Попробуйте спросить учеников, как задать вопросы пострадавшему, как узнать, испытывают ли он боль. И вы услышите, скорее всего: «Не знаю…» Неуверенно или неправильно используют знакомые слова даже педагоги. Как-то была свидетелем: учительница английского языка произносит фразу, а учащиеся выпускного класса послушно повторяют за ней хором:

It aches to move.

Ache - боль. Но глагол используется иначе; прежде всего он непереходный! Нужно использовать глагол to hurt: Does it hurt? Или существительное pain: Do you feel pain?

 

В английском языке есть слово invalid. С ним следует обращаться осторожно. Если ударение стоит на первом слоге, перед нами действительно знакомое существительное «инвалид». Если же ударение стоит на втором слоге, то мы имеем дело с прилагательным, и значение его - недействительный или даже незаконный.

 

Мы живем в век политкорректности, а потому «инвалид» практически не употребляется. Что используется вместо него? 

Impaired - наиболее универсальный термин. В зависимости от предшествующего слова мы получаем описание человека с недостаточным слухом, зрением, с переломами и травмами: hearing impaired, vision impaired, movement impaired, mobility impaired, living impaired. Последнее словосочетание появилось как юмористический вариант, потому что «с недостаточностью жизни» значит просто «мертвый». 

 

Недавно мне пришлось испытать на себе современную систему помощи людям, попавшим в сложное положение, и воочию убедиться в том, что существует комплекс мер, помогающий в любой ситуации. После перелома ноги я пока не могу самостоятельно передвигаться и тем более путешествовать, однако возникла семейная необходимость выехать за рубеж, и мы стали выяснять, как это можно сделать. Оказалось: очень просто. При покупке билета нужно указать, что есть проблема. В билете делается отметка: Passenger with reduced mobility - пассажир с ограниченной подвижностью. Подъезжаем к любому аэропорту, нас встречает сотрудник с инвалидной коляской - wheelchair. Если нужно, встретят с носилками - gurney. Далее сотрудник проходит вместе с вами досмотры, помогает сдать багаж, проводит через паспортный контроль: security, baggage check in, passport control. На одном рейсе нас оказалось четверо: две женщины очень преклонного возраста, одна пассажирка, летевшая на сложную операцию, и я, плюс двое сопровождающих. Меня удивило, что старушек никто не сопровождал, так как авиакомпания имеет право не пускать на борт таких пассажиров без сопровождающих - accompanying persons

Специальная машина доставила нас всех к самолету, кузов-контейнер поднялся вверх, выдвинулся небольшой трап - gangplank, и нас заботливо переместили в самолёт. В аэропорту прибытия процедуры повторились в обратном порядке. Впервые в жизни я увидела, как у самолета открывается дверца с другой стороны, напротив привычного трапа; туда и пристыковалась специальная машина для перевозки инвалидов. У входа в терминал нас ожидали сотрудники службы: airport care service, mobility Assistance special needs passengers. 

Нам предстояло провести ночь в гостинице аэропорта. В неё нас доставили на инвалидных креслах, которые остались при нас до следующего утра, чтобы в случае необходимости мы могли перемещаться по аэропорту. 

Наутро нас ожидал следующий полет, прибытие в другой аэропорт и та же процедура встречи пассажиров с особыми потребностями. Честно сознаюсь, сначала я чувствовала себя очень неловко, но потом успокоилась. Заметно, что к людям с ограниченными возможностями в цивилизованном мире относятся именно как к людям. С вами что-то случилось, вам нужна помощь - все организовано. 

 

Я стала свидетелем того, что наши соотечественники не думают о том, что едут в другую страну, где их языка никто не знает, и не могут ответить на простые вопросы при въезде. К счастью, я смогла объяснить пограничникам по-английски, что бабушек встречают родственники, а прилетевшую на операцию женщину ждёт медицинский работник с машиной. Как можно подготовиться к прохождению формальностей? С помощью Google я на всякий случай выучила фразу на нескольких языках: «После перелома у меня пока стоит металлическая конструкция внутри. Я не могу встать и пройти досмотр, могу «зазвенеть». Этого оказалось достаточно. 

 

Нина Коптюг, кандидат филологических наук, Новосибирск

Все выпуски рубрики "Мудрый совет"