«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Взялся за гуж, сними "Повелителя луж"
Пустить в прокат добрый детский фильм труднее, чем снять


От боевика - к десяти заповедям
Мир эстетических ценностей неизменен


"Коммандос" против ВДВ,
или Школьника надо не только учить читать


Режиссура дьявола
Мы перестали реагировать на добро и зло


Что ни дом, то дети в нем
В Уфе разработана комплексная программа по увеличению рождаемости


А двойки ставить будем?
Или Кому нужна вечерняя школа...


Полечи меня, свистулька!
Как организовать уроки физкультуры для тех, кто от нее освобожден


Ностальгия

Школьный "Урожай" накормил Владивосток

Ваш адвокат

Спасибо. Чек не нужен

Дайте голодному невод, рыбу
он поймает сам


Оазис в пустыне,
или Чему учат в Новой гуманитарной


Эстетика битых бутылок
Как сохранить нравственное и физическое здоровье ребенка в детском саду


От прялки до фрегата...
Живая история Красногорска


Лубочная школа,
или учить по-русски


Завещание Ключевского
Великий ученый считал, что история - надзирательница. Она ничему не учит, а только наказывает


Уроки Зайцева,
или Диктант с указкой


Михаил ХОДОРКОВСКИЙ:
Либо мы участвуем во всемирной гонке, либо ее проигрываем


Сергей Монахов, ответственный секретарь Федерации Интернет Образования:
Воспитание поколения людей-делателей


Владимир ФИЛИППОВ, министр образования РФ:
Каждый райцентр - в сеть


Ирина ХАКАМАДА, заместитель председателя Госдумы РФ:
На внедрение информационных технологий в российское образование требуется 400 миллиардов долларов


Владимир РЫЖКОВ, депутат Государственной Думы РФ:
Государственные органы власти отстают от российского бизнеса


Александр Асмолов, зав. кафедрой психологии личности МГУ:
От культуры полезности - к культуре достоинства


Семен Мушер, директор интернет-программ Федерации Интернет Образования
Техника мертва без людей


Евгений Сабуров, директор Института проблем инвестирования
Человек играющий


Надежда КОЛЬБА, заместитель губернатора Красноярского края
Федерация Интернет Образования не решит все проблемы за нас


Ученики давным-давно обогнали своих педагогов

Компьютерофобию лечат в центрах ФИО

Возвращение из рая

Когда учителя перестанут удивляться, что некоторые их коллеги умеют пользоваться интернетом?

Региональные центры ФИО

Новое поколение - "Поколение.ru"

WWW.Архив.ug

Шалва АМОНАШВИЛИ: Улыбка моя, где ты?
Без нее не выбирайте, пожалуйста, педагогическую профессию


Новости

Виктор Садовничий:
Самое страшное в науке - потерять горизонт


Адыгейский вариант
Самым динамично развивающимся вузом России признан юный Майкопский государственный технологический институт


Я - не изгой, а пасынок России
И в эти дни - немой ее укор


Тогда еще люди покупали калоши

"Старайтесь видеть во мне христианина и человека"
Этот завет Гоголя исполняется лишь сейчас


Книга - враг мой?
В ожидании настоящей повести


Ушаков на земле, в небесах и на море

Юлий Ким:
Я занял 200 рублей и вернулся к себе в школу


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама



 

 

 
Оазис в пустыне,
или Чему учат в Новой гуманитарной


Вы знаете, что такое "осина"? Большинство из нас, не задумываясь, с ходу скажет: "Конечно!" Кто-то замешкается с ответом, почуяв в вопросе какой-то подвох, осторожно кивнет: "Да". А если вам принесут несколько разных веточек, вы отличите ветку осины от веток тополя или ольхи? Нет? И все-таки вы знаете, что такое "осина"? Ученик Новой гуманитарной школы, где директорствует Василий Георгиевич БОГИН, на вопрос ответил бы примерно так: "Я знаю, что это слово обозначает дерево, но мое знание неполное. Я знаю только на уровне слов и не знаю на уровне представлений". Странные какие-то ученики в этой частной школе.

