«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Внуки Коменского
За что им жалеть дедушку?


Детство всегда счастливо,
или Семь поводов к разрушению "Карфагена"


Откройте двери!

Эксперимент по экономии денег

Владимир Базарный: Мальчик никогда не смирится с тем, что девочка умнее его

И школа хорошая, и квартиру дали...
Все началось с рубрики в нашей газете


Преступность пошла во власть...

Музей - хранитель доброты
Малоярославец. Средняя школа N 1. В этом году у нее юбилей - 90 лет.


Какой слон лучше: серый или розовый?

Стиль Иванова,
или Как работает развивающее управление


Калужская область
Пантомима, микрокомпьютер и кирпичики мироздания


Ростовская область
Под руку с Уайльдом


Новосибирская область
А что у нас в черном ящике?


Ленинградская область
Быть мастером, а не подмастерьем


Алтайский край
Юру - на абразуру!


Новгородская область
Идеи Пиаже - в жизнь


Липецкая область
Наши люди в Авиньоне


Иркутская область
Ангарский летописец


Самарская область
От Кротовки - до Москвы


Московская область
Физик, лирик и уникум


Москва
Вне выбора личности нет


Кировская область
Жизнь - игра?


Пензенская область
Что есть истина


Свердловская область
На крыльях призвания


Ивановская область
Строгий романтик


ЕГЭ сдается один раз
И сдать его нужно так, чтобы не было мучительно больно...


О награждении государственными наградами Российской Федерации работников образования

В библиотечке школьного библиотекаря - хорошее пополнение

Без российских учебников как без рук

Поделись находкою своей,
И она к тебе не раз еще вернется


Есть идея? Дерзай!
Только такой подход может встряхнуть коллектив


Выкручиваться приходится "предкам"
Стипендии едва хватает на проездной


Хобби-клуб,
или Как выжить преподавателю ссуза


Тыква для Тельца
Фармацевтика из бабушкиного сундука


Красота

Генеральная уборка вместо... гимнастики

Оксана Пушкина:
Прежде всего доверяю себе


Товарищество высшей парфюмерии

Графиня Соллогуб из рода Самариных
Она считала, что для супружеского счастья нужна прочная тихая любовь


