«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Так хочется работать в России...

"Ботаники" за бугром, или
Менделеев, торгующий периодическими таблицами


Право на порядок

Солнце над крышей, на которой лежит мина

Николай ШВАРЦМАН, глава районной сельской администрации:
Денег не хватает, но зарплата - дело святое


Детей учить - не рыбу ловить!
Почему новый начальник Департамента образования решил нарушить любимую традицию


Ваш адвокат

В списках не значится

Подписка-2001

Знания - лучшие инвестиции
Все, что было "учреждением", станет "организацией". А за образование в профлицее или колледже придется раскошелиться


"УГ" - гнездо для "пеликанов" и менеджеров

Власть духа или власть...
Идеологический заказ общества - какой он?


Сокольники как зеркало российского образования
В Москве завершилась V Московская международная выставка
"Школа-2001"


Дай лапу, Лева...
В России собакам давно пора поставить золотой памятник


"Восточная" стрелка указывает на Иртыш

Интеграл без понятия предела - беспредел,
или Зачем математика водопроводчику


Все простые люди - страдатели
Литературная игра "Умницы и умники" по рассказу Н.С.Лескова "Левша"


Меняя хозяев, изучи уставы

Знаковый термин
В народе - "внешколка"


"Добрая воля"
Проект воспитательной игры


Вечера открытых дверей

С кнопкой SOS - в третье тысячелетие
День продержаться в школе еще можно, а вот ночь простоять - не всегда


"Иду на вы"
Британские учителя объявляют решительный бой школьным хулиганам


Прививки от рака
Секрет спасения хранит... сама опухоль Сенсация


О пользе военных сборов,
или Как были придуманы сапоги-скороходы


Коротконогий Сталлоне - акселерант
А долговязый Шварценеггер?..


Новости

Призрак Мотылькова

Анатолий Слепышев:
Мои русские мужики похожи на французов


Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Луч света, утвержденный гороно,
или "Гроза", которая разбудила отца семейства


