С моей точки зрения, как ни странно, наиболее успешной и эффективной из них оказалась самая первая «Информатизация системы образования Российской Федерации» в начале 2000-х гг., на результатах которой во многом до сих пор развивается цифра в образовании страны. Это и подходы к цифровой дидактике, научному обоснованию разработки цифровых образовательных ресурсов (ЦОРов), появлению педагогического проектирования и подготовка специалистов в этой области, существующая до сих пор Единая коллекция ЦОР, первые образовательные платформы (в том числе и сделанная нами «Телешкола», команда которой создала в 2014 г. платформу «Мобильное электронное образование» - резидента Сколково) и, конечно же, созданная сеть межшкольных методических центров.

Все последующие проекты, в основном, были связаны с поставкой оборудования и обеспечения доступа к Интернету, не подкрепленных проектами, отвечающими на вопросы: чему и как учить? Кого учить? Кто учит? А ведь, чтобы эффективно обучать, надо понимать процесс обучения. Развитие технологий существенно поменяло учение. Учитель перестает быть поставщиком знаний, он – организатор персонализированного образовательного процесса, помощник в решении сложных нестандартных задач. Это не значит, что учителя и методисты на местах, бизнес этим не занимались. Занимались и еще как! Но каждый по-своему, как понимает и, может, считает правильным и удобным для себя. Серьезных научных исследований в области цифрового образования на федеральном уровне не было. Лишь в конце 2019 г. тогда заместитель министра просвещения Марина Ракова заговорила о необходимости разработки цифровой дидактики в рамках национального проекта «Образование», но этим планам, к сожалению, насколько мне известно, так и не суждено было сбыться.

В результате школы (не в полной мере, конечно) оказались оборудованы интерактивными досками, дидактическое преимущество которых так и не доказано, плазменными панелями, возможно, опасными для зрения детей, и прочим, без обеспечения соответствующим контентом, методическими материалами. Все это стоило огромных денег. А ведь вместо одной интерактивной доски стоимостью примерно 150 тысяч рублей или панели (от 400 тысяч рублей) можно было всех оснастить ARM учителя (компьютер, проектор, экран + МРУ – до 100 тысяч рублей) и этого уже было бы достаточно.

Современный мир – среда жизни человека, которой раньше не было. Надо научиться жить в изменяющемся мире самим и научить наших детей, обеспечив их успешность и безопасность. Это сложная, но вполне решаемая задача, поскольку вне системы образования они вполне успешно решаются, в том числе в повседневной жизни каждого человека.

Понятно, что, как и во всем мире, учебные издательства стремятся удержать свою прибыль. И это главный тормоз в продвижении цифрового образования не только в России. Ведь создание цифровой образовательной среды более сложная задача, чем традиционной, требует больших затрат, не вполне очевидна прибыль. Но жизнь стремительно движется вперед. Оказавшись перед лицом пандемии, мы неожиданно осознали неготовность к работе школ в реальных условиях цифрового общества. Это касается и каналов связи и самой системы образования и, прежде всего, практически полного отсутствия соответствующего контента и методических материалов для учителей.

МЭШ и РЭШ подтвердили свою методическую и технологическую несостоятельность. Уже в первый день пользователи начали массово переходить на коммерческие платформы, также испытывающие технологические сложности, большинство из которых предоставило на период вынужденных каникул бесплатный доступ пользователям, хотя некоторые уже возвращаются к платным услугам. Кто-то сегодня пытается за пару недель «сваять» платформу федерального уровня.

В условиях карантина как никогда ранее стало очевидным, что запрет на использование мобильных устройств в образовании наивен и, более того, опасен. В реальной жизни наши дети сталкиваются с более сложными проблемами, чем решение стандартизированных тестов. Мы не научили наших детей новым формам межличностного взаимодействия. Не учли, что сокращение face-to-face коммуникации существенно меняет социальные навыки. Не захотели увидеть, что смартфоны и планшеты создали новые возможности связи школьного образования с реальной жизнью. И все эти проблемы выплеснулись на нас в одночасье в начале апреля.

Вопрос использования-неиспользования сам собой отпал и даже не обсуждается. А вот вопросы поведения наших школьников в сетях вышли на первый план. И волосы стали дыбом от сленга и ников, фейков, троллинга и буллинга, выплеснувшихся на образовательные платформы, ZOOM, Team, Мираполис, социальные сети. Стало понятно, как мы ошибались, не уделяя должного внимания формированию сетевых компетенций молодого поколения, вопросам формирования их духовного и нравственного мира в новой социокультурной ситуации, понятий, что хорошо, что плохо, что можно, а что нельзя. И что понятие «Портфолио» уже давно замещено понятием «цифровой след», учить формировать который не менее важно, чем учить считать, писать и читать. Ведь именно он составляет основу цифровой идентичности каждого человека, является условием его успешности и безопасности.

Ну а учитель в этой ситуации выкручивается как может, переходит на разные сервисы видеоконференцсвязи – Teams, Zoom, Google и другие. В результате – традиционная фронтальная работа в сети перед монитором. Объяснение нового, задания на дом. Обучающиеся отправляют выполненные задания фотографиями по WhatsApp. В отдельных регионах на селе родители ходят в школу за заданиями для детей или учителя разносят их по домам. Педагоги таким образом организуют обучение в удаленном доступе. Ну и что, ведь удаленно! Зато отчитались: «Да, перевели в дистант!» В общем, каждый спасается как может в условиях неготовности системы образования и упущенных возможностей.

Сложившаяся ситуация подняла на поверхность и заострила недоработки, промахи и проколы последних лет, но об этом как-нибудь в другой раз.

Давно существовавшие в образовании проблемы сегодня стали очевидными и критичными, на лицо неэффективность многих, ранее принятых решений, в том числе управленческих, нацеленных на контроль, а не на развитие и поддержку инновационной деятельности. Попытки имитации и симуляции изменений, их бесполезность и затратность неожиданно стали очевидными.

Очень надеюсь, что пандемия нанесет смертельный удар по безответственности, популизму, мало осмысленному освоению огромных средств, недобросовестной конкуренции, навязыванию назначенных «лучших» решений и практик, неуместному контролю, сложившихся за последние годы. Надеюсь, что уйдет в прошлое презрительное отношение к серьезной науке, опыту, ответственности подмененной послушностью.

Сегодня идеальная стратегия для развития образования – беспристрастный, прагматичный, научно-обоснованный отбор лучшего, доступного, понятного, гибкого, в том числе содержания образования, организация фундаментальных и прикладных, перспективных научных психолого-педагогических исследований.

Эти давние проблемы, ярко проявившиеся сегодня, четко определяют критичную необходимость перехода к новым формам и методам организации образовательного процесса в сетевой среде, на основе командной проектно-исследовательской деятельности, в разнообразном взаимодействии, единстве программ основного и дополнительного образования, формирующих softskills и «жесткие навыки», социальный и эмоциональный интеллект, основанных на серьезной научной и методической базе, продуманных планах реализации в масштабе всей страны, всесторонней поддержке педагогов, обеспечении их непрерывного профессионального развития.

Пройдут недели, возможно, несколько месяцев карантина, прежде чем мы сможем вернуться к привычной жизни. Но эта жизнь уже не будет прежней. Мы будем по-другому общаться, мыслить, выражать себя, работать и учиться. Что-то исчезнет, что-то придет новое. Мы будем о чем-то сожалеть, а что-то просто не заметим. Нам нужно будет разобраться с выявленными проблемами и научиться жить с произошедшими изменениями.

Нужно понимать, что вскоре мы окажемся в обществе, которое меньше сосредоточено на индивиде, в обществе как совокупности индивидуальностей, где от действий каждого зависит все. О чем нас предупреждал в своей книге «Краткие ответы на большие вопросы» великий Стивен Хокинг. И система образования должна обеспечить адаптацию каждого к жизни в изменившемся мире, в котором архаичная модель образования бессильна. Это будет быстро формирующаяся модель массового персонализированного сетевого образования. Главным слоганом этой модели будет "Хочешь жить – умей учиться", и формирующиеся в эти дни в семьях навыки самопроектирования образования для себя и своих детей и создают базу нового образования как самоорганизующейся системы.

Об авторе:

Александр Михайлович Кондаков – член-корреспондент Российской академии образования, генеральный директор ООО "Мобильное электронное образование" (МЭО).