Ясно одно: простой передачей активов и прав на уровень выше мы вряд ли чего-то добьемся...

Сегодня на субъекты РФ у нас возложено финансирование оплаты труда, учебных расходов, игрушек, игр и т.д. А все финансирование имущественного комплекса, ответственность за готовность школ к новому учебному году – это лежит на муниципалитетах. Собственно, сеть образовательных организаций как таковая находится в имущественном ведении муниципалитетов, и они ответственны за ее сохранение и развитие. Они отвечают даже за доставку учащихся к месту обучения и обратно!

Муниципалитетам сложно, но они стараются с этим справляться, даже тогда, когда оказывается, что в отдельных и нередких случаях деньги, которые доведены из субъекта до муниципалитета, это единственные деньги, которые у муниципалитета есть и добавить ему нечего. Что же тогда? Муниципалитет начинает их распределять, и то, что должно было бы пойти на педагогов, на стимулирующие выплаты, направляется на оплату труда. Только не педагогов, а вспомогательного персонала и руководящих работников.

Для решения этих проблем в числе предлагаемого – радикальная передача финансирования школ (о детских садах пока не говорят, потому что это особый риск) на уровень субъекта РФ. Но решит ли это все проблемы? Мне думается, что нет. Вот обеспечение прозрачности доведения средств до каждой конкретной школы и детского сада – да. Эта задача очень важная, она должна быть поставлена и решена в условиях перехода на электронный бюджет. Тогда во всех тех случаях, где на местах заявляют о нарушениях, мы будем разбираться в считанные часы. Мы будем просто видеть, что происходит с деньгами.

Таким образом, на мой взгляд, способ решения проблемы кроется именно в переходе на цифровое управление средствами, повышение прозрачности потоков и контроля за их перераспределением. В этом случае не потребуется никакой передачи имущественных комплексов образовательных организаций. Дело ведь в том, что немногие из них сегодня грамотно оформлены. Правильное оформление документов – это очень большая работа: по имуществу менее сложная, более сложная по земле, потому что она требует и аэрофотосъемки, и выноса координат участков на натуру, и т.д., и т.п. Эта работа, конечно, делается, но медленно, постепенно и дорого. И отвлекать сейчас силы на это оформление и финансирование этой передачи в условиях имеющегося дефицита ресурсов и жестких бюджетных ограничений, которые на сегодняшний день – данность для российского образования, было бы нецелесообразно.

Вообще передача имущественных комплексов образовательных организаций с уровня на уровень – вопрос достаточно сложный, причем не только в техническом исполнении. Содержательно лишение муниципалитетов этого имущества, наверное, один из принципиальных вопросов. Кстати, сейчас очень многие регионы, которые участвовали в апробации новой модели распределения ответственности, выбирают модель, в рамках которой они отказываются от передачи имущественных комплексов.

Тогда с точки зрения экономики, а в экономике у нас все-таки в первую очередь во главе угла вещные права и имущественные отношения, речь вообще идет совсем о другом – об обязательственных правах, а все вопросы, возникающие в рамках этих прав, опять-таки решаются с помощью достижения прозрачности потоков движения средств.

Что мне хотелось бы сказать: целесообразности в серьезном изменении соотношения имущественных прав, ответственности и полномочий регионов и муниципалитетов я не вижу. Я считаю, что это очень серьезная работа и я опасаюсь, что на данном этапе лишение муниципалитетов ответственности за сохранение и развитие имущественных комплексов, может быть неисполнимо: из одного органа в регионе этими вопросами сложно управлять, все равно придется создавать территориальную сеть. Тогда, спрашивается, зачем все передавать на уровень выше, если вновь будет создана сеть уровнем ниже? Надеюсь, что эта модель перераспределения ответственности и полномочий не будет реализована. Хотя бы потому что этот вариант выглядит трудоемким, отвлекающим внимание, рискованным и непродуктивным.

Но тогда речь идет о разработке иных вариантов устройства, я бы сказала, некоторой новой иерархии образовательных организаций. Лично я поддерживаю те проекты, в основе которых идея о том, что крупные, сильные, ориентированные на нововведения, на методическую помощь другим школы могут быть переданы на уровень субъектов федерации именно как будущие ресурсные центры, работающие на всю территорию региона, работающие над методическим сопровождением сети школ региона, над разработкой инноваций, их апробацией, подготовкой кадров, продвижением новой системы учительского роста. Если все это реализуется, школа по праву становится крупной региональной площадкой – где бы она ни находилась. Фактически то же самое точечно уже реализовано у нас в допобразовании – я имею в виду региональные дома творчества.

И тем не менее, даже если мы пойдем по этому пути, по каждой из школ, претендующей или выдвинутой на статус региональной площадки, должно приниматься индивидуальное решение. Особенно в части передачи имущественного комплекса. Ведь просто так, автоматически предавать сильные школы на уровень региона нет смысла, как нет и смысла тут же заставлять всех вокруг повторить их опыт и результат. Сила и уникальность этих школ в том, что они на уровне своего муниципалитета делают хорошее дело для своего муниципалитета.


Об авторе:

Ирина Всеволодовна Абанкина – директор Института развития образования НИУ ВШЭ, член Ученого совета НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук, профессор