...​технологические и методологические основы образовательного и воспитательного процесса. Это экзамен не только для педагогов, но и для руководителей образовательных учреждений.

Сомневаюсь, что мы могли предвидеть нынешние события. Пользуясь терминологией Насима Талеба, мы столкнулись с "черным лебедем", одно из свойств которого – принципиальная непредсказуемость, когда наших знаний о ситуации недостаточно, чтобы предсказать ее развитие. Мы не были готовы, но мы и не могли быть готовы к ней.

Еще в середине марта, когда начались первые "звоночки" в Москве, мы в колледже не торопили события. Тем родителям и студентам, которые опасались за свое здоровье, дали возможность перейти на дистанционное обучение по личному заявлению – их оказалось всего 15-20%. Целиком на дистанционное обучение мы перешли только тогда, когда вышло прямое предписание – с 23 марта 2020 года. Новосибирский городской открытый колледж – это негосударственное учреждение СПО с профессиями социально-экономического профиля: экономика, реклама, дизайн, право, информационные технологии. Кроме очников, у нас есть заочники, которые обучаются с применением дистанционных технологий: освоением материала самостоятельно и взаимодействием с преподавателем на регулярных вебинарах. А также есть слушатели постоянно действующих программ дополнительного образования – в основном, учащиеся 7-9 классов. То есть о предписании мы узнали в конце недели, а уже с понедельника на дистанционное обучение предстояло перевести порядка 300 студентов и школьников разных возрастов и специальностей.

Перед администрацией колледжа было поставлено две задачи. Во-первых, ни на день не прерывать образовательный процесс – это реалистично: у нас не десятки тысяч студентов. Во-вторых, использовать это время для отработки новых образовательных технологий: ведь всех учили, что кризис – это время возможностей.

Революция сверху

Технологической основой для перехода на дистанционное обучение стала наша собственная обучающая платформа InStudy, которая уже использовалась для "дистанционных" студентов. За выходные деканат колледжа занес туда всех студентов-очников. Оперативно выбрали платформу проведения вебинаров – Webinar.ru. В понедельник на платформе прошли первые вебинары для групп студентов, временно объединенных в потоки. Учебный процесс, не сбавляя темпа, действительно не прерывался ни на день.

Почему я так много говорю об этих вебинарах, когда подавляющее большинство школ и колледжей, особенно в первые недели организовали асинхронное дистанционное обучение с передачей материалов, заданий и сбору ответов? По моему убеждению, вебинары на этом этапе нужны не только и не столько ради того, чтобы "выдать программу". Прежде всего они нужны для сохранения достигнутого темпа учебы, делового настроя и противодействия традиционному весеннему "разложению". Кроме того, вебинары нужны для поддержания контакта с аудиторией, они позволяют довольно точно угадывать настроения студентов, раскрываться отдельным ребятам. Мы с удивлением увидели, что посещаемость занятий в режиме вебинаров повысилась. Причем те студенты, которых относили к "закоренелым двоечникам", стали активными на удаленных парах, выполняли задания и выступали на парах, выходя в эфир. По сути, мы дали им возможность учиться в своем темпе, не волнуясь перед публикой.

Именно из-за необходимости сохранения темпа обучения мы не стали уходить на каникулы, которые были объявлены с 30 марта. Обучение только перестроилось на новые рельсы, и было бы странно его прервать, как предписали. Формально мы объявили свободное посещение, не отмечали отсутствующих, а в реальности предложили студентам и их родителям продолжать обучение, и большинство согласилось. Сейчас мы видим, что колледжи, которые вначале или упустили процесс перехода на дистанционное обучение, или сымитировали его, а затем ушли на объявленные каникулы, до сих пор не могут "собрать" студентов – они разъехались, потеряли темп и мотивацию.

Вторую неделю карантина мы использовали еще и для того, чтобы резко поменять подходы к методике обучения. Было понятно, что способ ведения занятий первой недели, когда очная нагрузка механистически перенесена в онлайн, не эффективен. Нужна совершенно другая методика, другая дидактика обучения. Поэтому перед самым уходом на "карантин" мы успели провести в колледже педагогический совет и обсудить модель "перевернутого обучения". Суть маневра простая: очная нагрузка (в виде вебинаров) сократилась вдвое, роль самостоятельной работы и курирование ее преподавателями выросла. Упрощенно говоря: новый материал изучаем самостоятельно, на парах разбираем вопросы, решаем задачи, стимулируем обсуждение и совместную работу. Соответственно перераспределилась нагрузка студентов и система оплаты труда преподавателей.

Первая, формально каникулярная, неделя была экспериментальной для такой системы. Мы налаживали сетевой диск, объясняли студентам и преподавателям новые правила игры, выстраивали эффективную систему коммуникаций. Когда все только начинали переходить на дистанционное обучение, после чего и случился всероссийский коллапс, у нас уже были две недели опыта в новых условиях. 6 апреля мы начали переход на новую методику обучения. И пока все думали над тем, что делать с валом неконтролируемых схем обучения и обмена информацией между учащимися, педагогами и администрацией, мы уже планировали в дистанционном формате воспитательную работу: онлайн-тренинги, экскурсии, удаленные чемпионаты и благотворительные акции.

Уровни управления процессом

Наш опыт перехода на дистанционное обучение показал: уровень технологий – важный, но не единственный. Есть как минимум еще три: работа с учащимися и их родителями, работа с преподавателями, работа с ответственными за содержание образования. На технологическим уровне важным представляется, прежде всего, принятие быстрых и централизованных решений по переходу на ту или иную платформу, информирование в том или ином мессенджере, централизованное техническое обеспечение процесса. Грубо говоря, каждый преподаватель должен получить от колледжа полный комплект техники для работы удаленно, логин и пароль от своей вебинарной комнаты и общего сетевого диска. Никакого творчества, иначе учащиеся столкнутся с десятками разных технологических решений – кому из преподавателей что удобно.

На уровне работы с учащимися и их родителями самым важным представляется честное и регулярное информирование. С первого дня в общих чатах колледжа мы писали о ситуации, снимали видеообращения, проводили в формате вебинаров собрания с родителями и студентами. Мы видели, как десятки школ впали в информационный ступор, а родители и учащиеся, лишившись актуальной информации и не понимая, что происходит, увеличивали градус общего напряжения. И делали по-другому: так и говорили – ничего не понятно, вот такая информация нам известна, вот такие есть гипотезы о дальнейшем развитии событий. Мы сотрудничали и сотрудничаем. Не страшно просить помощи у студентов и родителей, когда речь идет о поиске удобных образовательных платформ, каналов общения, разворачивании и переструктурировании имеющейся инфраструктуры.

На уровне работы с педагогами и методистами показать уверенность и твердый курс школы или колледжа не менее важно. Ключевыми идеями, которые мы доносили до коллектива, были простые и понятные к концу марта истины: это надолго, пересидеть ни у кого не получится, технологические решения – вот такие, всему научим и покажем, если нужна техника для работы из дома – берите из компьютерных классов, новая методика обучения – "перевернутый класс".

Что дальше?

Сейчас нам доподлинно неизвестно, как ситуация будет развиваться дальше. Однако ясно, что нынешний кризис, если не брать его биологический аспект, прежде всего управленческий. Не страшно, что система образования оказалась не готова к всеобщему переходу на дистанционное обучение. Страшно, что к принятию решений в условиях недостатка информации и противоречивых внешних условий оказалась готова меньшая часть образовательных учреждений, институтов развития образования, отраслевых центров информатизации. Самыми приспособляемыми на деле оказались учителя – это на их энтузиазме и энергии система образования достойно прошла первый этап перехода на дистанционное обучение.

Уже можно сделать несколько системных выводов. Первый – будет очень странно, если система образования откажется от наработок, которые сконструированы в нынешней критической ситуации. Дистанционные родительские собрания, перевернутое обучение, тьюторское сопровождение самостоятельной деятельности учащихся и другие технологии должны стать основой для качественного перерождения образования после кризиса. Второй – основой будущего методического и организационного скелета развития образования должны стать горизонтальные (сетевые) объединения ведущих и/или активных образовательных учреждений. Традиционные, выстроенные вертикально "институты развития образования" в основном оказались неадекватны нынешней ситуации, и странно оставлять их в нынешнем виде.

И третье – в системе образования будет повышаться роль субъектности отдельных директоров и возглавляемых ими образовательных учреждений. Ведь явно видно, что в одинаковых стартовых условиях выделились школы и колледжи, которые быстро и безболезненно перешли на дистанционное обучение, смогли качественно преобразить образовательный процесс. На них и нужно будет сделать ставку. Если хотите, это "Ноев ковчег" образования будущего, сформированный честным эволюционным путем в экстремальных условиях.

Об авторе:

Сергей Чернышов – кандидат исторических наук, директор Новосибирского городского открытого колледжа, старший научный сотрудник Национального исследовательского Томского государственного университета.

Фото из архива автора