«Учитель года» «Образовательное право» «Граждановедение» «Мой профсоюз» «Военное образование»
У Ч И Т Е Л Ь С К А Я   Г А З Е Т А

   

Содержание
Логика альтруиста:
беречь детей, не жалеть себя


Золотое правило здоровья,
или Новый государственный заказ


Все по закону

От слов к делу

Восток и запад встретились в России
Хрустальный пеликан улетел в Калининградскую область


Особый случай
Человеку надо дать шанс, не уронив его достоинства


Хобби

Барышня и хулиган

В сердце трещины разлук...
В альбом участникам Всероссийского конкурса "Учитель года-2000"


У пятиклашек все "аят-аят"

Маклинские авантюристы
Школа как источник хорошего настроения


Счастливый директор
Золотая медаль - не лучший повод для гордости


Официоз

Из кризиса - к достойной жизни
Национальная доктрина образования в Российской Федерации


Совет предложил. Государство одобрило
Указ Президента Российской Федерации
О присуждении премий Президента Российской Федерации в области образования за 1999 год


Десять лет спустя
Наш корреспондент проехал по местам своих прошлых командировок


Ученические истории:
След


Вандалы XX века
У людей всегда находились причины, чтобы разрушать памятники


Кухня коммунальная - самая музыкальная,
или Ваш выход, Понтий Пилат!


Жизнь гения не может быть правильной
Джон Леннон - не исключение


Смысл жизни - страдание
Но зачем страдать зрителю?


Бедность - не порок
Как документальному кино дойти до зрителя


Подпольщики с Новой площади
Беседа с заместителем председателя Международной Федерации детских организаций доктором педагогических наук Алексеем Волоховым


"Седов" не опускает паруса
Легендарный корабль вернулся к родным берегам


Святая наука - расслышать друг друга

Архив номеров

Архив номеров в текущем номере газеты

Реклама

 

 

 
Смысл жизни - страдание
Но зачем страдать зрителю?


"Человек рожден для счастья, как птица для полета". Свой очередной сезон Московский государственный театр эстрады открыл премьерой спектакля "Птицы" по пьесе драматурга Жени Унгарда. Его жанр заявлен интригующе - "светопреставление".
Два человека на фоне черной дыры - Тонкий (Геннадий Хазанов) и Толстый (Вячеслав Войнаровский). Чуть ли не с первых реплик зритель понимает: Тонкий - из породы страдающих эгоистов, лишний человек, терзающийся мыслью "Зачем я живу?" Нигилист на современный лад, интеллектуал, скептик, к тому же воинствующий, которого раздражают все, кто счастлив. Это, впрочем, не мешает ему жизнерадостно напевать вместе с Толстым разнообразные мелодии, запросто переходя от "Листьев желтых" к "Беловежской пуще", и виртуозно пританцовывать.
Толстый - равнодушный добряк. В жизни у него есть такие радости, как получка, аванс и выпивка с друзьями.
Почему "Птицы"? - спросит читатель. В первом действии режиссер и драматург еще помнят о том, какое название они дали спектаклю. И потому то одинокий белый лебедь пролетит на фоне черного в молниях неба, то подчеркнут птичью тему балетные номера на музыку "Лебединого озера". Перед антрактом на зрителя летят птицы, созданные мастерством художника по свету. Символы "затопляют" зрителей, обрушиваются на них шквалом, подавляя и даже пугая. Вначале грозный волчий оскал, потом распятый Христос и, наконец, зловещие фигуры в белых саванах с косами и красными пустыми глазницами. Особой идеи они не несут. Это символ ради символа, в котором всегда можно что-то отыскать, если постараться.
Первое действие - своеобразная ловушка для пришедших на премьеру. Оно интригует. Зритель жаждет знать, - кто же все-таки эти Толстый и Тонкий. К тому же спецэффекты. А потом на сцене появляется еще одно действующее лицо - грузин Ваха. Он мечтает построить в селе метро - чтобы люди помнили. Ему нужен работник, вот он и хочет купить у Тонкого лежащего ничком Толстого. Тонкий в порыве гнева хорошенько бьет своего друга по голове, потом, торгуясь, обзывает Ваху бараном. За то, что тот живет по заветам отца - вырастил дерево, построил дом, родил аж четверых сыновей и совсем не мучается поисками смысла жизни. Разозленный грузин предупреждает:
- Я тебя сейчас резать буду.
Но Тонкий - проворный хитрец. Отвлекши внимание Вахи, выхватывает его же кинжал и вонзает в доверчивого жителя гор.
Все второе действие происходит на небесах. "Там" оказалась такая скука, что зрители стали уходить из зала. Пьеса рассыпалась, потеряв цельность. Зато вовсю развернулась неуемная фантазия драматурга, вероятно, слишком увлекшегося трактатами о клонировании. Перед зрителями поочередно появляются Ваха-1, Ваха-2, Ваха-3, 4, 5. Я с ужасом думала, что их череда будет бесконечной. И если бы вслед за ними появились Чебурашка с крокодилом Геной, не удивилась бы... Терпеливой публике эти Вахи страстно рассказывали по-грузински о том, как попали на тот свет. Один даже выдвинул свою версию появления злых людей - они вылупились из яйца, снесенного женщиной. Оживление наступило, когда на небесах появились Тонкий с Толстым. Тонкий и здесь страдал:
- Жизнь пожирает нас!
Вскоре возник ангел с радостной вестью:
- Избавление от страданий наступит совсем скоро, уже близки Будда, Магомет и Христос.
- Иди отсюда, - говорят равнодушно усталые Толстый и Тонкий. На этой сакраментальной фразе спектакль и завершается. Как говорится, что хотите, то и думайте.

Светлана РУДЕНКО

 

© Учительская газета
ISSN 1607-2162
Key title: Ucitel▓skaâ gazeta (Online)
Abbreviated key title: Ucit. gaz. (Online)

Web-редактор Константин Сорокин

 


На титульную страницу