«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Логика альтруиста:
беречь детей, не жалеть себя


Золотое правило здоровья,
или Новый государственный заказ


Все по закону

От слов к делу

Восток и запад встретились в России
Хрустальный пеликан улетел в Калининградскую область


Особый случай
Человеку надо дать шанс, не уронив его достоинства


Хобби

Барышня и хулиган

В сердце трещины разлук...
В альбом участникам Всероссийского конкурса "Учитель года-2000"


У пятиклашек все "аят-аят"

Маклинские авантюристы
Школа как источник хорошего настроения


Счастливый директор
Золотая медаль - не лучший повод для гордости


Официоз

Из кризиса - к достойной жизни
Национальная доктрина образования в Российской Федерации


Совет предложил. Государство одобрило
Указ Президента Российской Федерации
О присуждении премий Президента Российской Федерации в области образования за 1999 год


Десять лет спустя
Наш корреспондент проехал по местам своих прошлых командировок


Ученические истории:
След


Вандалы XX века
У людей всегда находились причины, чтобы разрушать памятники


Кухня коммунальная - самая музыкальная,
или Ваш выход, Понтий Пилат!


Жизнь гения не может быть правильной
Джон Леннон - не исключение


Смысл жизни - страдание
Но зачем страдать зрителю?


Бедность - не порок
Как документальному кино дойти до зрителя


Подпольщики с Новой площади
Беседа с заместителем председателя Международной Федерации детских организаций доктором педагогических наук Алексеем Волоховым


"Седов" не опускает паруса
Легендарный корабль вернулся к родным берегам


Святая наука - расслышать друг друга

Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Ученические истории:
След


Одна тогда была защита: укус в ответ. Не в силу возрастных особенностей, нет - все мы были напичканы провинциальным добродушием, искренностью, все мечтали втайне обаять и покорить огромный тоскливый город. Просто никто не думал щадить наши подростковые души...
В учебном корпусе ПТУ, недавно отстроенном и пахнущем терпким запахом клея, на четвертом этаже был актовый зал. Как любили мы, квелые от бесконечных дождей, пробираться на его сцену, тарабанить одним пальцем на пианино "цыганочку" и слушать глухой стук капель по крыше. Бархатный занавес стелился по деревянному настилу, и нам не хотелось думать о том, что существует где-то урок и ведет его химичка, которая, дав нам задачу, ходит меж рядов и жует ванильные бублики. Нас, получающих месячную стипендию в 7 рублей и дерущихся в столовой за добавку постылых макарон, этот сладкий хруст завораживал и угнетал одновременно.
Как-то, застав нас за дурашливыми сценками, где мы изображали из себя, что на ум придет, замполит стал в дверях и скрестил руки на груди. Самая трусливая, Ленка, затараторила оправдания. Остальные молчали. Сухой, строгий замполит выслушал Ленкины невесомые объяснения, постоял еще секунду и, не произнеся ни слова, запер нас в актовом зале на весь вечер. Лишив ужина. Так же монотонно барабанил дождь, так же таинственно мерцало пианино, и, скрючившись в креслах, спали мы, усталые и заплаканные, в любимом месте.
После этого актовый зал стали запирать. Только в замочную скважину можно было поглядеть на пыльные зрачки софитов и на багровое одеяние кресел.
Выдавали нам всем ярко-голубые куртки, костюмы-тройки не по размеру, рейтузы и две пионерские рубашки. Жалкое, должно быть, мы являли зрелище, когда шли строем в кинотеатр. На просмотр серьезного фильма. Сидящие сзади парни плевали нам в спину семечки и хихикали: "Пэтэушницы". Старуха билетерша предупреждала: "Увижу, режете сиденья, руки оторву!" А мастер, надсаживаясь, кричала, чтобы мы запомнили раз и навсегда, что это - не дом терпимости, если хоть одна убежит с сеанса, вся группа останется без завтрака. И мы смотрели. Заплеванные шелухой, под неусыпным оком билетерши. Потом торопились на плохо освещенную остановку, еле успевали на троллейбус. Ехали и знали, что будем ночевать в красном уголке общежития. Соседствуя с крысами. Потому что нарушили положение: "Вход в общежитие только до 21 часа!" Комендант встречала нас с ухмылкой, показывая глазами на стеклянную дверь, а бунтовщицам давала затрещины. Увесистые и звонкие. Приговаривая со сдавленной ненавистью: "Понаперлись тут... из деревень!"
Мягче всех к нам относились математичка и литераторша. Первая курила на переменах в кабинке туалета, сильно кашляла и никогда не кричала. Двоечниц журила по-матерински, а от наших набирающих силу резкости и грубости таяла, пугалась, пропадала. В ней была необыкновенная воспитанность. На каждое гадкое слово она кашляла в аккуратный кулачок, отворачивалась, словно сглатывая услышанное, и продолжала урок. Делясь какой-нибудь забавной жизненной ситуацией, она хитро щурилась над спущенными на нос очками. Любила музыку. Купила мне на свои деньги абонемент в Капеллу. Весь год мы с ней слушали Моцарта. И когда я садилась рядом, в пэтэушной рубашке, в плохо подогнанной, великоватой юбке, она закрывала глаза. Пряча в платок дрожащий подбородок.
Литераторша так беззаветно любила литературу, что не замечала наших глупых комментариев, не видела, как мы красимся на уроках. Она жила стихами и в стихах. Близоруко всматривалась в прогульщиц и вновь улетала в неведомую нам даль. "Среди миров, в мерцании светил, одной звезды я повторяю имя..." На выпускном вечере она подарила некоторым по книжечке стихов Кольцова и сказала, что неудовлетворенность действительностью - это импульс для творчества. И еще сказала, что с удовольствием поможет всякому, кто задумает продолжить обучение...
Прошло уже больше десяти лет. Нет теперь ПТУ. На дрожжах прошлого вырос Лицей. Многие из нас не выдержали. Уехали обратно. В заветную глушь провинции. Две девочки из группы сидят в тюрьме. С одной столкнулась недавно на вокзале. В потоке разномастных дачников мелькнуло вдруг знакомое лицо. Короткая стрижка, круглые карие глаза. Пиджак с чужого плеча. Грязные брюки. Ботинки на босу ногу. Алена. Наша гитаристка-самоучка. С нарочитым азиатским акцентом, мальчишеской походкой. Улыбнулась криво. Хрипло поздоровалась. Из кармана пиджака, как из жерла вулкана, горлышко водочной бутылки. На лице свежие шрамы. "Заходи в гости".
Я не зашла.
Наталья Алексютина
 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу