Оборудование:  мультимедийная установка, заклеенные крест на крест окна, портрет Тани Савичевой над трибуной, на трибуне возложенные цветы.

Экспонаты музея: буржуйка (печь), обломки стульев, старые газеты, книги (чем топили буржуйки в блокадном Ленинграде),  ленинградские хлебные карточки, кусочки чёрного хлеба в 125 грамм, старая шаль.

Герой: девочка Валя Зайцева в беленьком ситцевом платьице с косичками и бантом.

 Предварительная работа:

- чтение и обсуждение книги Юрия Яковлева «Девочки с Васильевского острова»;

- поиск и систематизация материала   о жизни блокадного Ленинграда;

- оформление материала в виде презентаций и выступлений;

- совместное написание сценария.

 

Ход урока мужества

(Параллельно демонстрируются слайды презентации, звучит музыка).

Вступление учителя (слайды №№ 2-7).

В прошлом году в мае  мы уже побывали в музее проживания. И вместе с Юрием Яковлевым и его героями Серёжей и Дедом прошли дорогами войны и вернулись с неё совсем другими. Сегодня мы вместе с Юрием Яковлевым и его героиней рассказа «Девочки с Васильевского острова» Валей Зайцевой окажемся в блокадном  Ленинграде.


Ведущий 1 (слайд №8).

Опять война, опять блокада, -

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда: «Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне.

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне».

И может показаться: правы

И убедительны слова.

Но даже если это правда,

Такая правда не права!

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память - наша совесть.

Она, как сила, нам нужна.


Валя (слайд №9).


Я Валя Зайцева с Васильевского острова.

У меня под кроватью живет хомячок. Набьет полные щеки, про запас, сядет на задние лапы и смотрит черными пуговками... Вчера я отдубасила одного мальчишку. Отвесила ему хорошего леща. Мы, василеостровские девчонки, умеем постоять за себя, когда надо...

У нас на Васильевском всегда ветрено. Сечет дождь. Сыплет мокрый снег. Случаются наводнения. И плывет наш остров, как корабль: слева - Нева, справа - Невка, впереди - открытое море.


Ведущий 2 (слайд №10).

По легенде, царь Пётр I, осматривая остров, вырезал два дёрна и, положив их крестообразно, сказал: «Здесь граду быть». Затем, взяв заступ, он начал копать ров. В этот момент в воздухе появился орёл и стал парить над царём. Когда ров был выкопан размером около двух аршин, в него поставили ящик, высеченный из камня.
Священники окропили этот ящик святой водой, затем государь поставил в него золотой ковчег с мощами святого апостола Андрея Первозванного.
Ящик накрыли каменной доской, на которой была вырезана надпись: «От воплощения Иисуса Христа 1703, мая 16-го, основан царствующий град С.Петербург великим государем царём и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем российским».
Самостоятельно обследовав острова дельты, Петр нашел именно то, что нужно: Заячий остров, расположенный у разветвления Невы на два рукава, недалеко от моря. Со всех сторон остров омывался водой, что стало бы естественной преградой в случае его штурма. С острова можно было держать под прицелом вражеские корабли, откуда бы они ни вошли в Неву.


Ведущий 3 (слайд №11).

16 (27) мая 1703 года, в день Св. Троицы, на острове заложили крепость. Именно этот день считается днем основания Санкт-Петербурга. Но имя свое крепость получила только 29 июня, когда, в Петров день, здесь заложили церковь Святых Петра и Павла. Петр назвал новую крепость "Санкт - Питербурх", это же имя получил и возникающий вокруг Заячьего острова город. Апостол Петр, по христианскому преданию, был хранителем ключей от рая, и это тоже казалось русскому царю символичным: город, носящий имя его небесного покровителя, должен был стать ключом от Балтийского моря. Только несколькими годами позже крепость стали называть Петропавловской - по названию ее главного собора.


Ведущий 4 (слайд №11).

Так в дельте реки Нева на Заячьем острове , а потом и на других островах возник город Санкт-Петербург, впоследствии Ленинград.
Предполагалось, что самый большой из островов невской дельты, поначалу называвшийся Преображенским, а затем переименованный в Васильевский, станет центром Санкт-Петербурга. Однако остров оказался не очень удобным для этой цели. Вскоре после постройки здания Двенадцати коллегий рядом вырос Меншиковский дворец, созданный зодчими Д. Фонтана и Г. Шеделем. После ссылки князя Меншикова в его дворце был размещен Первый кадетский корпус.


Валя (слайд №12).

У меня есть подружка - Таня Савичева. Мы с ней соседки. Она со Второй линии, дом 13. Четыре окна на первом этаже. Рядом булочная, в подвале керосиновая лавка... Сейчас лавки нет, но в Танино время, когда меня еще не было на свете, на первом этаже всегда пахло керосином. Мне рассказывали.


Ведущий 1 (слайд №13).

Кто же они, Савичевы, жившие на 2-ой линии Васильевского острова в доме № 13? Женя, старшая сестра Тани, работала в конструкторском бюро на Невском машиностроительном заводе. Лека, то есть Леонид, брат Тани, работал строгальщиком на судостроительном заводе. Дядя Вася и дядя Леша, братья Таниного отца, работали в книжном магазине. Мать Тани Мария Игнатьевна и бабушка Евдокия Григорьевна домовничали.

Валя (слайд №13).

(Девочка не только рассказывает, но и показывает).

Таня была певуньей. Всегда пела. Ей хотелось декламировать стихи, но она спотыкалась на словах: споткнется, а все думают, что она забыла нужное слово. Моя подружка пела потому, что когда поешь, не заикаешься. Ей нельзя было заикаться, она собиралась стать учительницей, как Линда Августовна.

Она всегда играла в учительницу. Наденет на плечи большой бабушкин платок, сложит руки замком и ходит из угла в угол. «Дети, сегодня мы займемся с вами повторением...». И тут споткнется на слове, покраснеет и повернется к стене, хотя в комнате - никого.

Говорят, есть врачи, которые лечат от заикания. Я нашла бы такого. Мы, василеостровские девчонки, кого хочешь найдем! Но теперь врач уже не нужен. Она осталась там... моя подружка Таня Савичева.


Ведущий 2.  

(Звучит «Священная война»: громкое начало, постепенно звук убавляется и на фоне песни звучат слова ведущего и снова звук нарастает ) (слайд №14)

Рано утром 22 июня 1941 года германская армия пересекла границы Советского Союза. В ходе операции «Барбаросса» южная  группа германских армий должна была наступать на Киев, центральная – продвигаться по маршруту Варшава – Смоленск – Москва, армии “Север” предписано было идти на Ленинград. Перед последней группой была поставлена конкретная задача: уничтожить советские войска, которые вели ожесточённые бои с оккупантами в Прибалтике. Операция должна была завершиться захватом Ленинграда и Кронштадта.

 

Ведущий 3 (слайд №14).

В плане «Барбаросса», разработанным военно-политическим руководством Германии, захвату Ленинграда отводилось особое место, поскольку этот город является крупнейшим политическим, экономическим и военно-стратегическим центром Советского Союза. Взятие Ленинграда означало также захват побережья Балтийского моря, который повлёк бы за собой уничтожение Балтийского флота. Северной германской группой армий командовал генерал-фельдмаршал Вильгельм фон Лееб, она в общей сложности насчитывала около 730 тыс. солдат и офицеров, более 13 тыс. орудий и миномётов, 1500 танков. Согласно разработанному плану, в Ленинградском сражении должны были принять участие также финские и норвежские войска, с такой поддержкой Гитлер планировал захватить Ленинград за три недели.


Ведущий 4  (слайд №15-16).

Группа армий “Север” стремительно прорывалась к Ленинграду. С июля 1941года начинается строительство оборонительных сооружений на Лужском рубеже, создаётся совет по эксплуатации. Поскольку положение на фронтах становилось с каждым днём всё тревожнее, с июля из Ленинграда стали вывозить жителей и расположенные в городе заводы. К концу лета было отправлено около ста предприятий.

Немецкие войска наступали на всех фронтах. На северо-западном направлении, преодолев героическое сопротивление советских войск и прорвавшись через народное ополчение, испытывавшее нехватку оружия и боеприпасов, противник 8 сентября 1941 года перерезал последнюю железную дорогу, связывавшую Ленинград с остальной страной, и блокировал город. Началась героическая борьба ленинградцев в условия блокады. На защиту города Ленинграда поднялись все его жители: 500 тыс. ленинградцев строили оборонительные сооружения, 300 тыс. ушли добровольцами в народное ополчение, на фронт и в партизанское отряды.


Ведущий 1 (слайд №17-20).

11 ноября 1941 года командующим Ленинградским фронтом был назначен генерал армии Г.К. Жуков. Прибыв в город на Неве, он сумел мобилизовать все силы фронта, Балтийского флота и жителей Ленинграда на отпор вражеским войскам, рвущимся к городу, и на укрепление. На слабые участки фронта были переброшены войска с Карельского перешейка, которые пополнились отрядами народного ополчения. Для борьбы с немецкими танками была привлечена часть зенитных орудий противовоздушной обороны. Весь сентябрь жестокие бои велись на окраинах города. Немцами были взяты Красное Село, Лигово, Пушкин, Новый Петергоф.                 

В октябре 1941 года фон Лееб двинулся на Ленинград, который уже находился в осаде. Его подвели союзники: финские войска отказались идти в город на Неве, а норвежская армия застряла в тундре. Группа армий «Север» была остановлена на подступах к городу, все попытки немцев овладеть городом оказались безрезультатными и стоили противнику больших потерь.

И та, что сегодня прощается с милым,
Пусть боль свою в силу она переплавит.
Мы детям клянемся, клянемся могилам,
Что нас покориться никто не заставит.


Ведущий 2 (слайд №20).

В истории осады Ленинграда самым трагическим периодом была зима 1941–1942 годов. Вся тяжесть легла на плечи рядовых ленинградцев. За годы блокады от голода, холода, бомбёжек и артобстрелов погибло 850 тыс. мирных жителей. Для Гитлера вопрос о судьбе Ленинграда решался однозначно: город должен был подвергнуться полному уничтожению.


Ведущий 3 (слайд №21).

В колхозах и совхозах блокадного кольца с полей и огородов собирали все, что могло пригодиться в пищу. Однако все эти меры не могли спасти от голода. 20 ноября – в пятый раз населению и в третий раз войскам – пришлось сократить нормы выдачи хлеба. Воины на передовой стали получать 500 граммов в сутки, рабочие – 250 граммов, служащие, иждивенцы и воины, не находящиеся на передовой, – 125 граммов. И кроме хлеба, почти ничего. В блокированном Ленинграде начался голод.

Хлеб на 40% состоял из солода, овса и шелухи, а позже целлюлозы (в разное время от 20 до 50%).

Крошечный, почти невесомый ломтик.

Сто двадцать пять блокадных грамм

С огнем и кровью пополам…

 

Валя (слайд №22).

Вот такие хлебные карточки получали ленинградцы и хранили их как самую большую драгоценность.

Учитель. Рассказ о хлебных карточках.


Таня (слайд №23).

Вы знаете, как едят блокадный хлеб? Нет? Я раньше тоже не знала… Я научу вас. Надо положить пайку на ладонь и отломить крохотный кусочек. И долго-долго жевать его, глядя на оставшийся хлеб. И снова отломить. И снова жевать. Надо как можно дольше есть этот крохотный кусочек. А когда весь хлеб будет съеден, подушечками пальцев соберите на середину ладони крошки и прильните к ним губами, словно хотите поцеловать их… Чтобы ни одна крошка не пропала… ни одна крошечка.

 

Ведущий 2  (слайд №24).

Только за первую блокадную зиму голод унес в Ленинграде 252 тыс. человек.

Девчонка руки протянула 
И головой - на край стола... 
Сначала думали - уснула, 
А оказалось - умерла. 
 
Её из школы на носилках 
Домой ребята понесли. 
В ресницах у подруг слезинки 
То исчезали, то росли. 
 
Никто не обронил ни слова. 
Лишь хрипло, сквозь метельный сон, 
Учитель выдавил, что снова 
Занятья - после похорон. 
Ведущий  1. 

Надвигался голод! Развивалась своеобразная ленинградская кулинария: люди научились делать пышки из горчицы, суп из дрожжей, котлеты из хрена, кисель из столярного клея.  Хлеб – это совсем маленький кусочек… тяжелый, липкий, сырой. Хлеб содержал всякую дрянь и лишь немного муки. Почти все ленинградцы стали дистрофиками. Одни распухли и блестели, как будто покрытые лаком. Это первая степень дистрофии. Другие – высохли – вторая степень. В конце декабря хлебная пайка стала почти вдвое тяжелее – к этому времени значительная часть населения погибла. Многие от слабости падали и умирали прямо на улицах. Весной 1942 года при таянии снега на улицах и площадях нашли около 13 тысяч трупов. Власти зарегистрировали более 250 случаев людоедства, а на рынках торговали сомнительным студнем.


Ведущий 3 (слайд №25-27).

Тяжело, потому что нами 
Занялись и мороз и вьюга. 
Потому что земля как камень. 
Потому что хороним друга. 
 
Мы хороним тебя без гроба, 
Без цветов, без речей, без плача. 
И не скажем ни слова, чтобы 
Оправдаться. Нельзя иначе. 
 
Нам, тебя пережившим людям, 
Ты обязан простить всё это. 
Если ж вдруг мы тебя забудем, 
Вот тогда нам прощенья нету. 

 

Валя (слайд №28).

Она осталась там... моя подружка Таня Савичева.

Ее везли из осажденного Ленинграда на Большую землю, и дорога, названная Дорогой жизни, не смогла подарить Тане жизнь. Девочка умерла от голода... Не все ли равно, от чего умирать - от голода или от пули. Может быть, от голода еще больнее... 

Я решила отыскать Дорогу жизни. Поехала на Ржевку, где начинается эта дорога.

 

Ведущий 2  (слайд №29).

Но вот в декабре1941 – январе 1942 года начинает действовать ледовая «Дорога жизни» - по Ладожскому озеру.

Есть разные дороги - магистральные, городские, деревенские, разбитые и ухоженные, есть даже гоночные и кольцевые, но была и есть одна дорога, цена которой - жизнь ленинградцев.

 

Ведущий 4 (слайд №29).

На Ленинград машины шли:

Он жив еще. Он рядом где-то.

На Ленинград, на Ленинград!

Там на два дня осталось хлеба,

Там матери под темным небом

Толпой у булочных стоят,

И дрогнут, и молчат, и ждут,

Прислушиваются тревожно:

-    К заре, сказали, привезут…

-    Гражданочки, держаться можно…

 

Ведущий 1 (слайд №30).

20 ноября с Вагановского спуска у деревни Коккорево спустился на лед конно-санный обоз. Около 350 саней направились на восточный берег озера  в Кобону. Погрузив на сани 63 тонны муки, обоз утром 21 ноября прибыл в Осиновец. На следующий день, 22 ноября, в Кобону за продовольствием ушла колонна из 60 автомашин. Совершив трудный рейс, колонна вернулась 23 ноября, доставив 33 т. продовольствия. Лед был настолько хрупким, что двухтонный грузовик вез лишь 2-3 мешка продовольствия. Так родилась ставшая знаменитой ледовая трасса, которую именовали Военно-автомобильной дорогой № 101.


Ведущий 2 (слайд №31).

В первых числах декабря лед окреп, и на трассу были пущены трехтонные машины ЗИС-5; шоферы уже ездили, не опасаясь провалов льда.