Ужин проходил также в узком семейном кругу. Отец с сыном пожирали глазами телевизор, увлекшись хоккеем, и не замечали, что им подкладывает в тарелки Ирина Владимировна.
- Пап, - сказал сын в перерыве хоккейного матча, - Каштанка вызывает родителей в школу.
- Это которая Муму? - зловеще поинтересовался отец.
- Это которая учительница по литературе, - мужественно сказал сын, готовый умереть за правое дело.
- Опять что-нибудь натворил? - поинтересовался Пряхин необыкновенно тихим зловещим голосом, соображая, сумеет ли он физически воздействовать на сына, который перерос его на полголовы.
- Пап, концептуальные расхождения, - обреченно пояснил сын, припоминая, когда в последний раз его пороли.
- Ну, дождешься ты у меня, - решительно пригрозил отец, вспоминая, что в молодости занимался рукопашным боем.
- Разбирайтесь без меня, - самоустранилась Ирина Владимировна, - у меня по дому забот хватает.
- Лично пойду в школу, - заявил Пряхин, пытаясь вспомнить хотя бы один прием рукопашного боя, - я тебя выведу на чистую воду.
Учительница литературы ничего общего не имела с Каштанкой, она больше походила на болонку. Пряхин вдруг осознал тоску и безысходность тургеневского Герасима из "Муму".
- Крайне запущенный ребенок, - неприязненно сказала учительница, открывая классный журнал и тыча пальцем в то место, где у Пряхина-младшего красовалась жирная двойка.
Пряхин пробормотал нечто похожее на "му-му", не желая обострять отношения.
- Вы знаете, что сказал ваш сын сегодня на уроке? - спросила учительница-болонка, изображая почти обморок. - он заявил, что Катерина из "Грозы" - не луч света в темном царстве!
- Какая наглость, - согласился Пряхин, - ну молодежь пошла, нет ничего святого.
- Именно, ничего святого, - почти закричала учительница, негодуя. - Что им первый бал Наташи Ростовой, что им страдания молодого Чацкого, прибывшего из дальних странствий...
- Из таких вырастают Молчалины, в руке у них не дрогнет пистолет, - сурово поддержал Пряхин.
- Молчалин был не вооружен, - пояснила учительница, закатывая глаза.
- Но злые языки страшнее пистолета, - попытался спасти свой престиж Пряхин. - А почему Катерина - луч света в темном царстве? - неожиданно ляпнул он невпопад.
- Ну знаете ли! - болонка походила теперь на разъяренную львицу. - Вот откуда появляются дикие дети. - Она резким движением открыла учебник литературы на нужной странице. - Читайте... черным по белому.
- Катерина - луч света в темном царстве, - прочел Пряхин, от напряжения шевеля губами.
- Каково? - восторжествовала учительница. - Черным по белому так и написано... и никто этого не отменял, ни роно, ни гороно, ни облоно...
- Я с ним разберусь, - торжественно поклялся Пряхин, пятясь спиной под неприязненным взглядом учительницы-болонки.
Дома Пряхин долго шагал по прихожей, стараясь возбудить в себе яростный, праведный гнев. И только потом ворвался в комнату сына.
- Катерина - луч света в темном царстве! - возбужденно прокричал он.
- Папа, не луч она, - тихо возразил сын, пряча глаза, полные мысли, - я тебе объясню, понимаешь, статья Добролюбова...
- Не надо мне твоих объяснений, - Пряхин заметался по комнате, еще больше распаляясь. - В учебнике так и написано черным по белому...
- Что за шум? - заглянула в комнату Ирина Владимировна.
- Полюбуйся! - снова прокричал Пряхин. - Вот откуда берутся дикие дети.
- Нормальные дети, - попыталась погасить вспыхнувшее пламя гражданской войны Ирина Владимировна. - В чем, собственно, дело?
- Удивительно запущенный ребенок, - продолжил крик Пряхин, - и ты в этом виновата, - бросил он тяжкое обвинение жене... - Постановление по Катерине было, что она не луч? - спросил он грозно. - Сверху указание было? Не было... Да что там постановление, что ему учебник, плевать он хотел на роно, гороно, на... - Пряхин потерял нить обличения... - на...
- Облоно, - еле слышно подсказал сын.
- Не подсказывай! - обозлился еще пуще Пряхин. - Нет, доберусь я до тебя, обязательно доберусь! - Он стремительно выскочил из комнаты, выталкивая перед собой расстроенную жену.
Восстанавливая пульс и дыхание, Пряхин прошел на кухню и включил телевизор: шел второй период хоккейного матча, но счет еще не был открыт.
- Мне бы их заботы, - бормотал Пряхин, окончательно успокаиваясь. - Как там было раньше? - пытался он вспомнить свои школьные годы. - Да, пожалуй, уже и тогда Катерина была лучом, утвержденным Наркомпросом.
Он с тревогой мысленно перебрал всех своих родственников и родственников жены, бабушек и дедушек, но отклонений не обнаружил... Вполне нормальные люди, которым и в голову бы не пришло копаться в Добролюбове и прочих разночинцах...
Быстро отошли вешние воды, отцвели яблони, городской рынок набирал зеленую силу.
- Пап, - сказал сын, подсаживаясь к отцу, который был не в духе: трансляция футбольного матча подходила к концу, наши проигрывали. - Пап, я сегодня сдавал экзамен по литературе.
- Ну, - буркнул равнодушно Пряхин, не отрываясь от телевизора.
- Двойку получил, - сообщил сын будничным голосом.
- Как! - ахнул Пряхин, теряя интерес к футболу. - Ты понимаешь, что говоришь?
- Пап, попался вопрос - "Сила характера Катерины в пьесе Островского "Гроза". Я и сказал - силы нет, характера нет и не луч Катерина в темном царстве... а по Добролюбову они и слушать не захотели...
- Ты понимаешь, что натворил, - пришел в панику Пряхин и заметался по кухне. - Удочки собраны, мотыль куплен... Донки, жерлицы, кружки... - Пряхин схватился за голову, - железнодорожные билеты в кармане, каша сварена, Петрович в деревне начал подкормку рыбы...
- Пап, - сын, похоже, осознал, что он натворил, он искренне старался успокоить обезумевшего от горя отца. - Пап, через неделю пересдам двойку, билеты поменяем, кашу я съем... а Петровичу в деревню дадим телеграмму, чтобы кормил рыб дальше...
Пряхин беспомощно сидел спиной к телевизору, а Ирина Владимировна с испуганным лицом искала в аптечке валидол.
- Год ломается пополам, и в разгаре лето, тополиный пух по углам, непорядок это, - бормотал Пряхин пришедшие на ум дурацкие стихи, ожидая сына с переэкзаменовки по литературе.
- Пап, - незаметно вошел в комнату сын, - тройку поставили.
- То-то же, - возликовал Пряхин-старший, - значит, все-таки она - луч в темном царстве!
- Луч, - тихо согласился сын, и мысль в его глазах потухла.
- Где наши мотыли? - радостно закричал Пряхин. - где наши опарыши, все, сматываем удочки! Ирина! - позвал он жену. - гроза миновала... Большой сбор! Трубы зовут!

Виктор МАТОСОВ

 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу