«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Умер от родов сантехник Синицын
Что стало смешным, перестает быть страшным


Первым делом - знания и дисциплина
И никаких джинсов!


"Их правильность меня бесит"

Господи Боже, помилуй всех нас...

Кошмар у мусорки ...еще не кончился.
И никто не знает, какой вирус свалил детей


Опасно: образовательное пространство!
А выход есть - диалог, компромисс, сотрудничество


Вспомнилось...

Бить или не бить?
Как суд решит, так и будет


Куда смотрит милиция?
Этот вопрос Ирине Лопато задают почти каждый день


Учитель в авторитете
Уважения три века ждут


Дебилизация на фоне инфантилизации
Несвоевременно о своевременном


"Сестра моя, невеста..."
Не переведутся на Руси богатыри и красны девицы!


Поймите нас правильно

Вежливый отказ

Виталий Дьяченко:
Почти все современные достижения педагогики реакционны


Горе для ума
О вреде "лишних" знаний


"Запнуться" за орфограмму
Продолжение разговора об обучении грамоте


Прыжок кенгуру
Биология и география в задачах по физике


Спортивные курьезы
С Олимпиадой не соскучишься


Что взять с собой - компьютер или книгу?
Каким я вижу "источник знаний" XXI века


Заселение лучше колонизации

Понятно почти все
Особенно если используешь дополнительную литературу


Национальный статус
Имя Владимира Даля носит украинский университет


Москве и Петербургу в грантах отказано
В новой программе гуманитарных исследований - только регионы


Кто заказывает "научную музыку"?

Нужна не реклама, а качество
Четыре вуза и один филиал лишили лицензий


Самое жуткое - женщина, семья и... литература

Чуки-Куки

Следуя за судьбой артиста
"Кто ты?" - часто спрашивал себя Смоктуновский


Такая разная жизнь
Творчество - воспроизведение любви


Такая разная жизнь
Творчество - воспроизведение любви


Глупый порядок, Малиновый кордон...

Снимается кино

Юрий ЧЕРНОВ:
Мой самый близкий друг - теща


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
"Запнуться" за орфограмму
Продолжение разговора об обучении грамоте


Однажды весьма заслуженный учитель русского языка на вопрос, как его ученики относятся к правилам орфографии, ответил кратко, но исчерпывающе: "Как к каре небесной...". Прекрасно осознавая неизбежность этого "зла", школяры и мечтать не смеют о том "счастливом" времени, когда бы вся эта орфография сгинула в одночасье. И в самом деле, зачем она нужна, если не за тем, чтобы мучить бедных детей?!
Прямое назначение орфографии - воспрепятствовать разнобою в написании, который неизбежен при наличии возможных вариантов буквенного обозначения звуков в слабой позиции.
Орфография необходима там, где письмо теряет опору на произношение, вследствие чего возникают варианты возможного написания, из которых верен (соответствует норме) лишь один: О или А, Е или И, Б или П, Н или НН, раздельно, слитно или через дефис и т.д.
Имеется множество орфографических приемов, применение которых обеспечивает выбор верного варианта написания при наличии нескольких: проверка произношением звука в ударном или безударном слоге, в положении перед гласным, сонорным, перед твердым согласным, при устранении стечения согласных и т.д.
А это значит, что пишущий не только должен "запнуться" за орфограмму, но и мгновенно оценить ее, иначе он не сможет выбрать нужный прием, даже располагая их полным набором. Вот почему нельзя изучать или повторять орфографию, не подведя под нее фонетический, орфоэпический, графический фундамент.
Как пишет об этом Н.Н.Алгазина, "очень важно добиться, чтобы правила были руководством к действию для учащихся в практике их письма".
Безусловно, вся эта работа должна сопровождаться упражнениями по развитию фонетического слуха школьников и умения отыскивать "опасные" для правописания места по наличию вариантов буквенного обозначения звука в слове.
Поскольку подавляющее большинство правил русской орфографии имеет "адресное" назначение - связаны с правописанием определенной морфемы и части речи, - в фундамент орфографии необходимо добавить изучение или повторение следующих разделов и тем из курса русского языка:
- состав слова и основные способы словообразования;
- структура частей речи;
- значение, морфологические признаки и синтаксические функции частей и частиц речи.
Эта работа также должна сопровождаться упражнениями по разбору слова по составу, выстраиванию словообразовательных цепочек, определению принадлежности слова к той или иной части речи, восприятию их грамматических категорий.
Все это не только подведет необходимейший фундамент под орфографию, не только высветит перед учениками те трудности, которые возникают при переносе устной речи в письменную форму, но и заложит основы для формирования у учащихся представления об орфографии не как о каре, а как о единственном якоре спасения для тех, кто хочет научиться грамотно писать по-русски.
Мы должны помнить, что орфография - это система, а не простой набор правил. Следовательно, изучать ее и надо как систему, а не "пристегивать" ни к какому иному разделу науки о языке. Задачи орфографии сами по себе специфичны и многотрудны, попутное же решение этих задач разрушает систему орфографии, лишая ее какой-либо логики. Не случайно, что выпускники школы не в состоянии сколько-нибудь вразумительно ответить на самые простые вопросы об основах русской орфографии.
По какому же "проекту" построена русская орфография? Как известно, в ее основе лежат четыре принципа, каждый из которых предлагает свои способы преодоления возможных затруднений в правописании: морфологический принцип предлагает опираться на произношение звука в сильной позиции, фонетический - на произношение звука как в сильной, так и в слабой позиции, дифференцирующий принцип связывает написание со значением слова или морфемы, традиционный принцип требует запоминания графического облика слова.
Если орфографическое правило есть руководство к действию, а задача учеников "состоит в овладении приемом учебной работы, рекомендуемым правилом", то вполне логично попытаться проанализировать правила школьного курса русского языка с точки зрения того, какие приемы они рекомендуют. В результате этого анализа выясняется, что таких приемов с их разновидностями всего четыре и что они соответствуют четырем названным выше принципам орфографии. В соответствии с этим распределяем по четырем группам правила и те части правил, в основе которых лежат различные орфографические принципы.
Преимущество предлагаемой нами классификации правил по приемам состоит прежде всего в том, что она исходит из сущности и задач самой орфографии - направлять мыслительные действия детей на целесообразное использование приемов, обеспечивающих грамотное письмо. Тем самым мы препятствуем смешению различных, хотя и тесно связанных уровней языковой системы. Такое смешение приводит к формированию противоположных, одинаково ошибочных, но типичных, к сожалению, представлений. С одной стороны орфографии отводится роль как бы "подсобника", растворяющегося в грамматике. С другой - орфографии и пунктуации присваивается чуть ли не статус языка в целом. Чем иначе объяснить чудовищное невежество или недобросовестность тех, кто в средствах СМИ так формулирует темы для всенародного обсуждения: "Надо ли менять правила русского языка?", "Готовы ли вы встать на защиту русского языка от разрушения его реформаторами?". И т.п.
Странно, что приходится объяснять, казалось бы, само собой разумеющееся: язык - многовековое творение многих поколений народа. В силу своего предназначения - служить средством общения - язык консервативен, самодостаточен и развивается по собственным внутренним законам, которые даже не всегда может объяснить наука. Поэтому ни реформировать, ни тем более разрушить язык, пока жив говорящий на нем народ, не под силу никому. Также неподвластна реформированию сложившаяся веками система русской орфографии. Речь идет не о развале, а как раз об укреплении русской орфографии путем ее унификации, устранения многочисленных, не имеющих смысла отступлений и исключений из правил. А это уже совсем иное дело.
Вторым преимуществом предлагаемой нами классификации правил орфографии, объединенных общим приемом, является то, что она позволяет знания и умения, полученные при изучении одного правила, перенести на все остальные правила данной группы. А это не только облегчает и ускоряет в значительной мере процесс обучения, но и формирует у школьников комплексное представление о целой группе явлений, готовя почву для формирования навыка.

Нина СМИРНОВА,
доцент, кандидат филологических наук
Омск

 
© "Учительская газета"
Перепечатка материалов газеты допускается только c письменного разрешения редакции. Ссылка на "УГ" обязательна.
[Обратно] [На титульную] [Вверх]
 

Рейтинг@Mail.ru