Коварство средних цифр по заработной плате обсуждалось много раз. За средними показателями скрываются глубокие различия между зарплатами городских и сельских учителей, учителей, имеющих полную нагрузку и только частичную, молодых и опытных педагогов. Очевидно, что регионам с высокой долей сельского населения и соответственно сельских школ приходится изыскивать средства не только на сельские надбавки, но и на оплату коммунальных платежей – отопление, освещение и т.д., которые обещаны по закону «Об образовании в Российской Федерации». Мы сталкивались с ситуацией, когда эти расходы включались в заработную плату учителя, чтобы обеспечить выполнение средних показателей. Но они не относятся к заработной плате, по ним не делается отчислений, то есть, они не должны облагаться выплатами на оплату труда. Это просто подмена.

Существенное напряжение региональных бюджетов возникает в регионах, где много малокомплектных школ и поэтому для них расчеты нормативов не предусматриваются, они не зависят от числа обучающихся. Но нередко регионы не делают этих различий, и педагоги в малокомплектных школах испытывают дискриминацию. Неполный учет рабочего времени происходит в школах-интернатах с круглосуточным пребыванием. Далеко не все регионы ввели повышающие коэффициенты на детей с ограниченными возможностями здоровья и детей-инвалидов. А ведь с 1 января 2016 года введены специальные стандарты для детей с ОВЗ и для детей с умственной отсталостью. Они должно обучаться по адаптированным программам. Но разработка таких программ учителям не была оплачена и на ее реализацию тоже дополнительных денег не выделено. В результате возникли угрозы и для детей, и для педагогов в условиях перехода на инклюзию.

Верхнюю часть таблицы по уровню заработных плат занимают регионы Дальнего Востока, Крайнего Севера, Сибири, которые имеют районные коэффициенты к заработной плате. Если этот фактор нивелировать, то дифференциация между регионами снизится – сейчас она зависит от объективных природно-климатических и географических условий. Она влияет на средний по России показатель средней заработной платы педагогов, увеличивая его за счет коэффициентов, компенсирующих объективное удорожание жизни в отдельных регионах. По реальной покупательной способности заработная плата возвращается на три года назад.

Конечно, судить по результатам полугодия достаточно трудно – на школах и детских садах лежит ответственность выплаты отпускных для педагогов и всего коллектива. Обычно показатели заметно повышаются к концу года. Тем не менее, роста реальной заработной платы педагогов даже за этими цифрами Росстата разглядеть не удается.

Регионы Северного Кавказа на протяжении длительного времени демонстрируют достаточно низкие показатели по заработной плате, несмотря на высокую наполняемость классов, интенсивность труда педагогов, высокую долю учителей, работающих в сельской местности и горных районах. Но низкие показатели Алтайского края, который тоже имеют высокую долю сельских школ и сельских учителей, вызывают глубокую озабоченность.

Традиционные лидеры Российского образования – Белгородская и Воронежская, Самарская, Калужская и Тамбовская области, Республика Чувашия тоже оказали в сложном финансовом положении, резервов для повышения оплаты труда практически нет.

Это ставит перед регионами серьезные вызовы, может создать угрозы динамике развития образования и привлечения молодых педагогов.

Об авторе:

Ирина Всеволодовна Абанкина – директор Института развития образования НИУ ВШЭ, член Ученого совета НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук, профессор

Большое экспертное обсуждение темы – в №40 от 3 октября!