Отслужу как надо. А вернусь?

Игры "патриотов" стоят матерям жизни их сыновей

Соседский мальчик не вернулся из армии. Он не погиб от пули врага на поле брани - то ли "дедовщина" загнала в петлю, то ли повесили проворовавшиеся прапорщики и свои грехи списали на сына соседки. Полгода соседка ходила в черном. Почернела сама. До сих пор обивает пороги комендатур, военкоматов, судов... Вижу - бесполезно.

В свое время я поступил в университет, в котором была военная кафедра. При этом я был (и остаюсь) патологическим патриотом, знал в лицо и поименно всех пионеров-героев, всех полководцев и военачальников, гордился дедами, которые воевали и пришли с фронтов с орденами и медалями, гордился хорошо и честно воевавшим отцом...

По понедельникам был день занятий на военной кафедре. Мы называли понедельник канительником. И не потому, что надо было залезать в разбитые казенные сапоги и гимнастерку с чужого плеча, пилотку не по размеру, зимой нахлобучивать валенки и тулуп, при этом перепоясавшись лямкой от противогаза, ремнем автомата, подсумком и саперной лопаткой, вставать во всем этом на непослушные, капризные лыжи и пилить по целине километров десять...

Я не ропщу. Мы, салажата, были спортивными ребятами, ловкими, игривыми щеночками, хорошо откормленными мамами, с набирающими сок молодости мышцами. Нам легко давались любые нагрузки.

Мы с азартом "бросались под танки", настоящие танки, не из фанеры. Махины утюжили нас, согнувшихся в траншее, за шиворот сыпался грунт. Отутюжив, танк медленно отползал, а мы, выпрямившись, бросали ему вслед деревянную гранату. Я всегда попадал в открытый люк - это было делом моей воинской чести, победной точкой моей мальчишеской игры "в войну". Я верил, что и в настоящем бою не подведу.

При этом я знал, что офицер Сморкалов, который учит меня тактике боя и ночным стрельбам, ворует с военного склада краску дикого зеленого цвета с разъедающим печень запахом. Сморкалов красил ею все: стены и крышу собственного гаража, стены на кухне своей квартиры в офицерском городке, пол в спортзале школы, в которой учился его сын...

Кто из нас был большим патриотом - он или я?

Если мы видели, что старший по чину унижает младшего, мы (после пустых увещеваний) вывешивали стенгазету, где по полной программе отбривали хама в погонах так, что краснели дико зеленые стены казармы.

Приказ никогда не заменял нам совесть, а потому мы сильно рисковали будущим, карьерой...

Меня часто спрашивают старшеклассники, ребята, получившие повестки из военкоматов, их матери: кто сейчас патриот? Кого конкретно идти защищать? Того, кто за ночь проигрывает в казино пять штук зеленых? Как воспитать этот пресловутый патриотизм, еще десять-двадцать лет назад считавшийся основной религией государства?

Я не знаю точного ответа. Листаю журналистское досье двух последних лет.

19 февраля убит на посту часовой энской воинской части в Карелии. Похищены автомат и два рожка патронов.

В ночь с 8 на 9 марта в караулке Камышинского военного училища курсант Сергей Лепнев расстрелял из автомата весь караул. Шесть трупов, два тяжелораненых бойца...

Сержант Артур Ваганов 1 июня (в День защиты детей) расстрелял караул из десяти человек. Застрелился сам.

22 ноября рядовой Владимир Мальцев на участке 11-й погранзаставы Даурского погранотряда обстрелял пост. Пятерых убил, одного тяжело ранил.

14 декабря в Забайкальском военном округе рядовой Борис Синюшкин в упор застрелил двоих сослуживцев.

1997 год принес 1103 смерти в рядах Вооруженных Сил России. 525 из них - армейский суицид. 2106 военнослужащим "причинены телесные повреждения".

Январь прошлого года начался с того, что сахалинец Олег Наумов расстрелял семерых сослуживцев... Я могу продолжать и продолжать этот черный список своего неполного досье... Комитет солдатских матерей приводит данные: каждый третий случай гибели солдата командование никак не объясняет. Почти в 20 случаях из ста отписываются: "скончался скоропостижно, от болезни". В одиннадцати случаях из ста офицеры более "конкретны": "ваш сын погиб при исполнении служебных обязанностей"...

В стране - с сотню партий, движений, блоков... И каждый по-своему понимает, что такое "патриотизм", что такое "чувство Родины". Да и Родина, похоже, не у всех одна...

 

Сергей РЫКОВ