Как вообще люди становятся педагогами? Одни по стечению обстоятельств (не поступили в иняз или в мед), другие случайно (пединститут оказался ближе всего к дому) и лишь немногие потому, что хотят и могут быть учителями. Василий Георгиевич Богин педагогом стал, как говорится, "не благодаря, а вопреки". Если бы лет тридцать назад его бывшим школьным наставникам сказали, что их ученик станет учителем, а потом и директором школы - никто бы не поверил. Потому что с точки зрения советской школы Богин был абсолютно "неправильным" учеником. Выпадающим из системы: хотел знать то, что не положено, а что положено, знать не хотел. Мыслить не гнушался, а главное, сомневался, что происходящее на уроках в родной школе (и не только в ней) - это как раз то, что нужно, чтобы стать образованным человеком. Поэтому одной из главных причин, по которой Богин, как он сам выражается, "полез в педагогику", было осознание того, что это одна из самых проблемных областей.
Семейные традиции в выборе профессии тоже сыграли не последнюю роль. Родители Василия Георгиевича с красными дипломами окончили Ленинградский университет. Учительствовали.
В начале 90-х годов Богин ушел из гособразования и создал частную школу, которую с гордостью называет оазисом. Потому что сегодня российское образование напоминает пустыню, которая все неотвратимее надвигается на всех нас, и школы, где детей по-настоящему учат, а не калечат как личность, можно пересчитать по пальцам. "В нашей школе детей учат. И у нас есть результат", - говорит он.
В Северном округе столицы - сто пятьдесят школ, и если ученики этой маленькой частной школы всегда оказываются в призовых тройках на ежегодных окружных школьных олимпиадах, то, пожалуй, это что-то значит.
В школе Богина детей учат думать и анализировать. Учат мышлению. Не только во время занятий по предмету, который так и называется "Мышление", но и на уроках русского языка, литературы, математики, физики. Если ребенок учится мышлению, он лучше видит и понимает все вокруг. Кстати, о математике. Богину нередко задают вопрос: "В вашей школе нет математики?" - "Это центральный предмет". - "Тогда почему школа называется гуманитарной?"
Действительно, почему? И что это такое - "предметы гуманитарного цикла"? Лингвистика - точная наука или гуманитарная? А география? Деление наук на "точные-неточные" весьма спорно и к названию школы Богина отношения не имеет. "Вы знаете, как раньше официально называлась средняя школа? - спрашивает меня Богин. - "Единая политехническая трудовая общеобразовательная средняя школа". Поэтому наше название отчасти придумано в пику старому. У вас единая политехническая, у нас - новая гуманитарная. Гуманитарная от выражения humanum est. Мы учим детей мышлению, рефлексии, речи и многому другому, что делает человека человеком. Математика развивает мышление, физика - умение работать с идеальными объектами, моделями, которые позволяют понимать суть вещей и явлений. Значит, нам нужны физика и математика".
Помимо предметов, общих для всех школ, ученики Новой гуманитарной изучают риторику и экономику. Этим, конечно, сегодня никого не удивишь. Но есть предметы, которые изучают, пожалуй, только в школе Богина. Например, "Анализ текста", "Литературное творчество". Как проверить, понял ребенок что-то в творчестве, скажем, Салтыкова-Щедрина или нет? Задавать вопросы по содержанию сказки? Попросить "выделить главную мысль"? Или предложить ученику самому написать сказку в стиле Салтыкова-Щедрина? Скорее всего третий вариант. Я читала эти сказки. Ученики Новой гуманитарной школы особенности творчества Салтыкова-Щедрина понимают.
В названии школы есть еще одно прилагательное. Новая. Почему "новая"? Те, кто побывал на уроках в этой школе, таких вопросов не задают. Здесь учат по-новому. И дело не только в способах обучения, когда на уроках используется видеокамера, а ребенок, выполняя домашнее задание, наговаривает на диктофон свой ответ, который потом разбирается в классе. Ученик может со стороны увидеть, как он работал, услышать и сам оценить результаты собственной работы. Уроки в Новой гуманитарной школе необычны, и не важно, проводятся они традиционным способом или в основе лежит эксперимент. Они качественно другие, потому что ребенок сидит в классе не с извечным вопросом "спросят - не спросят?", а делится своими мыслями по обсуждаемой проблеме, придумывает способы решения, находит ответы на возникающие у него вопросы.
Преподавательским составом школы ее директор откровенно гордится, потому что проблема кадров для школы частной стоит так же остро, как и для государственной. Казалось бы, чего легче - набрать учителей в частную школу: платят там значительно больше, чем в государственной, любой преподаватель с радостью пойдет туда работать. Любого Богин не возьмет. Учителей для своей школы искал долго и трудно: в вузах, в Центре гуманитарного образования, в институте усовершенствования учителей, в Российской академии образования, научным сотрудником которой он сам уже числится несколько лет. С некоторыми познакомился, будучи экспертом Федерального экспертного совета по учебникам, давал объявления в газету. Больше половины обращавшихся отсеивались по телефону. Тем, кто приходил для беседы, показывал, как в школе проводятся уроки. Потом новичок давал свой урок, как правило, в самых сильных классах, которые "уже ничем не испортишь". "Мне важно, чтобы человек не только физику понимал, но мог ее детям объяснить, - говорит Богин. - Учитель волен сам, по своему усмотрению подбирать учебники, строить уроки. Мне не важен процесс, мне важен результат. Обученный ребенок".
Богин не любит слово "руководитель". "Знаете разницу между терминами "руководство" и "управление"? Руководство - это когда кто-то ставит цели и задачи и требует их выполнения от подчиненных. Управление - это когда кто-то сверху не приказывает, а думает, как использовать интересы, желания, вкусы и способности участников общего дела на пользу этому делу. Я - за управление".
Как принято рассуждать во многих частных школах? Раз платишь деньги - значит как бы учишься. Ты делаешь вид, что учишься, мы делаем вид, что учим. Главное, плати. Общеизвестно, что в частных школах учатся дети обеспеченных родителей. "Когда все есть, то ничего не нужно". И порой ребенок начинает думать: "А зачем мне вообще учиться?" Возникает проблема, которую Богин называет проблемой "жизненной силы". Как вы думаете, почему в Москве большинство людей, которые чего-то добились в жизни, родом из провинции? Потому что у москвичей срабатывает синдром "я живу напротив Большого театра", то есть зачем мне туда идти, когда вот он - рядом.
Чего больше всего боятся директора школ? Комиссий с проверками. Комиссии для директоров - хуже казни египетской. И не важно, частная это школа или государственная. Василий Георгиевич комиссии вызывает сам. Из институтов, из методкабинетов. Чем больше реальных проверок, разных профессиональных оценок со стороны, тем лучше. "Мне нужна правда, - говорит Богин, - потому что я хочу учить детей по правде, и если наши результаты не такие, как нам самим кажется, то я не хочу жить в блаженном неведении".
Однажды к Богину пришел наниматься на работу учитель из очень престижной частной школы. Походил, посмотрел, послушал. И говорит: "Странно! Я всегда был уверен, что директор частной школы - это прежде всего менеджер. А вы не менеджер. Вы - педагог!"
Ольга РЕШНЯК

 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу