«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
"С девочкой спасенной на руках"
У памятника Вучетича был соавтор


В конце сороковых в Восточном Берлине, в Трептов-парке, был открыт мемориальный ансамбль в честь советских воинов-освободителей. Венчала композицию фигура солдата "с девочкой спасенной на руках". Кто не знает этот памятник?.. Было даже стихотворение такое - "Солдаты мира", включенное в обязательную школьную программу в странах бывшего СССР еще лет десять-пятнадцать назад, на котором выросло не одно поколение нашего некогда большого Отечества.

Нам долго рассказывали, что солдат из Трептов-парка - некий собирательный образ. На самом деле хорошо знакомый всем воин с опущенным мечом в одной руке и маленькой девочкой, которую он бережно поддерживает другой, - лицо вполне конкретное. Зовут этого человека Виктор Михайлович Гуназа, и живет он в Днепропетровске. 14 мая двухтысячного он отметил свое 75-летие. Стало быть, когда он позировал скульптору Вучетичу в мае 1945-го, ему было двадцать. Удивительно, что и автор памятника тоже родом из Днепропетровска.

ХХ век. Бродивших по дорогам
Среди пожарищ к мысли привело:
Легко быть зверем
И легко быть Богом.
Быть человеком - это нелегко.

Константин Ваншенкин

Однажды восемь лет назад
...Май 1992 года. Западный Берлин. Моя подруга Маргарет и ее муж Дитер, члены профсоюза преподавателей Германии, по приглашению которого я находилась у них в гостях, в один из выходных предложили мне поехать с ними на природу. По такому случаю Дитер, работавший в администрации Берлина, даже сменил официальный костюм на тенниску, брюки для отдыха и сандалии, а на голову водрузил соломенную шляпу, всем своим видом показывая, что отдых не имеет ничего общего с ежедневным "протоколом".
Приехав в городской парк и побродив по прохладным тенистым аллеям, мы направились к летнему кафе под открытым небом. Мы пили зеленое берлинское пиво и слушали, как рядом о чем-то перешептывались волны прелестной речки, а местные музыканты играли в унисон какую-то тихую музыку... Вокруг было множество отдыхающих - жители Берлина используют выходные исключительно для того, чтобы расслабиться после напряженной трудовой недели. Детей катали на лодках по речке, покупали им мороженое и огромные, с полкило весом, пирожные.
Насладившись зрелищем, музыкой и общением, мы вновь отправились бродить по парку. Но буквально через несколько сот метров оказались в полной изоляции. Это был тот же парк и те же аллеи, но, кроме нас, там никого не было. Вскоре "кончились" деревья, и взору открылась картина, знакомая с детства по телепередачам и картинкам из учебников: это был мемориальный комплекс в Трептов-парке и возвышающийся над ним солдат с девочкой.
Памятник стоял на постаменте, сам постамент - на зеленом холме, и казалось, что воин возвышается не только над площадкой, а взмывает над парком и всей страной. Очевидно, таковым и был замысел авторов. Поднявшись по ступенькам к полому постаменту, мы вошли внутрь. Надписи, сделанные там ветеранами войны и нашими туристами, равнодушно читать было невозможно. Особенно контрастировали они со звенящей вокруг тишиной. К горлу подкатил ком... Не думаю, чтобы мои друзья-немцы захотели сделать это специально, с целью показать истинный итог победы во второй мировой. Скорее всего мы просто шли по парку, и мемориал оказался по пути. Или был запланирован как местная достопримечательность.
В любом случае поездка в Трептов-парк осталась в моей памяти одним из наиболее сильных впечатлений за все постсоветские годы.


