​На фоне дискуссий о будущем образования между новаторами и консерваторами очень знаковым показалось исследование ВЦИОМ. В обзорные статьи вынесли упрощенный общий вывод, хотя задавали 3 вопроса:

- На Ваш взгляд нужен или не нужен единый государственный образовательный стандарт для школьников в России?

- Одни говорят, что по каждому предмету в школе должен быть ОСНОВНОЙ (базовый) учебник для всей страны и учебники для углубленного изучения. Другие говорят, что у школ должна быть возможность выбрать для детей более подходящие, по их мнению, учебники. С какой из этих точек зрения Вы в большей степени согласны?

- По каким школьным предметам надо в первую очередь вводить основной (базовый) школьный учебник?

Меня порадовали старые знакомые 86% в лице сторонников единого стандарта, причем в контексте необходимости традиционного понимания «единого образовательного пространства». Это страты 34-44 лет и 45-49 лет. Остальные чуть ниже, кроме единственной страты 25-34 года: эти только на 76% поддерживают, хотя тоже немало.

Самыми консервативными в отношении учебника оказались города от 100 тыс. населения до городов-миллионников (78%). Мегаполисы чуть ниже, хотя, казалось бы, в мегаполисах легче с учебниками и можно было бы ожидать заметно более демократичный настрой. Но, на удивление, наименее консервативными к учебникам оказались села (58%). Небольшие поселки (до 100 тыс.) оказались точно между ними (68%).

Для меня этот опрос подействовал отрезвляюще. Можно сколько угодно доказывать влияние информационного взрыва на общество и новые задачи системы образования, но легендарные 86% в упор этого не видят. Должно радовать, что к учебникам они относятся менее жестко – примерно на 10%. Это значит, что необходимость более гибкого индивидуализированного образовательного процесса все-таки медленно доходит до части из 86%.

Это с точки зрения перспектив приведения системы образования к новым реалиям. Насколько народ готов к ним, отсюда прямо непонятно, но, в любом случае, большинство хочет двигаться в едином строю. Насколько реально двигаться к новым реалиям в едином строю, вопрос тонкий, но их он, похоже, не волнует. Можно как угодно относиться к этому, но нельзя не считаться.

С другой стороны, более 10% по всем стратам (а у молодых родителей до 20%) твердо выступают за гибкие программы и учебники.

Неопределившихся с вопросом крайне мало. Эти несогласные – самая активная группа, которая будет пытаться реализовать свой образовательный запрос. Их нельзя не заметить и

не пойти навстречу. Из социологии известно, что активная группа порядка 10% от общего количества в состоянии радикально изменить общую ситуацию. И динамика развития неформального образования подтверждает их пассионарность, хотя общее количество пока малозначительно. Проще дать им возможность реализовать свой образовательный запрос, чем препятствовать и провоцировать общую революцию.

Таким образом, результат опроса весьма позитивен: состав желающих гибкого образования достиг значений, способных изменить ситуацию. Как минимум, он обещает непростые задачи управленцам-консерваторам.

Отдельно хотелось бы обсудить тему учебника.

Понятно, что подавляющему большинству непонятно изменение роли учебника в современной ситуации. С учебником учились несколько поколений взрослых, которые не понимают иного процесса обучения, как между учебником и тетрадью. Они не отдают себе отчета в том, что они учились в эру бумажную: только бумага была носителем информации. Появившийся телевизор был развлекушечкой или, в лучшем случае, дополнительной учебной программой, неспособной полностью заменить ни один из учебных курсов.

Учебник был концентратом учебной информации, которой больше неоткуда было получить. Он был осью, вокруг которой крутился образовательный процесс. Даже великий учитель, несущий разумное-доброе-вечное, опирался на учебник. Были некоторые учителя небожители, которые относились к учебнику как к вспомогательной опциональной хрестоматии, но таких было ничтожно мало.

Чтобы ярче воспринять образ учебника и его последующую метаморфозу, напомню о словарях и энциклопедиях. Это были величайшие книги! За хорошими справочниками и энциклопедиями гонялись, гордились их наличием в домашней библиотеке. Рискую показаться варваром, но недавно я выбросил (!), обливаясь в душе слезами, большую стопку справочников из домашней библиотеки. Выбросил! Ибо они уже никому не нужны, даже библиотеке – всё это быстрее и удобнее получить в сети.

Почему возник запрос на разный учебник? Потому что возник запрос на индивидуализацию образования. Раз образование крутится вокруг учебника, нужно иметь разные учебники.

Почему возник запрос на искоренение множественности учебника? Потому что появилась неопределенность при покупке учебника. Непонятно, какой купить – надо дополнительно узнавать. Сменился учитель – может смениться учебник. Опять покупать? Опять выяснять, какой именно? А если его нет, искать?

В дискуссии между индивидуализацией образования и стандартизацией учебника появился изящный тезис: индивидуализация от учителя, а она может быть на основе любого учебника. Значит, можно сделать стандартизованный учебник, а учитель вокруг него будет индивидуализировать программу иными средствами. И правда, и неправда одновременно. И разрешается она очень каверзным вопросом: что такое учебник? Что учебник, а что не учебник?

Если учебник – это остов, вокруг которого крутится весь образовательный процесс, то ничего особо не индивидуализируешь – так, мелкие блохи на теле слона. Если учебник – это некий формальный атрибут типа джентльменского приличия, то это уже не учебник в привычном понимании. Тогда возникает проблема или лукавство с другими текстовыми материалами для обучения, если есть сложности по доступу к ним.

Первый подход – типичное ретроградство, приемлемое только в том случае, если всякие пустопорожние ФГОС-рассуждения пускаются по боку ради накачки мускулов на ЕГЭ. И тогда понятен ретроградский тренд на внешние проверочные работы, нарушающие право школы на свою образовательную программу: надо компенсировать слишком тупую накачку на ЕГЭ и показать всем, что государство бдит. Смысла мало, но эффект для 86% налицо.

Второй подход – типичное лукавство. Для него дежурный учебник не нужен, а нужно виртуозно, не вызывая подозрений у бдительных контроллеров, доставать альтернативный учебный материал. Проще всего, если он открыто есть в сети, что чаще всего и происходит. Он наиболее актуален для творческой аудитории с явно выраженным образовательным запросом. Если же среди них окажется родитель без явного образовательного запроса, ориентированный исключительно на сдачу ЕГЭ, он может здорово испортить всем жизнь, задавая неудобные вопросы и рассылая капризные кляузы. Второй подход динамичен, сложен для управления и активно вытесняем традиционной моделью управления в неформальное образование.

Я это написал не для уничижительности традиционного подхода с ориентацией на сдачу экзамена, я это написал для осознания, что то, что мы назвали учебником и без чего не мыслим себе обучения, давно потеряло смысл. Такой учебник хорош только для ограниченного образовательного запроса «подготовьте меня к экзамену». Это не знание, не образование– это навыковый тренинг на то, что больше никогда в жизни не понадобится. А современный стандартный учебник – это тот минимум, которым государство наделит каждого, кто не понимает, что он теряет с таким учебником и с таким образованием.

Если же понять, что сегодня вся информация есть в сети в электронном виде, а учебник имеет смысл как индивидуальный помощник в изучаемой предметной области, подстраивающийся под своего хозяина (волшебный моток, путеводная нить), то и дискуссия об учебнике пойдет совсем в иное русло. И, поскольку живем мы уже в мире цифры, а не бумаги, то и навигатор по миру образования должен быть цифровой.

Делать такой умный учебник сложно и дорого, а отдавать рынок глупо. Поэтому принципиальных изменений с учебниками ждать не приходится. Но очень хотелось бы, чтобы тема учебника продумывалась шире и глубже. Глядишь, и 86% окажутся за гибкие умные индивидуальные цифровые учебники, а не за одинаковые по всей стране, вопреки желанию пассионарной, но малочисленной группы.

Читайте также: