Каждый текст заключает какую-либо орфографическую или синтаксическую трудность, преодолевая которую ученик повторяет и лучше запоминает соответствующее правило. Тексты опробованы многолетней практикой автора. Они всегда служили и служат хорошим дополнительным средством, помогающим школьникам усваивать законы русской грамматики.

 

Тесты диктантов

Преодолев яростное сопротивление превосходящих сил противника, наши войска выполнили важную стратегическую задачу: в результате тщательно подготовленной операции они овладели, казалось, неприступной крепостью – городом N, последним укрепленным пунктом на пути к Берлину.

 

Части Первого Украинского фронта прекратили преследование отступающего неприятеля, так как слишком вырвались вперед и могла возникнуть угроза окружения.

 

Преследователи отстали, и, свернув в придорожные кусты, беглец, еле живой, бросился на траву, прислушиваясь к бешено бьющемуся сердцу, которое, кажется, вот-вот выскочит из груди.

 

Иванов – один из лучших учеников в нашем классе. Он умный, способный, начитанный. О чем бы ни зашла речь на уроке, он всегда легко ориентируется в материале. Ребята признают превосходство Иванова в смысле знаний, но не любят его за самонадеянность и пренебрежительное отношение к окружающим.

 

Целеустремленность, вера в свою правоту, научная интуиция, безграничное терпение, умение не отчаиваться при неудачах и вновь и вновь возвращаться к опытам, которые далеко не всегда дают нужные результаты, - все это неотъемлемые черты настоящего ученого-экспериментатора.

Сажая в землю маленький зеленый росток, трудно поверить, что пройдет какое-то время и он превратится в крепкое растение, которому не страшны ни ветер, ни дождь, ни отсутствие регулярного полива.

 

Вечерняя заря разгорелась на небе, и всё кругом озарилось ярким светом и ожило: заблестели стекла в окнах домов, заблистало озеро, расстилающееся под горой. Но этот праздник красок продолжится недолго, всего каких-нибудь десять-пятнадцать минут. Заря погаснет, и всё, что сияло и сверкало, сразу померкнет.

 

Мальчик, вконец расшалившийся, и бабушка, потерявшая надежду уложить его, - оба с трудом дождались прихода родителей.

 

Вчера в нашем институте чествовали профессора Петровского, известного ученого и общественного деятеля, отметившего свое семидесятилетие. Несмотря на преклонный возраст, Николай Сергеевич сохранил полную работоспособность, по-прежнему руководит кафедрой, активно участвует в жизни коллектива, созданного им в течение многих лет. В поздравлениях сотрудников прозвучало много добрых слов в адрес юбиляра, причем эти слова были не казенные, официальные, а теплые и искренние.

 

Учитель вошел в класс, здороваясь с ребятами, и, приветствуя его, ученики встали. Когда Иван Иванович подошел к учительскому столу и, надев очки, открыл журнал, в классе воцарилась мертвая тишина: ребята замерли в ожидании опроса.

 

Тягостное впечатление производят заброшенные дачи. Заколоченные окна, давно не крашенный, покосившийся забор, некошеная трава, нерасчищенные дорожки, неухоженная клумба, заросшая сорняками, - всё это говорит о каком-то неблагополучии.

 

Этот вялый, апатичный, безынициативный человек плохо вписывается в наш молодой, активный коллектив энтузиастов-единомышленников. Мы ценим его как хорошего специалиста и аккуратного исполнителя, но никак не можем зажечь его, заразить нашими грандиозными, правда, не всегда выполнимыми планами.

 

Затянувшаяся непогода (по прогнозу синоптиков, она может продлиться ещё недели полторы-две) мешает садоводам и огородникам начать традиционную посевную кампанию, хотя всё, что нужно, они уже сделали: вырастили рассаду, приготовили удобрения, привели в порядок огородный инвентарь.

 

У русских слов “льготы” и “преимущества” есть иноязычные синонимы – “привилегии” и “преференции”, трудные по написанию и, к сожалению, не поддающиеся проверке.

 

При рассмотрении в суде обстоятельств этого инцидента было принято решение, которое впоследствии может стать нежелательным прецедентом.

 

В мае, с пятнадцатого по двадцатое, будут проводиться городские спортивные соревнования школьников, так называемые “Московские игры”. Сборную нашего района возглавит не кто иной, как Сергей Иванович Орлов, преподаватель физкультуры одного из лицеев, не раз приводивший своих воспитанников к победе.

 

Как я ни старался обыграть в шахматы Колю Петрова, моего одноклассника и друга, мне это ни разу не удалось. Меня утешало только то, что не один я терпел поражения от него. Ни Серёжа, ни Андрей, ни Саша – никто не одержал над ним победы. В конце концов мы не могли не признать, что Коля – лучший шахматист нашего класса.

 

Самолет прилетает поздно, в двенадцать часов, когда рейсовые автобусы уже не ходят, и, чтобы поскорее попасть домой, нам придется взять такси.

 

Я потерял много времени, ожидая автобуса, и, понимая, что опаздываю, взял такси.

 

Пришли ребята, веселые и оживленные, но, поняв, что, кажется, мне не до них, притихли.

 

Прошло много времени с тех пор, как мы помирились, но, хотя внешне всё было в порядке, прежней теплоты в наших отношениях не чувствовалось.

 

Товарищ был спокоен, держался уверенно, как обычно, но, несмотря на это, видно было, что его что-то угнетает.

 

У меня были большие неприятности, и, если бы не друзья, я совсем бы пал духом.

 

Пароходы шли навстречу друг другу, медленно сближаясь, и, поравнявшись, по традиции обменялись приветственными гудками.

 

Гости нагрянули нежданно-негаданно, и не предупрежденная заранее хозяйка поначалу растерялась. Но её выручили летние заготовки. Через полчаса стол был накрыт, и на нем появились традиционные русские закуски: квашеная капуста, соленые огурцы и маринованные грибы.

 

Хотя мы готовились к походу основательно и, кажется, всё предусмотрели, уже в электричке кто-то вспомнил, что не взяли компаса, так что настроение сразу испортилось.

 

Никогда не знавший нужды, не приученный ни к какому труду, этот человек воспринимал жизнь как сплошное наслаждение.

 

Учитель объявил нам, что завтра мы пойдем в музей-усадьбу Толстого, и просил не опаздывать, потому что в доме нет электричества и все экскурсии заканчиваются засветло.

 

Мысль, что я обидел товарища, беспокоила меня, и, промаявшись несколько дней, я отправился к нему, чтобы загладить свою вину, хотя мне это было нелегко.

 

Речку запрудили, чтобы поставить плотину, и, пока работа на какое-то время застопорилась, ребята в месте запруды устроили купальню.

 

Тексты о Л.Н.Толстом

В одном из ранних произведений, «Севастопольских рассказах», Л.Н.Толстой сформулировал своё писательское кредо: «Герой моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого старался воспроизвести во всей красоте его и который всегда был, есть и будет прекрасен, - правда». И этому девизу великий писатель следовал всю жизнь.

 

Толстой, лично участвовавший в обороне Севастополя, своими глазами видевший героизм и патриотизм русских солдат, не мог не отразить своих впечатлений. И его «Севастопольские рассказы» – это дань любви и уважения родному народу.

 

Рассказывая в романе «Война и мир» о завершении Бородинского сражения, Толстой пишет: «Не один Наполеон испытывал то похожее на сновидение чувство, что страшный размах руки падает бессильно, но все генералы, все участвовавшие солдаты французской армии после всех опытов прежних сражений… испытывали одинаковое чувство ужаса перед тем неприятелем, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения».

 

Горький говорил о Толстом: «60 лет ходил по России князь Нехлюдов, заглядывая всюду: в деревню, в сельскую школу, в рязанскую Лавру… в тюрьмы, этапы, в кабинеты министров, в канцелярии губернаторов, в избы, на постоялые дворы и в гостиные аристократических дам. 60 лет звучал суровый и правдивый голос, обличавший всех и всё; он рассказал нам о русской жизни почти столько же, как и вся остальная наша литература. Не зная Толстого, нельзя считать себя знающим свою страну, нельзя считать себя культурным человеком».

 

Горький “История русской литературы”:

Познакомившись с ранними произведениями Толстого, Н.Г.Чернышевский сразу отметил одну из сильнейших сторон его таланта – глубокое проникновение во внутренний мир героев, “знание человеческого сердца”, умение показать “сам психический процесс, его формы, его законы – диалектику души”…

Галина Фундылер, учитель русского языка и литературы, Москва

Фото Алексея Ветчинкина