Вучетич и Гуназа
С Виктором Михайловичем Гуназой, позировавшим скульптору Евгению Вучетичу для памятника солдату с девочкой, я познакомилась ровно через восемь лет, в мае 2000-го, благодаря коллеге-телевизионщице. Мы беседуем в его квартире, рассматриваем фотографии, и, хотя прошли годы и годы, я понимаю, что видела в Трептов-парке именно его, так велико внешнее сходство.
- Я не вписываюсь в нынешнее время, - неторопливо, будто взвешивая каждое слово, говорит Виктор Михайлович. - Вырос я и прожил большую часть жизни при советской власти. И если мы при той системе были винтиками, то сейчас из народа и вовсе сделали быдло. Нас ежедневно унижают и загоняют в угол. Нам, старшему поколению, это до боли обидно, но мы прошли огонь и воду, для нас это только очередное испытание. А что делать новым поколениям, ради которых мы шли на такие жертвы?.. Бедные дети!..
Он родился на Днепропетровщине, здесь же перед войной учился в сельскохозяйственной школе. В 17 лет ушел добровольцем на фронт, при освобождении Криворожья был ранен, там же лежал в госпитале. Всего отшагал военными дорогами тридцать два года. Получив после войны специальное образование и всю жизнь прослужив кадровым военным, вырастил троих сыновей, которые пошли по стопам отца и стали офицерами. Жена, Маиса Васильевна, тоже ветеран войны. В трудное для страны послевоенное время она собирала детей-беспризорников и учила их в начальной школе. Полгода назад Маисы Васильевны не стало. Сам Виктор Михайлович в то время перенес тяжелую операцию и, едва придя в сознание, узнал эту страшную новость. "Двадцать лет она мучилась после инсульта, - вспоминает он, - лишилась речи... Но пока она была жива, и мне было легче. А теперь вот остался как сирота..."
Всегда ли он хотел быть военным и что для него вообще означает слово "война"?.. "Мне нравилась школа, где я учился, и учителя. Моя первая детская мечта - быть как учитель", - говорит он. Очевидно, так оно и случилось бы, если бы не война. Тяга к школе, к детям есть у него и сегодня. Недалеко от дома, где сейчас живет Виктор Михайлович, находится днепропетровская средняя школа N 78, ее воспитанники много лет были дружны с Евгением Вучетичем. А теперь дружат с Виктором Гуназой.
Но когда и при каких обстоятельствах они впервые встретились, Вучетич и Гуназа?.. "Мы шли, освобождая страны Европы, форсированным парадным маршем, по 50-55 километров в сутки, - рассказывает Виктор Михайлович. - Дошли до населенного пункта Мариацель под Веной. Я был тогда командиром стрелкового взвода. Держать дивизию в населенном пункте было нежелательно, так как мы стесняли местных жителей. Поэтому нас вывели на лужайку, где вскоре был установлен палаточный городок... Вдруг там появился незнакомый человек в гражданской одежде. "Кто вы и зачем вы здесь?.." - спросил я, но он не предъявил документов. Тогда я повел его к дежурному по полку. Он показал удостоверение сотрудника газеты и назвался - Вучетич..."
"На следующий день, - продолжает В.М.Гуназа, - он снова пришел и начал со мной разговаривать. Попросил приготовить постамент и деревянный меч - по его замыслу этим мечом солдат должен разрубить фашистскую свастику... Постоянно советовался, спрашивал: а как вы думаете?.. а как вы хотели бы?.. Сам сбил из досок постамент и выстрогал меч. Затем говорит: чего-то не хватает. Нужно, чтобы солдат держал на руках ребенка, мальчика. Я возразил: пусть, говорю, будет девочка, все же продолжательница рода человеческого... Девочек у нас не было, но я позировал так, будто держал на руках девочку..."
Таких встреч было две. Скульптор делал наброски, показывал их... А потом в Восточном Берлине, в Трептов-парке, открыли мемориал. "Живьем" Виктор Михайлович никогда памятника не видел. Но вскоре после открытия там побывал один из его сыновей, написавший: "Папа, ты так там похож..."
Больше автор памятника и его герой не виделись. Но Вучетич пытался наводить справки. Сестра Виктора Михайловича рассказывала впоследствии о письме из Академии художеств. Однажды они были совсем рядом: в 1970 году Евгений Вучетич приехал в Венгрию, в Южную группу войск, где служил В. Гуназа, зашел в штаб группы "Поиск" и попросил разыскать солдата, позировавшего ему 25 лет назад. Виктора Михайловича нашли, вызвали в музей, сказали: приехал знаменитый скульптор. Только не судьба была встретиться: у Вучетича случился сердечный приступ и его увезли в больницу.
А еще через год ребята из группы "Поиск" 78-й днепропетровской средней школы - той самой, что теперь находится рядом с домом В. Гуназы, - встречались с Е. Вучетичем... В 1974 году скульптора не стало. В Днепропетровске, на пересечении улиц Комсомольской и К. Либкнехта, есть дом, на котором со стороны улицы Комсомольской можно увидеть мемориальную доску. На ней слова: "Здесь в 1908 году родился народный художник СССР, Герой Социалистического Труда Евгений Викторович Вучетич".


