как суд решит, так и будет


Куда смотрит милиция?
Этот вопрос Ирине Лопато задают почти каждый день


Учитель в авторитете
Уважения три века ждут


Дебилизация на фоне инфантилизации
Несвоевременно о своевременном


"Сестра моя, невеста..."
Не переведутся на Руси богатыри и красны девицы!


Поймите нас правильно

Вежливый отказ

Виталий Дьяченко:
Почти все современные достижения педагогики реакционны


Горе для ума
О вреде "лишних" знаний


"Запнуться" за орфограмму
Продолжение разговора об обучении грамоте


Прыжок кенгуру
Биология и география в задачах по физике


Спортивные курьезы
С Олимпиадой не соскучишься


Что взять с собой - компьютер или книгу?
Каким я вижу "источник знаний" XXI века


Заселение лучше колонизации

Понятно почти все
Особенно если используешь дополнительную литературу


Национальный статус
Имя Владимира Даля носит украинский университет


Москве и Петербургу в грантах отказано
В новой программе гуманитарных исследований - только регионы


Кто заказывает "научную музыку"?

Нужна не реклама, а качество
Четыре вуза и один филиал лишили лицензий


Самое жуткое - женщина, семья и... литература

Чуки-Куки

Следуя за судьбой артиста
"Кто ты?" - часто спрашивал себя Смоктуновский


Такая разная жизнь
Творчество - воспроизведение любви


Такая разная жизнь
Творчество - воспроизведение любви


Глупый порядок, Малиновый кордон...

Снимается кино

Юрий ЧЕРНОВ:
Мой самый близкий друг - теща


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Куда смотрит милиция?
Этот вопрос Ирине Лопато задают почти каждый день


- Тетя Ира, выпустите нас!
А-а-а!
- Чего они так кричат? - всполошилась я.
- Обычное дело. Надоело сидеть, - устало произнесла моя собеседница. - Подождите минуточку, включу им телевизор.
Вот так урывками между неотложными делами и проходила наша беседа с Ириной Александровной Лопато. То она выходила усмирять своих подопечных, то заходили сотрудники с бумагами, вопросами, неотложными делами. Обычный день начальника отдела профилактики по предупреждению правонарушений несовершеннолетних Московско-Рязанского линейного УВД. Расположен он в одной из башен Казанского вокзала.

Узенький коридорчик, две комнаты да "обезьянник" для маленьких бродяжек - вот и все апартаменты. Столы, стулья и несколько книжных полок составляют скудное убранство. Телевизор появился недавно - подарок спонсоров. Их, спонсоров, не так уж много, постоянно оказывает помощь лишь один из столичных фондов. Отремонтировали помещение для задержанных детей, купили телевизор.
- А так многим доброхотам приходится давать от ворот поворот, - говорит Ирина Александровна. - Появилась недавно какая-то ассирийка Хана с бутербродами, мол, жалко бродяжек голодных. Попросила ее убраться.
- Почему? - недоумеваю я.
- Не верю я в такую доброту. Не ве-рю, - для убедительности майор милиции трижды стучит ладонью по столу. - По опыту знаю, прикармливают детей чаще всего для корыстных целей. В прошлом году завели два уголовных дела на мужчин - любителей "клубнички". Тоже приручали сначала подачками.
Честно говоря, позиция Ирины Лопато мне поначалу показалась чрезмерно жесткой. Такая симпатичная, уютно-домашняя женщина, и столько жесткости в суждениях.
Между тем понять ее несложно: восемь лет здесь, на Казанском вокзале, "воюет" майор Лопато с малолетними бродяжками. Пришла сюда из школы. Отличник просвещения, завуч, поддалась на уговоры авторитетного милицейского начальника. Мол, очень нужны им такие активные, ратующие за детей люди. Хотя муж и дочка до сих пор не могут смириться с выбором "мамулечки". После школы-то хоть и виделись только по вечерам, но знали, что никуда не вызовут. А тут ночь-полночь, звонок, собирайтесь на работу, Ирина Александровна. То поймали на краже малолетку, то еще хуже: кого-то ножом пырнули...
- Я ведь тоже сначала, как вы, глаза нараспашку - верила всем на слово. Деньги давала, ведь клянутся мои подопечные, что не на что домой уехать. А через день-два опять их встречаю. Слушаю новые байки. Сочинять-то они мастера. Одежду носила, всех жалко, хотелось обогреть каждого.
Очень боюсь, что этих бродяжек мы так просто не переделаем. Ну выловим мы всех безнадзорных, выясним откуда, домой отправим. Ведь у них в большинстве своем мать или отец не лишены родительских прав. А дальше? Кто мне гарантирует, что этот Петя или Ваня через неделю-другую снова не объявится на вокзале? Ведь почему-то он сбежал из дома. А кто в эти причины вникает? Всех моих подопечных, по-хорошему-то, нужно отправлять в реабилитационные центры. С ними должны работать медики, психологи, специальные педагоги.
- Можно вас на минутку, - заглядывает в дверь один из инспекторов.
- Меня? - удивляюсь я.
- Да, вас. Мы отправляем на "скорой" в больницу пацана. Нужно, чтобы кто-то из посторонних акт подписал. Это недолго.
Я вопросительно смотрю на свою собеседницу.
- Надо так надо, - машет она рукой. - Только быстренько.
Помощи больше ждать не от кого, и я обреченно иду за инспектором.
- Да ничего страшного, - успокаивает меня инспектор. - У него всего лишь, наверное, чесотка. Вот он на скамейке в синей куртке, видите, руки все расчесаны, лицо. Адрес свой напишите вот здесь...
Парнишка лет десяти-двенадцати безучастно наблюдает за нашими действиями. Я подхожу к нему ближе, надо же видеть, за кого расписываюсь.
- Ой, а что это у тебя на голове?
- Клей. Что, не видно? - басит подросток.
- А как же его теперь смыть? - охаю я.
- Ты чо, волосы отрастут, сам отпадет.
Мужчина в белом халате, видно, фельдшер со "скорой", весело подмигивает мне.
- Я тут тоже пытался с ним беседовать. Послал...
Я ставлю свою роспись, возвращаюсь в кабинет начальника.
- Да, наша бумажная промышленность без работы не останется, - замечает Ирина Александровна. - Столько нам приходится актов, справок писать, горы бумаг. Да еще чтоб ни один проверяющий, ни один прокурор не подкопался. Бумаги-то мы заполним правильно, а вот как с ребятами быть? Вот всем хорош Федеральный закон "О профилактике безнадзорности...". Я его на днях снова с карандашом в руках проштудировала. Вроде внятно расписано. Да только в жизни-то все не так, не по закону. Хорошо, пусть детские приюты будут в ведении органов соцзащиты. Но они-то без милиции не могут работать с нашими подопечными. Все ругают нас: куда милиция смотрит? А я по закону больше трех часов бродяжку держать не могу. Даже если он в розыске находится, срок определен до 10 часов. За это время я сумею связаться, допустим, с Екатеринбургом, вызвать родителей? Нет, конечно. Вот и приходится голову ломать.
В законе написано о создании реабилитационных центров для бродяжек. Но где они? У меня на столе должен быть список телефонов, адресов, куда мне каждого из ребят можно пристроить: одного на время, пока ищут родителей, другого на полгода-год, чтобы профессию получил, третьего на обследование и так далее.
...Вот уже год живет на вокзале девятилетняя Ира Сыромятникова из Омска. Ее вместе с мамой можно днем видеть в переходах, на станциях метро. На груди у женщины плакат: "Помогите! Сатанисты не дают нам житья в родном городе. Скрываемся от них в Москве". Ирина Александровна не раз пыталась убедить мать, что девочка должна учиться, что ей не место на вокзале. Бесполезно. Да, есть такая статья в УК о привлечении родителей к ответственности, если они не занимаются должным образом воспитанием и обучением детей. Но удалось ли хоть кому-то применить эту 156-ю на практике? И к психиатру маму Ирочки принудительно нельзя направить. По закону нужно ее добровольное согласие. И какой у этой истории будет конец - неизвестно.
А взять Любочку Макарову. Намаялась тогда с ней майор милиции.
...Симпатичная трехлетняя девчушка плакала и звала маму.
- Она давно здесь, - объяснили милиционеру сердобольные пассажиры. - Наверное, подкинули.
Так Любочка попала в комнату инспекторов. О себе девочка ничего не смогла рассказать - только имя сообщила, да то, что была с мамой. Куда девать подкидыша? В Дом малютки уже не берут. В детский дом без документов - сложно. Ирина Александровна привела девочку домой.
- Такая славная девчушка. Домашние к ней привязались. А что делать? Горе-маму надо все равно искать. Дали объявление в газете, в программе "Жди меня" (с этой телевизионной передачей у Лопато крепкие связи. Их киоск-то здесь на вокзале принимает объявления).
Нашлась у Любочки родня, но не мама, а бабушка. Приехала за внучкой из Пермской области. Оказывается, мамочка-то рванула в столицу за очередным возлюбленным. А дочь стала помехой... Хорошо, бабушка у Любочки степенная, рассудительная. В надежные руки девочку отдали.
- Вот такие случаи вспомнишь - легче на душе.
Ирина Александровна отвечает на мой вопрос о радостях профессии. Рассказывает, как однажды помогли певице Ирине Понаровской. Дочь певицы оказалась в комнате инспекторов по самой прозаичной причине. Ее не встретили на вокзале, а дорогу в метро девочка не знала. Но адрес свой знала назубок. Доставили домой без промедления. Но такое приятное дело выпадает инспекторам довольно редко.
- Я сама в школе отработала пятнадцать лет, - рассказывает Ирина Лопато. - Переживала за своих ребят: не придет кто-нибудь на уроки, звонишь родителям, беспокоишься, что случилось. А сейчас какое-то всеобщее "наплевательство". Взять моего любимчика Сашу Тарнапольского из Озер. Четырнадцать лет, смышленый паренек, с ним интересно общаться. А почти год здесь на вокзале околачивается. Дома у него что-то не так, школе все равно, избавились и ладно. Так он привез еще одного дружка из той же школы. А позавчера еще двоих помладше. Спрашиваю: "Вам-то что дома не сидится, в школе не учится?".
- Дак Сашка говорит, что в Москве денег - во! В автоматы будем играть, все покупать, - слышу в ответ.
- Представляете, - горячится Ирина Александровна, - этот Сашка, его слово важнее родительского, важнее учительского авторитета. Мы, взрослые, губим детей своим равнодушием, нежеланием понять, почувствовать их.
Манит, зовет мальчишек эта "красивая" жизнь. И противопоставить ей ни школа, ни родители ничего не могут. Скучно в классе, тоскливо дома, взрослым недосуг. И множится племя беспризорников. Бегут из дома чаще всего мальчишки. Скольких нормальных мужчин, хороших отцов недосчитается наше общество в будущем?
А пока майор милиции Ирина Лопато мечтает дожить до такого времени, когда работа ее отдела будет точно соответствовать названию. Потому что сегодня на профилактику правонарушений времени-то почти не остается.
- Время диктует свои статьи, - философски замечает майор милиции.
- Как это? - недоумеваю я.
- Очень просто. Года два назад у нас в ходу была 150-я статья Уголовного кодекса. Привлечение несовершеннолетних к преступным действиям. В основном это касалось провоза наркотиков. Для этой цели использовали детей, даже дошкольников. Идет взрослый, а с ним за руку малыш, у которого в колготках, или еще где, то самое зелье. Теперь этой беды нет. Может, другой путь нашли? С прошлого года у нас пошли 213-я и 214-я - хулиганство и вандализм. Участок-то у нас большой - наша ветка Перово, Раменское, Люберцы, Воскресенск, Голутвин. Казалось бы, радоваться, что в Раменском построили прекрасный стадион. Местная футбольная команда попала в высшую лигу, и там теперь проводятся матчи. Но вот беда, если играет "Спартак" или "Динамо" - мы все "на ушах стоим". Ждем сюрпризов от футбольных фанатов. Заказываем дополнительные поезда, вызываем ОМОН. Но куда там! Разгоряченные фанаты все крушат, ломают... Лето для нас теперь без выходных.
В этом году вырисовывается еще одна неблагоприятная ситуация. Идет рост судимостей по 158-й за кражи. Наши подопечные накопили силы, объединились и стали сами себе добывать на житье-бытье. Может, подавать им стали реже и меньше.
Радостей в работе майора милиции Ирины Лопато мало. Проблемы, проблемы, проблемы. Вот они рядом за дверью в "обезьяннике". Каждый из бродяжек - клубок проблем. Распутать бы по одной, понять, откуда, почему взялась. Да разве на это есть время? Да и о чем задумываться? Начальство сверху отдает приказ - подчиняйся. За тебя думают другие.
- Мое счастье, а может, и несчастье в том, что я пришла в милицию после долгих лет работы в школе, - говорит Ирина Александровна. - Я привыкла докапываться до сути.
Кто сегодня воспитывает детей? Школа? Нет, она только учит, да и то не всех. Семья? Она в большинстве случаев оказалась к этому не готова. Осталась улица. Верно заметил на недавнем совещании по проблемам беспризорности знаменитый директор 825-й Владимир Караковский, что "эпопея, которая поднимается вокруг этой проблемы, говорит о режиме чрезвычайщины". А надо сейчас говорить о системном и глубоком воспитании детей с колыбельного возраста. Если этого воспитания нет, то отлавливай детей, не отлавливай - все бесполезно. И то правда. Погрузили всех бесхозных детишек в милицейские машины, кареты "скорой помощи", отправили в приюты, в больницы. А что там произошло с ними? К примеру, из 520 бродяжек, доставленных в Морозовскую больницу, в первые же дни сбежали 489. Снова их отловили... Так врачам, медсестрам столько головной боли прибавилось. Какие только способы не изобретали, чтобы утихомирить этих чадушек, рвущихся на волю. Одна была отрада у медиков, что быстро подлечат и выпишут. Только вот куда? В приюты, где не знают, как подступиться к детишкам, желающим только одного - убежать от всей этой преснятины. Бродяжничество у них уже в крови.
- Можно ли вернуть таких детей к нормальной жизни?
Этот вопрос заставил Ирину Александровну задуматься.
- Хочется верить, что можно, - сказала она. - Каким образом? Рецепт прост. Он у нас на стене висит в коридоре. Обратите внимание, когда уходить будете.
На стене я увидела плакат: "Люби меня тогда, когда я меньше всего этого заслуживаю, потому что тогда я более всего нуждаюсь в любви".

Надежда ТУМОВА

 
© "Учительская газета"
Перепечатка материалов газеты допускается только c письменного разрешения редакции. Ссылка на "УГ" обязательна.
[Обратно] [На титульную] [Вверх]
 

Рейтинг@Mail.ru