Первая растерянность, вызванная необходимостью работать в дистанционном формате, сменилась калейдоскопом открывшихся возможностей. В итоге учителя увлеченно заваливают детей логинами и паролями, регистрируя их на разных образовательных платформах, добавляют своих учеников в группы и чаты. Многообразие образовательных платформ позволяет учителю выбрать качественный контент для самостоятельного изучения детьми учебного материала. Вот только иногда и дети, и родители забывают на какой платформе им нужно выполнить то или иное задание, ведь нередко ребенку приходится работать на 5-6 образовательных платформах с разным интерфейсом, типами заданий, формами контроля.

Отдельная тема – это онлайн-уроки, которые чаще всего проходят с помощью программ для групповой видеосвязи. В социальных сетях уже сейчас море фотографий, которыми педагоги иллюстрируют свои достижения в проведении уроков с помощью программ Zoom, Skype или иных подобных приложений. Радует энтузиазм коллег, хотя публиковать фотографии детей в социальных сетях не совсем корректно. А согласие на обработку персональных данных, которое подписывает каждый родитель, приводя своего ребенка в школу, распространяется только на фотографии, публикуемые на официальном сайте образовательной организации.

Если говорить о содержательной части онлайн-уроков, то в большинстве случаев учителя стараются копировать те же формы работы, которые они используют на обычных уроках. Но нужно понимать, что дистанционный урок значительно отличается от очного, здесь гораздо сложнее удержать внимание детей, много особенностей, связанных с формами работы, видами деятельности. На дистанционном уроке неприемлемо длительное объяснение нового материала в форме лекции, простой показ слайдов презентации и другие пассивные формы работы. Если на обычном уроке ребенок, находясь в классе, вынужден хотя бы создавать видимость, что он учится, то дистанционный урок с подобным содержанием имеет нулевые шансы на удержание внимания ребенка.

К тому же надо понимать, что текущая ситуация является искусственной и не вызвана внутренней потребностью детей и их семей в дистанционном обучении. Это вынужденная мера, связанная с необходимостью соблюдения режима самоизоляции. Во многих семьях родители находятся дома вместе с детьми, но педагоги зачастую никак не используют родительский ресурс, а наоборот пытаются сохранить свое "эксклюзивное" право на преподавание. Хотя, на мой взгляд, нет ничего плохого в том, что родители помогают детям делать домашнюю работу или исправляют ошибки в выполненных заданиях по русскому языку. Возможно, имеет смысл на время отойти от привычных шаблонов оценивания. Ситуация, при которой ученик удаленно пишет текст под диктовку педагога, а потом должен в течение трех минут (!) отправить фотографию своей работы на проверку учителю, чтобы, не дай Бог, домочадцы не исправили ошибки, ничего кроме стресса ребенку, родителю и учителю не создает.

Оценивание на дистанционном уроке также существенно отличается от обычного, тем более что мы имеем дело не просто с дистанционным обучением, а с дистанционным обучением в условиях изоляции. И эта ситуация в определенном смысле меняет главную цель дистанционного урока. Дистанционный урок из формы приобретения знаний превращается в одну из основных форм человеческого общения, коммуникации, моральной и эмоциональной поддержки. Сейчас как никогда детям нужны доброжелательное отношение, поощрение, похвала за выполненную работу, предоставление вариативных возможностей работы. Попытки же учителей оценивать работу детей исключительно по пятибалльной шкале приводят к тому, что дети делают вид, что выполняют письменные работы, а на самом деле списывают их с сайтов готовых домашних заданий, а учителя делают вид, что этого не замечают.

Вообще ситуация с карантином обострила одну из главных проблем нашего образования – проблему взаимного недоверия. Зачастую учителя не доверяют детям, и поэтому стараются придумывать как можно больше заданий, контрольных работ, тестов, чтобы уличить детей в списывании или иных уловках. В ответ дети придумывают «тысячу и один честный способ обмануть учителя». Администрация школ не доверяет учителям и поэтому всячески старается получить от них максимальное количество отчетов по работе. Помимо того, что учитель ведет уроки, он должен заполнять бумажный и электронный журналы, регулярно проводить корректировку рабочих программ, проверять (если это возможно) печатные тетради детей, собирать в электронном виде фотографии письменных работ детей и отправлять их школьной администрации, выкладывать на сайт школы конспект каждого урока и прочая, и прочая... И все это ради того, чтобы доказать, что учитель не сидит дома, отдыхая, а отрабатывает свою зарплату. Полагаю, эту цепочку можно было бы продолжить дальше и дойти до самых верхних уровней системы.

Конечно, в целом можно говорить, что, несмотря на все сложности, нашей системе удалось избежать образовательного коллапса. Это является результатом усилий всех участников образовательного процесса. И уже сейчас многие начинают задумываться о том, что мы вынесем из этого опыта в то будущее, в котором все будет «как раньше». Наверное, для каждой целевой группы – детей, родителей, педагогов, администраторов – это будет разный опыт, но, на мой взгляд, есть одно общее, что нужно развивать в нашем образовании – повышение взаимного доверия. Если будет доверие родителей к школе, то возможно не понадобятся те «открытость» и «прозрачность», о которых так много говорят. Ведь делая школу открытой и прозрачной, мы в какой-то мере превращаем ее в шоу «За стеклом», поощряем подглядывание и слежку родителей за учителями, тем самым закладывая сомнения в их профессионализме. Доверие администрации школ к учителям сняло бы с педагогов львиную долю бумажной работы, освободило бы время и дало мотивацию для творчества и развития. Доверие к школам со стороны органов управления образованием в разы снизило бы количество отчетности, формализм и работу «для галочки». Доверие со стороны Министерства просвещения РФ сделало бы ненужным тотальный контроль, ВПР и ОГЭ, снизило бы уровень стресса у детей, родителей и учителей, позволило бы действительно школам быть ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМИ организациями, а не организациями, готовящими детей к экзаменам и тестам.

Об авторе:

Алексей Овчинников – учитель биологии средней школы села Баловнева Липецкой области, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2011​, кандидат педагогических наук.

Фото Вадима Мелешко