Добро пожаловать
на планету добра!
Итак, памятник солдату с девочкой впервые появился в Берлине в полном ансамбле 8 мая 1949 года. Бывшие "братья по классу", восточные немцы, вначале хотели вылить его из меди. "Наши" предложили выполнить работу из высококачественной бронзы в Ленинграде. Более сорока лет памятник охраняли - и наши, и немцы. В 1990 году, 22 декабря, сняли почетный караул, убрали охрану. "Когда стало известно, что памятник передали властям Берлина, - говорит В. Гуназа, - то советский почетный караул - 16 человек - был расформирован. Их поблагодарило командование, они получили отпускные и стали после этого неразговорчивые..."
Нельзя сказать, что все эти годы к памятнику вообще никто не приходит. Приходят, наверное, в основном бывшие наши фронтовики и их близкие. Очевидно, и цветы приносят. Но не покидает ощущение, что и памятник тоже "теперь остался, как сирота". Не будем вспоминать, какими мотивами руководствовались первые лица бывшего СССР, приняв решение о его установке на земле Германии. Воздвигнутый "как символ нашей славы, как маяк, светящийся во мгле", этот памятник, без сомнения, воспринимается сегодня немцами не как символ победы над фашизмом, а как символ победы над их страной. В то же время не иссякает поток гуманитарной помощи от нынешних немцев в страны бывшего Советского Союза, и Германия не устает принимать на жительство все новых и новых наших эмигрантов, оказывая им всевозможные виды социальной помощи.
Нельзя заставить граждан объединенной Германии полюбить памятник так, как любили его мы. Многим он нравится до сих пор: он наш и мог родиться только на нашей земле. Это памятник нашей истории, нашей жизни и несбывшимся надеждам.
Поэтому он всегда будет чужим на земле Германии, наш солдат с девочкой. Возможно, и впрямь где-нибудь в Москве, под Курском или над кручами Днепра, у него были бы тысячи друзей. Так же, как и у десятков других памятников нашим солдатам-освободителям, никому не нужных сейчас на Западе. Что же касается Виктора Михайловича Гуназы, то кроме троих сыновей у него сегодня шестеро внуков и маленький правнук Алеша. "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины..." - читает он любимого Константина Симонова, и я говорю: "Ну какой же вы "винтик", Виктор Михайлович?.. Разве "винтик" в состоянии вырастить сыновей, продолжающих по сей день воспитывать собственных детей в духе любви и преданности к своей бедной Родине?.."
Кроме 78-й школы, рядом с его многоэтажкой находится городской детский дом. В это многотрудное время они поддерживают друг друга, дети-сироты и старый осиротевший солдат. В глубине души он по-прежнему "солдат мира". Пусть не в глобальном смысле, а всего лишь здесь, среди непростых детских судеб.
Татьяна УШАКОВА,
Дмитрий КРАВЧЕНКО (фото)

 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу