«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Что выбирает молодое поколение,
или Итоги приема-2000


Престиж - явление общественное
А общество хочет одного - денег


Безработная молодежь: гуманитарии и строители

Рейтинг абитуриента

Единый государственный экзамен,
или Эта вещь будет посильнее Фауста Гете


Борьба за грант
Подарок, который надо вернуть


Шесть долларов за предмет
Количество желающих пройти платное тестирование увеличилось в 30 раз


Марийский камертон

Село не резервация для неудачников
Что и доказали супруги Кадыровы


Мгновения

"Мы уже забыли, когда нам задерживали зарплату"

Деньги из-под земли?
Как повысить зарплату, не наделав долгов


Жемчужины смуглого города

"Лестница" человечности

Музей уральской "паутины"

Академики из Муравейника

День гуся - международный праздник

Уроки конкурса "Учитель года России√2000",
или Вальс цветов в свете теории электролитической диссоциации


Театральное рандеву
Из 4000 желающих в "Щепку" попадают только 25 счастливчиков


"Малахит" первой степени
Российскую экономику спасут вузы


Землетрясением можно... управлять
Уникальные научные исследования в Кубанском госуниверситете уже сегодня позволяют реально прогнозировать "капризы природы"


Вопрос-ответ

Педагоги и философы плетутся в хвосте...

Курганский опыт

Вечные слова
В издательстве "Наука" вышла книга "Отечественные лексикографы ХVIII-ХХ века"


Круговорот знаний
Биосферная этика для третьеклассника


Что под "крышкой"?
Новый вид рукоделия - сборка компьютеров


О серьезном - увлекательно,
или Почему Фарадей был тружеником


"Русские" идут
Бить баклуши в школе - тоже полезно


Борис Шабалин:
У меня сердце железное. Я - танкист...


Мы учим уроки...

Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Мгновения


Чего только не увидишь, не услышишь и не передумаешь за час езды в пригородной электричке! В последнее время я часто вспоминаю свое детство и невольно сравниваю наше поколение с нынешним.
До сих пор не могу привыкнуть к подросткам, продающим газеты в самый разгар учебных занятий. Ежедневно вижу блуждающих по вагонам братьев-близнецов с грязными матерчатыми сумками через плечо. Мальчишки не просят милостыню. Они собирают бутылки. Я вздрагиваю, когда слышу за спиной знакомый хрипловатый голосок: "Подайте Христа ради бумажную денежку!" Знаю, что через минуту меня дернет за рукав сероглазая девчушка лет пяти. С полупьяной матерью "на буксире". Девочка плохо говорит, она не знает, что такое новогодний подарок под елкой, но жизнь уже научила ее отличать хруст бумажной купюры от звона презренных медяков...
...У окошка перешептываются две бабульки. Одна хвалится, что статьи ее внучки с превеликой радостью печатают в районной газете. Товарка кивает: "В МГУ будет поступать?" - "Да что ты?! На какие ж деньги?! Дай Бог, техникум найти какой подешевле. Обидно, конечно, да чего тут поделаешь. Не одна моя внучка такая невезучая. Ей бы лет на десять пораньше родиться"...
...Напротив меня два отпрыска "новых русских" с цинизмом престарелых жуиров обсуждают внешность "химички": "А ничего тетка, ножки классные. Ее бы приодеть слегка. Что ли папику сказать, чтоб он ей на 8 Марта нормальные колготки купил?" Дикий гогот обрывает телефонный звонок. Мальчишка вынимает из кармана мобильник и выговаривает невидимому папику, мол, тот не прислал машину и теперь бедный сынуля трясется в электричке вместе с "лохами"...
Слушаю разговоры в вагоне и чувствую себя стареющей врединой, потому что так и подмывает влезть в беседу подростков и укоризненно покачать головой: "Почему вы называете себя Пит и Боб, вам неуютно жить Петей и Борей? Почему вы говорите "йес" вместо "да", "уау!" вместо "ого!"? Чем вас не устраивают наши родные песни, книги, фильмы? Почему вам не нравится быть русскими?!" Но ни о чем таком я не спрашиваю, потому что иногда смотрю телевизор. Дети-то чем виноваты? Они любят то, что слышат и видят изо дня в день. Им даже не из чего выбирать.
И я опять вспоминаю свое детство. Конечно, "в наше время и вода была слаще". У нас были разные семьи, разное воспитание, разный материальный достаток, но никому из нас и в голову бы не пришло, что, как сказал мой бывший ученик, "масло и колбасу едят только богатые". Наши папы и мамы не спивались с такой страшной скоростью. А вопрос "поступать ли мне в институт?" означал всего лишь "хочу я этого или нет?", а не "есть ли у родителей энная сумма денег?". Мы испытывали уважение даже к самой нелюбимой, зловредной "училке", потому что она много знает. Мы тащили домой всякую бездомную живность, распевали во время трудовых десантов "Тонкую рябину", проглатывали гордые слезы, когда слушали во время парада "День Победы". А главное, мы, как и положено детям, видели мир в разноцветных тонах и верили, что все наши мечты сбудутся.
Так уж сложилось, что все важнейшие вопросы в нашей стране звучат чисто риторически. Всем давно известно "кто виноват?". Дружно разводим руками на "что делать?". Крик больной совести "куда Россия катится?" давно уже стал привычным дополнением к пьяному "ты меня уважаешь?". Мы даже разучились вежливо выслушивать чужие жалобы на наше же "как дела?". И все-таки. Что же мы делаем с нашими детьми?

Ольга РЕШНЯК

 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу