На примере одной из московских образовательных организаций мы выяснили, почему школьные предметы «в чистом виде» перестали интересовать подростков. Свое внимание ребята сосредоточили на собственной личности и отношениях с окружающим миром. При этом они понятия не имели, где и как искать ответы на важные для них вопросы. Поразмыслив над ситуацией, специалисты решили создать специальный учебный предмет с коротким названием «Я», цель которого – познакомить подростков:

1) с психологическими особенностями переходного возраста;

2) с «правилами» интерпретации задач и оптимальными для подростка методами, помогающими их решить.

Первой частью этого курса стала презентация кейсов, содержащих описание реальных и потенциальных ситуаций. Сначала им предстояло определить, что стоит за той или иной жизненной коллизией, переживаниями и поведением людей, затем – спрогнозировать, к чему могут привести те или иные жизненные обстоятельства.

По мере того, как подростки, включая логическое мышление, решали психологические задачки, учителя-предметники тоже загорелись желанием участвовать в эксперименте. Совместно с психологами были переработаны большие фрагменты программ основных дисциплин таким образом, чтобы была возможность соотнести школьные предметы с окружающей их реальностью: например, использовать химическую или физическую формулу для решения конкретной жизненной ситуации. Педагоги с удовольствием работали с группами школьников, устраивали дискуссии, помогали готовить презентации… Вскоре ребята с удовольствием начали ходить в школу, а за ее пределами горячо обсуждали то, о чем дискутировали на уроках о том, кем и каким сегодня нужно быть.

Ответы на эти вечные вопросы далеко не всегда однозначны, и если в момент их поиска рядом с подростком окажется человек, который задаст вектор развития, «независимый эксперт», способный стать наставником, – учитель, тренер, мастер производственного обучения – он становится для подрастающего человека носителем базовых жизненных ценностей. Его положительная оценка стремлений подростка может стать мощным импульсом к развитию способностей формирующейся личности. Но многие ли педагоги доходят до такого понимания душевного состояния ребят и осознания того, что именно они, старшие, способны качественно повлиять на подростков?

По данным международных исследований PIRLS и TIMSS (оценивающих скорость и эффективность поиска информации, умение логически мыслить и формулировать выводы, понимать законы физики и математики), российские ученики начальных классов (7-10 лет) находятся на самом высшем уровне и близки к показателям школьников мировых образовательных лидеров – Японии и Финляндии. Но уже к 11-15 годам результаты российских школьников резко падают (по данным исследования PISA, в рамках которого проверяется математическая, естественнонаучная, читательская, а в последние годы и финансовая грамотность).

Как исправить ситуацию? Логично было бы начать с «вооружения» современных педагогов особым набором психолого-педагогических компетенций. Среди них – понимание особенностей сегодняшнего подростка, мира его интересов; умение переложить это понимание в особые формы общения на уроке и во внеурочной работе. Лучше всего в этом случае апеллировать к реальным интересам подростков, предлагая им соотнести школьные задачи с жизненными, в которые подросток включен или включится в ближайшее время. Самое важное в этом – научить юного человека «законам жизни» во всех их проявлениях, опираясь на законы природы и развития общества, умение добывать информацию, анализировать и делать верные выводы.


Об авторе:

Андрей Ильич Подольский – руководитель департамента развития человеческого ресурса компании «Иннопрактика», профессор НИУ ВШЭ, заслуженный профессор МГУ имени М.В. Ломоносова


Читайте также:

Андрей ПОДОЛЬСКИЙ: «Нужно помочь ребенку понять себя через школу. Школа делает все что угодно, но только не это» http://ug.ru/archive/80011