Несмотря на морозы и метели, на огонь вражеской артиллерии и удары с воздуха, занятие противником 8 ноября Тихвина, движение грузового автотранспорта не прекращалось практически ни на один день. В ноябре-декабре по трассе было доставлено 16 449 т. грузов, что позволило с 25 декабря впервые за время блокады несколько увеличить хлебный паек.


Ведущий 4 (слайд №31).

И было так: на всем ходу

Машина задняя осела.

Шофер вскочил, шофер на льду.

-    Ну, так и есть – мотор заело.

Ремонт на пять минут, пустяк.

Поломка эта не угроза,

Да рук не разогнуть никак:

Их на руле свело морозом.

Чуть разогнешь – опять сведет.

Стоять? А хлеб? Других дождаться?

А хлеб – две тонны? Он спасет

Шестнадцать тысяч ленинградцев.  

 

И вот – в бензине руки он

Смочил, поджег их от мотора,

И быстро двинулся ремонт

В пылающих руках шофера.

Вперед! Как ноют волдыри,

Примерзли к варежкам ладони.

Но он доставит хлеб, пригонит

К хлебопекарне до зари.

Шестнадцать тысяч матерей

Пайки получат на заре –

Сто двадцать пять блокадных грамм

С огнем и кровью пополам.

Ведущий 2.

…О, мы познали в декабре –

Не зря «священным даром» назван

Обычный хлеб, и тяжкий грех –

Хотя бы крошку бросить наземь:

Таким людским страданьем он,

Такой большой любовью братской

Для нас отныне освящен,

Наш хлеб насущный, ленинградский.

 

Валя (слайд №31).

Я решила отыскать Дорогу жизни. Поехала на Ржевку, где начинается эта дорога. Прошла два с половиной километра - там ребята строили памятник детям, погибшим в блокаду.

Я тоже захотела строить.

- Ты кто такая?

- Я Валя Зайцева с Васильевского острова. Я тоже хочу строить.

- Нельзя! Приходи со своим районом.

- Он тоже пришел со своим районом?

- Он пришел с братом.

С братом можно. С районом можно. А как же быть одной?

- Понимаете, я ведь не так просто хочу строить. Я хочу строить своей подруге... Тане Савичевой.

- Таня Савичева твоя подруга?

- А чего здесь особенного? Мы одногодки. Обе с Васильевского острова.

- Но ее же нет...

До чего бестолковые люди, а еще взрослые! Что значит "нет", если мы дружим? Я сказала, чтобы они поняли:

- У нас все общее. И улица, и школа. У нас есть хомячок. Он набьет щеки...

Я заметила, что они не верят мне. И чтобы они поверили, выпалила:

- У нас даже почерк одинаковый!

- Почерк? –

- А что? Почерк!

- Это очень хорошо! Это прямо находка. Поедем с нами.

- Никуда я не поеду. Я хочу строить...

- Ты будешь строить! Ты будешь для памятника писать Таниным почерком.

- Могу, - согласилась я. - Только у меня нет карандаша. Дадите?

- Ты будешь писать на бетоне. На бетоне не пишут карандашом.

Я никогда не писала на бетоне. Я писала на стенках, на асфальте, но они привезли меня на бетонный завод и дали Танин дневник - записную книжку с алфавитом: а, б, в... У меня есть такая же книжка. За сорок копеек.


Ведущий 1 (слайд №32-33).

На берегу Невы, 
В музейном зданье,
Хранится очень скромный дневничок 
Его писала 
Савичева Таня.
Он каждого пришедшего влечет.
Пред ним стоят сельчане, горожане,
От старца -
До наивного мальца.
И письменная сущность содержанья
Ошеломляет 
Души и сердца.
Над любыми в мире дневниками
Он восходит, как звезда, с руки.
И гласят о жизненном накале
Сорок две святых его строки.
В каждом слове - емкость телеграммы,
Глубь подтекста,
Ключ к людской судьбе,
Свет души, простой и многогранной,
И почти молчанье о себе...
Это смертный приговор убийцам
В тишине Нюрнбергского суда.
Это - боль, которая клубится.
Это - сердце, что летит сюда...
Время удлиняет расстоянья
Между всеми нами  и тобой.
Встань пред миром,
Савичева Таня,
Со своей
Немыслимой судьбой!
Пусть из поколенья в поколенье
Эстафетно
Шествует она,
Пусть живет, не ведая старенья,
И гласит
Про наши времена!


Валя  (слайд №33).

Я взяла в руки Танин дневник и открыла страничку. Там было написано:

"Женя умерла 28 дек. 12.30 час. утра 1941 г.".

Мне стало холодно. Я захотела отдать им книжку и уйти.

Но я василеостровская. И если у подруги умерла старшая сестра, я должна остаться с ней, а не удирать.

- Давайте ваш бетон. Буду писать.

Кран опустил к моим ногам огромную раму с густым серым тестом. Я взяла палочку, присела на корточки и стала писать. От бетона веяло холодом. Писать было трудно. И мне говорили:

- Не торопись.

Я делала ошибки, заглаживала бетон ладонью и писала снова.

У меня плохо получалось.

- Не торопись. Пиши спокойно.

Ведущий  4.

Горят Бадаевские склады.
В огне пожаров Ленинград.
Пришел он —
Первый день блокады.
Все ближе полчища врагов,
Гудят воздушные тревоги.
Сегодня утром пала Мга —
И все отрезаны дороги.
В кольце,
В осаде Ленинград.
Не умолкает канонада.
Опять летят.
Опять бомбят.
Пылает первый день блокады.

Ведущий 3  (слайд №34).

За время блокады фашисты выпустили по городу 150 тысяч тяжелых артиллерийских снарядов, сбросили 5 тысяч фугасных бомб и 10 тысяч зажигательных бомб.
Полностью было разрушено и сожжено снарядами и бомбами 3174 здания и сильно повреждено 7143 здания. Почти треть жилья стала непригодной для проживания.


Ведущий 2 (слайд №35).

Не в первый раз идти нам вдоль пустынной,
Вдоль отсверкавшей окнами стены.
Но перед неожиданной картиной
Остановились мы, поражены.

К стене в печали руки простирала,
Как бы ослепнув, женщина. Она,
Беде не веря, сына окликала.
Еще кирпичной пыли пелена
Казалась теплой
И на кровь похожей.

«Василий,
Вася,
Васенька,
Сынок!
Ты спал, родной,
Откликнись мне. О боже!»
...Из черных дыр оконных шел дымок.

Рыданьем этим, горем материнским,
Холодный день, обжег ты души нам.
А вечером
В полку артиллерийском
Мы обо всем поведали друзьям.

Кто под луной не вспомнил дымноликой
Родную мать?
Чье сердце нам верней?
Гнев наших залпов
Равен будь великой
Любви многострадальных матерей!

 

Валя.

«Бабушка умерла 25 янв. З ч. дня 1942 г.».


Ведущий 1 (слайд №36-37).

В городе не работал водопровод, канализация, не было электричества, топлива, стоял транспорт.   Истощенные голодом, обессилевшие ленинградцы жили в холодных квартирах с выбитыми стеклами, а зимой был 41 градус, за водой ходили к Неве.

 
Опять налёт, опять сирены взвыли. 
Опять зенитки начали греметь. 
И ангел с петропавловского шпиля 
В который раз пытается взлететь. 
 
Но неподвижна очередь людская 
У проруби, дымящейся во льду. 
Там люди воду медленно таскают 
У вражеских пилотов на виду. 
 
Не думайте, что лезут зря под пули. 
Остались - просто силы берегут. 
Наполненные вёдра и кастрюли 
Привязаны к саням, но люди ждут. 
 
Ведь прежде чем по ровному пойдём, 
Нам нужно вверх по берегу подняться. 
Он страшен, этот тягостный подъём, 
Хотя, наверно, весь - шагов пятнадцать. 
 
Споткнёшься, и без помощи не встать, 
И от саней - вода дорожкой слёзной... 
Чтоб воду по пути не расплескать, 

Мы молча ждём, пока она замёрзнет...

Валя.

«Лека умер 17 марта в 5 часов утра 1942 г.».

У Леки был свой угол, отгороженный шкафами, он там чертил.

Зарабатывал деньги черчением и учился. Он был тихий и близорукий, в очках, и все скрипел у себя своим рейсфедером. Мне рассказывали.

Где он умер? Наверное, на кухне, где маленьким слабым паровозиком дымила «буржуйка», где спали, раз в день ели хлеб. Маленький кусочек, как лекарство от смерти. Леке не хватило лекарства...

Учитель: рассказ о буржуйке.

Валя.

«Дядя Вася умер 13 апр. 2 ч. ночь 1942 г.».

«Дядя Лёша 10 мая в 4 ч. дня 1942 г.».

 

Ведущий 3 (слайд №39-41).

У станков стояли подростки. Чтобы дотянуться до станка, подростки становились на подставки. Они наравне со взрослыми работали без отдыха, делали снаряды, оружие. Ночами дежурили на крышах домов, сбрасывая фугасные и зажигательные бомбы. Город боролся.

В блокадных днях

Мы так и не узнали:

Меж юностью и детством

Где черта?..

Нам в сорок третьем

Выдали медали

И только в сорок пятом –

Паспорта.

 

И в этом нет беды...
Но взрослым людям, 
Уже прожившим многие года, 
Вдруг страшно оттого, 
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее, 
Чем тогда.


Валя.

Я очень устала писать слово "умер". Я знала, что с каждой страничкой дневника Тане Савичевой становилось все хуже. Она давно перестала петь и не замечала, что заикается. Она уже не играла в учительницу. Но не сдавалась - жила. Мне рассказывали... Наступила весна. Зазеленели деревья. У нас на Васильевском много деревьев. Таня высохла, вымерзла, стала тоненькой и легкой. У нее дрожали руки и от солнца болели глаза. Фашисты убили половину Тани Савичевой, а может быть, больше половины. Но с ней была мама, и Таня держалась.

Ведущий 4.

Был год сорок второй,

Меня шатало

От голода,

От горя,

От тоски.

Но шла весна —

Ей было горя мало

До этих бед.

Разбитый на куски,

Как рафинад сырой и ноздреватый,

Под голубой Литейного пролет,

Размеренно раскачивая латы,

Шел по Неве с Дороги жизни лед.

И где-то там

Невы посередине,

Я увидал с Литейного моста

На медленно качающейся льдине —

Отчетливо

Подобие креста.

А льдинка подплывала,

За быками

Перед мостом замедлила разбег.

Крестообразно,

В стороны руками,

Был в эту льдину впаян человек.

Нет, не солдат, убитый под Дубровкой

На окаянном «Невском пятачке»,

А мальчик,

По-мальчишески неловкий,

В ремесленном кургузом пиджачке.

Как он погиб на Ладоге,

Не знаю.

Был пулей сбит или замерз в метель.

...По всем морям,

Подтаявшая с краю,

Плывет его хрустальная постель.

Моей душе покоя больше нету.

Всегда,

Везде,

Во сне и наяву,

Пока я жив,

Я с ним плыву по свету,

Сквозь память человечества плыву.


Валя (слайд № 43-44).

-Что же ты не пишешь? Пиши, Валя Зайцева.

Я долго не решалась открыть страничку на букву «М». На этой страничке Таниной рукой было написано: «Мама 13 мая в 7.30 час. утра 1942 года». Таня не написала слово «умерла». У нее не хватило сил написать это слово.

- Можешь еще писать?

- Я допишу.

Мы с Таней одногодки, мы, василеостровские девчонки, умеем постоять за себя, когда надо. Не будь она василеостровской, ленинградкой, не продержалась бы так долго. Но она жила - значит, не сдавалась!

Открыла страничку «С». Там было два слова: «Савичевы умерли».

Открыла страничку «У» - «Умерли все». Последняя страничка дневника Тани Савичевой была на букву «О» - «Осталась одна Таня».


Ведущий 2 (слайд №45-47).

(Звучит отрывок из симфонии Шостаковича, то стихая, то набирая силу).

И всё равно город жил. В осажденном Ленинграде Дмитрием Шостаковичем была создана Седьмая симфония, получившая название «Ленинградская». 

Я помню блеск немеркнущих свечей
И тонкие, белей, чем изваянья,
Торжественные лица скрипачей,
Чуть согнутые плечи дирижера,
Взмах палочки - и вот уже поют 
Все инструменты о тебе, мой город, 
Все рупора Симфонию твою...

9 августа 1942 года шел 355-й день блокады. Большой зал Ленинградской филармонии не вместил всех желающих послушать Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича, впервые исполняемую в городе на Неве. Дирижировал К.И. Элиасберг.


Ведущий 1 (слайд №48).

12 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в наступление 67-я армия громила врага. С правого берега Невы 268 пушек били прямой наводкой. Такого гитлеровцы еще не видели! Через 6 дней кольцо блокады было прорвано.
Через год, 27 января 1944 года, в честь разгрома фашистских войск под Ленинградом; прозвучал над Невой торжественный салют: 24 залпа из 324 орудий.


Ведущий 2  (слайд №49).

Ленинградцы показали себя истинными патриотами. Они несли огромные жертвы, но ни минуты не сомневались в победе. В суровые дни блокады умерло от голода более 600 тыс. человек. Многие из них похоронены на Пискаревском кладбище (слайд «Пискаревское кладбище») где к 15-летней годовщине Победы советского народа над фашистской Германией 9 мая 1960 года был торжественно открыт мемориал. За фигурой Родины-матери на гранитной стене – строки Ольги Берггольц:

Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане - мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита,
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто.

Минута молчания.


Ведущий 1 (слайд №50)

27 января 1944 года в честь победы, в честь разгрома фашистских войск под Ленинградом, над Невой прозвучали залпы торжественного салюта.

Такого дня не видел Ленинград,
Нет, радости подобной не бывало.
Казалось, что все небо грохотало,
Приветствуя великое начало
Весны, уже не знающей преград.
Гремел неумолкаемо салют,
Из боевых прославленных орудий,

 Смеялись, пели, обнимались люди.

 

Вновь слайд за слайдом проходит вся презентация, пока звучит песня «Ленинградцы».

 

Ведущий 2 (слайд №51).

Мне кажется

Когда гремит салют,
Погибшие блокадники встают.
Они к Неве
По улицам идут,
Как все живые, 
Только не поют.
Не потому,
Что с нами не хотят,
А потому, что мертвые
Молчат.
Мы их не слышим,
Мы не видим их,
Но мертвые всегда
Среди живых. 
Идут и смотрят,
Будто ждут ответ:
Ты этой жизни 
Стоишь или нет?

Валя.

Моя подружка Таня Савичева не стреляла в фашистов и не была разведчиком у партизан. Она просто жила в родном городе в самое трудное время. Но, может быть, фашисты потому и не вошли в Ленинград, что в нем жила Таня Савичева и жили еще много других девчонок и мальчишек, которые так навсегда и остались в своем времени. И с ними дружат сегодняшние ребята, как я дружу с Таней.

А дружат ведь только с живыми.

...И плывет наш остров, как корабль: слева - Нева, справа - Невка, впереди - открытое море.

 

Учитель: заключительное слово.

Лариса Суслина, учитель истории и обществознания Первомайской средней школы Ульяновской области, победитель VII Всероссийского конкурса для классных руководителей «Мудрая сова»

В прикрепленных файлах: музыка, фотография Тани Савичевой, файл «Хлебные карточки».

Презентацию можно скачать здесь.