Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Согласны ли вы с тем, что учитель должен уметь преподавать более одной дисциплины?

Результаты

Текущий номер

Есть такая профессия. Мужская!

Коридоры времени Павла Красновида

номер 46, от 12 ноября 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№47 от 19 ноября 2019 года

pДесятилетие оптимизации медицины признано неудачным. Нужно ли ждать подобных выводов по образованию? Отвечая на этот вопрос, член-корреспондент РАО Игорь Смирнов напоминает о существующих проблемах: обучение в две-три смены, рост числа учителей, работающих на две ставки, отсутствие в целом ряде школ теплых туалетов...

pВ Карелии детей с аутизмом обучили скалолазанию. Следующим этапом работы с ребятами станет апробация включения их во все виды внеурочной деятельности: сферу дополнительного образования, летнего и активного отдыха, досуга и неформального времяпровождения. Об обычной жизни необычных детей рассказывает Наиль Шабиев.

p"Я чуть не заснула, пока читала "Капитанскую дочку", – заявила восьмиклассница. Почему же современным школьникам неинтересно читать классику? Не потому ли, что она далека от их кругозора? Или дело в однобоком понимании книги? Учитель года Ярославской области-2016 Алексей Бутусов делится своим опытом решения проблемы.

pВ Москве методист школы запретила ученикам посещать туалет во время уроков. В Сосновоборске педагоги заставляли ребенка сменить прическу. Учителя периодически допускают столь бессмысленную жестокость по отношению к детям. В чем причина и как с этим бороться? Ответы знает педагог-психолог Кирилл Карпенко.

5 декабря 2016 года в 11:48

Эксперты в сфере образования обсудили возможности и проблемы обучения школьников с ОВЗ

Вадим Мелешко
В московской общеобразовательной школе "Ковчег" № 1321 прошла Всероссийская видеоконференция "Разрушая барьеры: в моем классе учится ребенок с особыми образовательными потребностями". Мероприятие организовано объединенной издательской группой "ДРОФА" - "ВЕНТАНА-ГРАФ" совместно с издательским домом "Первое сентября". Опытные педагоги рассказали о своём понимании проблемы обучения детей с ОВЗ.

Как отметил директор 1321-й школы Роман Реуэль, здание, где находится его учреждение, построено ещё в 1936 году, когда ни о какой адаптивной среде для инвалидов никто даже и не думал. Однако с “особенными” детьми здесь занимаются очень давно, и много лет назад поняли: пандусы, лифты и прочие удобства для школьников с ОВЗ, безусловно, нужны, но это не самоцель, главное совсем в другом. Ведь раньше ничего этого не было, но никто не роптал, потому что в школе изначально была создана психологически очень комфортная среда, в которой каждый человек чувствовал: его любят и уважают, видят в нём полноценную личность.

- У нас всего 600 учеников, но зато здесь самые обычные дети учатся в одних классах с необычными, - говорит Роман Абрамович. – Ребята с самого раннего возраста играют, общаются, помогают друг другу, и никогда не было, чтобы кто-то кого-то обозвал или оскорбил за то, что он какой-то “не такой”. Родители прекрасно знают об этом, оттого стараются отдать своих особенных детей именно сюда, зная, что тут их никто не обидит, не унизит, что здесь их научат. И вот что интересно: когда говорю им, чего бы они больше хотели от школы – обучения или воспитания, как правило, все делают акцент на воспитании. Поэтому мы делаем очень большой упор именно на этот образовательный аспект. У нас проходит множество различных воспитательных мероприятий, создан оркестр скрипачей, в котором выступают, в том числе, и дети с ОВЗ. Мы открыли на территории школы Музей кочевых культур, создали миникинотеатр, проводим занятия иппотерапии. Кроме того, у нас под Переславль-Залесском есть собственный лагерь, куда ребята регулярно выезжают на отдых.

- Главная задача современной школы – воплотить в жизнь принцип “Все дети равны!”, о котором сейчас так много говорят, - считает вице-президент объединенной издательской группы "ДРОФА" — "ВЕНТАНА-ГРАФ" Артем Соловейчик. – По закону “Об образовании в Российской Федерации” родители имеют полное право требовать от школы создания условий для обучения и воспитания детей с особыми потребностями. Однако реальность такова, что не каждая школа на сегодняшний день имеет возможности для этого. Как разрешить это несоответствие?

По словам руководителя Городского психолого-педагогического центра города Москвы, ведущего эксперта по теме инклюзивного образования в столице Любови Олтаржевской, до сих пор в педагогической среде нет единого понимания, что же такое – инклюзивное образование. И многие учителя до сих пор уверены, что особыми категориями детей должны заниматься особые учреждения, в частности, коррекционные школы.

- Иногда это, действительно, оптимальный вариант, особенно когда речь идёт о детях с проблемами зрения или слуха, - уверена Любовь Евгеньевна. – Однако надо понимать: в большинстве случаев обычная общеобразовательная школа не только может, но и обязана работать не только со здоровыми, но и с учениками, имеющими проблемы здоровья. Эта норма прописана в законе, и мы её уже не обсуждаем, точка! Вопрос лишь в том, насколько руководство школы сумеет найти общий язык с родителями такого ученика, насколько педагогический коллектив готов меняться, повышать свои компетенции. Главное – помочь ребёнку и его родителям.

- Опыт нашего образовательного учреждения показал, что новые информационные технологии могут оказать огромную поддержку в деле дистанционного обучения именно детей с ОВЗ, - рассказывает директор Центра технологий "i-Школа" Ольга Асаянова. – Мы сумели выстроить целостную систему работы с особыми категориями школьников, организовать сетевое взаимодействие в масштабах страны. И мы готовы организовать методическую поддержку всем, кто занимается инклюзивным образованием.

Впрочем, по мнению учителя Ресурсного класса для детей с расстройством аутистического спектра воронежской школы № 92 Натальи Лахиной, самое лучшее повышение квалификации и обучение педагогов происходит непосредственно на месте, то есть не в теории, а на практике, в школе. К сожалению, позволить это, в силу целого ряда причин, могут далеко не все.

Руководитель Ресурсного центра по инклюзивному образованию "Школы будущего" из поселка Большое Исаково Калининградской области Елена Коркина согласна с коллегами - школа должна создать все условия для особых детей. Однако, убеждена она, это вовсе не значит, что школа должна подстраиваться под каждого из детей. Просто в каждом образовательном учреждении нужно предусмотреть возможность развития всех категорий ребят, не ущемляя одних ради удобства других.

Артём Соловейчик согласился с Еленой Владимировной, отметив, что очень часто учителя мечтают совсем о другом. Вот, мол, у нас в классе есть один ребёнок, который всю картину портит - и сам не успевает, и других тормозит, и если бы этого ребёнка “вынести за скобки”, убрать куда-нибудь в отдельный класс или, ещё лучше, отдельную школу, всем бы сразу стало хорошо. Между тем, нужно учиться работать со всеми. Но и эта формула тоже имеет много степеней свободы – например, можно сделать так, чтобы дети часть учебного дня находились вместе, а какие-то занятия выполняли индивидуально, возможно, даже дома. Но для этого нужно уметь правильно конструировать образовательный процесс, что также относится к сфере компетенции педагога и руководителя школы.

- Есть ещё один очень грустный аспект, - заявил телеведущий "Первого канала", автор книги "Как общаться с солнечными детьми" Михаил Комлев. – Дело в том, что родительское сообщество нередко весьма категорично выступает против того, чтобы дети с ОВЗ учились в обычных школах. Они дремуче невежественны, и весьма смутно представляют себе, в чём заключается “особенность” таких категорий как аутисты, дети с ДЦП, с синдромом Дауна и т.п. Им кажется, что от всех этих “больных” детей исходит опасность для их собственных чад. А это далеко не так. Поэтому предстоит провести огромную работу по психолого-педагогическому просвещению наших родителей.

- Взрослые почему-то уверены, что если их самих и их детей “минула чаша сия”, то, значит, проблемы других должен решать кто-то ещё, - сетует Наталья Лахина. – Но ведь то, как общество в целом и каждый из нас в частности относится к особым детям, к инвалидам, очень много говорит о нас самих. И нужно трезво понимать: все мы когда-нибудь станем старыми и немощными, никто не застрахован от старческого слабоумия, болезни Альцгеймера и многих других недугов, превращающих людей в беспомощных кукол. И если мы так относимся к страждущим людям сегодня, где гарантия, что к нам самим наши же дети и близкие будут относиться лучше?

Любовь Олтаржевская отметила также, что создание в Москве образовательных комплексов, куда входят, помимо школ, ещё и детские сады, помогает решать эту проблему комплексно, системно.

- У нас хорошо поставлена работа психологов, специалистов-дефектологов, которые выявляют те или иные проблемы развития ребёнка на самых ранних стадиях, - говорит она. – Это позволяет отслеживать судьбу каждого из особенных детей, выстраивать работу с ними от самого первого года обучения в дошкольном учреждении и до выпуска из школы. Поэтому могу сказать: настоящее инклюзивное образование возможно лишь тогда, когда соответствующая инклюзивная среда будет создана на всех уровнях. И, разумеется, когда общество будет к этому готово.

А то, что “необычный” ребёнок, на котором люди спешат поставить крест, с нашей помощью способен добиться потрясающих успехов, Михаил Комлев продемонстрировал, показав участникам видеоконференции серию фотографий ребят с синдромом Дауна, ставших многократными чемпионами мира по тем или иным видам спорта, артистами, певцами, мастерами и так далее. В конце концов, если в нашей стране научились давать образование даже слепоглухонемым детям, то почему же мы считаем безнадёжными “солнечных” детей? Они ждут нашего внимания и верят, что мы их любим.

Фото автора

быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.