Взрослые, отправляя детей на отдых в лагерь, к бабушке или друзьям, общаются с ребенком по мобильному. Такая связь напоминает иногда игру «Испорченный телефон». Стоит только папам или мамам услышать одно неожиданное признание школьника или дошкольника, тут же начинается выяснение обстоятельств произошедшего. При опасениях, конечно, стоит расспросить сына или дочь, но не с дрожью в голосе, а задавая четкие, короткие и по возрасту понятные вопросы. Чаще ведь случается иначе: ребенок не захлебнулся, а глотнул воды из-за неожиданно набежавшей волны, не голодает три дня, а не съел молочный суп в обед, не избит до полусмерти товарищами по отряду, а не поладил с Пашей или Катей. А взрослые переживают: отдыхают ведь они не с собственными детьми, а, передоверяя сыновей и дочек другим. Конечно же, «Учительская газета» выступает за то, чтобы каникулы были временем радости и положительных эмоций, а не травм и неприятных воспоминаний… но на деле случается всякое.

«Семь одноклассников и два учителя на резиновой лодке. Четыре весла и ветер, налетевший из ниоткуда. Это было лет двадцать назад. Ни одного спасжилета, зато в котелке для обеда припасена теплая гречневая каша – на костре сварили. После высадки на берег ждал трехчасовой путь на машине: без ремней безопасности, сидя на коленках у старших ребят или на рюкзаках. А пока в лодке вместе с одноклассниками в прямом смысле трясемся на середине озера. Мы – восьмиклассники одной карельской школы. И, чтобы избавиться ото страха, орем «Катюшу», «Платочек», «На безымянной высоте». На вопрос встревоженной мамы, которая встречала дома: «Как?». Отвечаю коротко: «Хорошо всё!» Ну не рассказывать же о лодке, а то в следующий раз ни лодки, ни гречневой каши, ни робинзонады на острове. Так что «Хорошо всё!»

«Три дня обсуждаем решение знакомой семьи отправить девятиклассника в лагерь. Живут у моря, климат мягкий, но это не останавливает. «Пусть пообщается со сверстниками, поживет с ранним подъемом и отбоем. И, знаешь, гаджеты там на два часа выдают в день. Дома телефон ведь даже забрать не смеем...» - делится мама. Новости приходили поначалу радужные – в лагере понравилось, вожатые – девочки 16-ти лет присматривали за ребятами на год младше. Наступил родительский день. Сын попросил привезти денег, фруктов и ласты. Еще через неделю простуженным и с температурой вернулся домой. Решилась уточнить: «Почему забрали-то?». «Не знали, что приболел», - сказал папа. А выяснилось другое – ребята, что порезвее, закладывали себе за щеку неизвестное вещество… Через пару дней, поправившись, сын пошел на море, а потом подметал двор, гулял до полуночи и выбирал новый телефон в интернете».

«Привычно готовлю овощное рагу, варю легкий супчик из свежей капусты. Подходит сестра и спрашивает, что дадим на обед сыну. Недоуменно смотрю на нее. Три недели Санька ел с детьми одинаковую еду, в том числе рагу и овощной суп. Выяснилось, что до этой поры мама не сомневалась – подобное для сына несъедобно. Еще за три недели растущий организм распробовал борщ, плов, рис, лагман и... салат из свежей капусты».

«Семья несколько лет выбирала для дочки лагерь. Остановились на том, что не в России. Рассчитали дни, приехали к туда специально на день рождения», - рассказывает знакомая мама. Бледную и худую дочку в День рождения разрешили взять на обед. За столом ребенок съел две порции первого и вторую котлету. «Как с вами хорошо!», - вздохнула девочка, которую забрали из лагеря на неделю раньше окончания смены.

«Поехала с детьми в лагерь сопровождающей. По-другому четверых школьников не вывезти. Дети попали в четыре отряда. Успевала к ним только вечером – накупать, уложить спать и поцеловать. Но как же ребята радовались солнцу, морю, песочному пляжу. Беготня, суета, дорога, но это стоит того, чтобы 21 день северные дети отдыхали в тепле», - рассказала мама пятерых детей, которой в этом году не достались льготные путевки.

«Звонит молчавший дней пять мобильник. Поднимаю трубку. «Когда у Саши болит ухо, нужно...» - звучит как рекомендация лечащего врача. «Так тут ни у кого не болят уши!» - отвечаю сестре. Оказывается, племянник, который отдыхает вместе с нами, позвонил маме, чтобы та рассказала мне о больном ухе. Зову ребенка, разговариваем уже втроем, проговаривая правила нормального общения. Аптека, капли, лекарства. Через два дня ухо поправляется».

«Знакомая, врач с 25-летним стажем работы, срывается поздней ночью в палаточный лагерь. Сопровождающий сына педагог слег после эпилептического приступа. «Приехала, а дети в одежде и обуви спят в палатках». Руководитель в пространстве не сориентирован, ему сделали укол и госпитализировали. «Посмотрела, как быт в соседнем лагере устроен – дети тоже вповалку, уставшие, спят. Сына оставила, пообещали, что присмотрят, лагерь приравнен к военному – у них и стрельба там, и ранний подъем, и марш-бросок. Младший сын после такого отдыха еще два дня дома только ел и спал, а я стирала одежду и слушала мальчишеские рассказы о стрельбе и войне».

А какие открытия летний отдых уже принес вам? Что нового вы узнали о своих детях? Делитесь своими историями в комментариях!