Пропущенные уроки
Я жил с классиками на одной улице


Письма с Петровки

Илья Перевозчиков:
Все вместе мы были, есть и будем красивыми


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Народ, да не тот


- Многие средства массовой информации в последнее время выражали свое сомнение по поводу правомерности обсуждения сегодняшних учебников истории на заседании Правительства России 30 августа. Так вот, я был на этом заседании и могу сказать, что правительство имеет право ставить вопрос об учебнике истории, адекватном современному общественному развитию. Выступление Касьянова, конечно, могло показаться резким, но, в принципе, его надо воспринимать спокойно, как справедливую помощь школе. И видеть в нем если не намек, то законное недоумение власти.
Дело было 4 октября, накануне Международного дня учителя. На "круглом столе" в пресс-центре "Известий" директор Института российской истории РАН Андрей Сахаров выступал первым. Завязка его речи была на удивление краткой. Академик сразу же перешел к основной части.
- Мы должны привыкать к тому, что прежняя история себя исчерпала. Переписывать ее, как в былые годы, конечно же, бесполезно. Этим мы ничего не добьемся.
Зал облегченно вздохнул, но академик продолжал говорить.
- Мы должны не переписать, но передумать свое прошлое! Это касается не только отдельных эпизодов или "героев", но и общества в целом. В прежних учебниках мы слишком много внимания уделяли низшим классам, а то и вовсе деклассированным слоям населения. А вот имущие классы - дворянство, духовенство, чиновничество - у нас явно недолюбливали. Давно пора пересмотреть не только историческое значение нашей кровавой Октябрьской революции, но и государства вообще, народа вообще.
О народе следует сказать отдельно. Долгое время он считался чем-то священным и неприкасаемым. Его следовало только любить. Но давайте хоть раз представим себе реальный облик нашего народа, например, в начале ХХ столетия. Безграмотная, полунищая толпа, большую часть которой составляют люди до 35 лет (последствия неконтролируемого демографического взрыва второй половины позапрошлого века), озлобленная войной до крайности. Нигде в мире не было такого количества униженных и оскорбленных людей, как в тогдашней России. И вот такие люди восстали. Очевидно, что такой народ не за что, да и незачем любить. Учить этому просто бессмысленно!..
Сначала был ужас. У меня даже потемнело в глазах. Одного этого высказывания было достаточно, чтобы зачеркнуть всю русскую историю и культуру. Не только советскую или революционно-демократическую, а всю. Толстого, обучающего крестьянских детей грамоте. Чехова, бесплатно лечившего нищих. Достоевского, надорвавшегося в сострадании "униженным и оскорбленным". Пушкина, хотя и написавшего "русский бунт", но все же призывавшего "милость к падшим".
Я потряс головой. Академик продолжал говорить об основах будущей концепции исторического образования российских школьников. О том, что коллективизацию проводил не Сталин, а огромные массы крестьянства, еще со времен Столыпина. О том, что декабристы - миф и историческая фальсификация, а Павел Пестель - прежде всего убийца и антисемит, а потом уже дворянский революционер. О том, что позором русской власти давно уже следует называть не только Ивана Грозного, но и Петра I. О том, что присоединение Сибири, Средней Азии и Кавказа - цивилизационный тупик...
И тогда пришел гнев. В конце концов человек, выступавший передо мной, не был ни полунищим, ни безграмотным. По общему мнению или, по крайней мере, по должности он до сих пор считался ведущим специалистом в области истории моей страны и моего народа. Он не мог не знать, что все сказанное им - ложь. Не мог он и не понимать той ответственности, которую должен нести за свои слова перед народом и властью человек, занимающий такой пост. Впрочем, если его народ до сих пор не заслужил любви, то, вероятно, ответственностью перед ним можно было и пренебречь. Что же до власти... Хотя нет, я решительно отказываюсь верить, что кто-либо из современных российских политиков (даже ненавидимые многими Чубайс или Немцов) решился бы так откровенно сформулировать свой социально-исторический заказ. В конце концов мозги любого нормального чиновника защищены множеством стереотипов, не позволяющих самому крутому реформатору перешагнуть рамки привычной для него действительности. Напротив меня сидел не подкупленный, а торгующий интеллектуал. Человек, не озвучивающий чьи-то чужие мысли, а предлагающий свой научный вес и свой мозг к розничной продаже. Бывший коммунист, который...
В конце концов это было бы его личное дело. Но в чем провинился народ? За какие грехи его сознание опять собираются подвергнуть глобальной ломке? Во имя чего этот ученый хочет экспериментировать над своими согражданами и их детьми? Неужели во имя построения "гражданского общества"? Но ведь ему первому должно быть известно, что такое общество прежде всего создается не оплевыванием собственных предков, а объединением всего народа как минимум на основе уважения к своему прошлому.
Выступавший следом за Сахаровым директор Института всеобщей истории академик Александр Чубарьян, понимая это, пытался исправить хотя бы самые грубые ошибки своего коллеги. Он говорил о работе с населением и СМИ, о переподготовке учителей, об "умелой подаче фактов", смещающей не столько оценки прошлого, сколько акценты его изучения. Одним словом, о консолидации общества в деле создания собственной истории. Но сидящий рядом с ним главный российский историк упорно не желал поступиться даже малой частью своих идей.
Через два часа я выходил из знаменитого овального зала "Известий", с тяжелым чувством разглядывая замечательные мозаики на темы советской истории и прикидывая, что же будет с моим народом, брошенным и оболганным теми, кто должен был хранить его память. А на следующий день была школа. Участники первого тура конкурса "Учитель года" давали свои блестящие уроки о Ермаке и о третьей Государственной Думе. И впервые видевшие их дети с жаром, перебивая друг друга, спорили об освоении Сибири. Не о том, нужна нам Сибирь или нет, а о том, какую именно пользу русские люди получили от этого края и какое добро принесли туда сами.
Артем ЕРМАКОВ,
кандидат исторических наук
 

 


На титульную страницу