В ходе исследования, проведенного НИУ ВШЭ в 2016 году, практически каждый второй учитель на вопрос «Что Вам не нравится в данной школе?» ответил: «Высокая внеучебная нагрузка (много отчетов, документации)».

В среднем в неделю у педагогов на заполнение отчетности уходит более 4 часов, в то время как на внеклассную работу с учащимися – только 3 часа. Существует даже ироничный афоризм о том, что школа – это учреждение, где дети мешают учителям заполнять статистическую отчетность. И в этом смысле очень велико желание школ кардинально сократить ее объемы.

Причины подобной ситуации в целом понятны: для проведения грамотной и обоснованной политики в сфере образования необходима информация. Принимаемые решения не могут строиться на умозрительных заключениях; если мы говорим о том, что школа не обеспечена хорошими педагогами или современными компьютерами, мы должны подтвердить это цифрами: надежными и объективными, цифрами, которые можно будет сравнить с мировыми стандартами и на основании которых можно будет построить анализ и стратегию развития системы образования или отдельной школы. И с этой точки зрения возникает иная проблема – проблема нехватки информации о качестве образовательного процесса, о тех результатах, которые получают обучающиеся в этой школе.

Поэтому проблема чрезмерной статистической нагрузки на образовательные организации не так проста, как кажется…

Так из чего же складывается эта нагрузка и что в таких непосильных объемах заполняют образовательные организации?

Во-первых, разумеется, складывается она из официальной статистической отчетности. Существующая в российской системе образования система статистического наблюдения включает в себя целый ряд отчетных форм, состоящих из очень внушительного количества показателей. Одна лишь форма ОО-1, которую с прошлого года школам предписано заполнять ежегодно, содержит около 8 тысяч ячеек. И это далеко не единственная форма отчетности, которую необходимо заполнить организации.

Но можем ли мы утверждать, что информация хотя бы в этой форме избыточная? Форму разрабатывали эксперты, в том числе представители органов управления разного уровня. Они исходили из своих управленческих и аналитических потребностей. Как в этой ситуации определить, от чего можно отказаться? Видимо, только опытным путем через 3-4 года. Но все это время организациям придется заполнять такие огромные формы…

При этом важно отметить, что при кажущейся избыточности форм, они порой не содержат сведений, представляющих первостепенную важность для управления системой образования. Так, например, данные о качестве образования в открытом доступе практически отсутствуют. Мы знаем, сколько учится детей. Мы знаем, сколько на них приходится компьютеров и квадратных метров площади. Но чему и насколько качественно их научили, мы узнать не можем.

Второй составляющей отчетной нагрузки организаций являются постоянные текущие запросы местной администрации, чаще всего – учредителя и контрольно-надзорных органов. По наблюдениям директоров, число таких запросов в некоторых регионах достигает 200 в год. Примерно по одному запросу каждый рабочий день! Конечно, в данном случае речь идет не о 8 тысячах показателей, но, чтобы указать пусть даже 15 единиц запрашиваемых данных, необходимо время. А это время, которое руководство организации и педагоги могли бы потратить на свои непосредственные обязанности. И в большинстве случаев эти запросы дублируют сведения, которые организация и так сдает в рамках официального статистического наблюдения.

В то же время региональные и местные органы управления образованием, от которых и поступает основная часть внеплановых запросов, можно понять. Для решения текущих задач и принятия оперативных управленческих решений им требуется иметь под рукой всю необходимую информацию. А формы статистического наблюдения, которые заполняют организации, как правило, уходят в федеральный центр (будь то Росстат или Министерство образования и науки РФ) и… там и остаются. Разумеется, местные управленцы в этой ситуации будут стремиться иметь свою систему сбора и хранения статистики, позволяющую при первой же необходимости быстро получить все нужные сведения. Таким образом, формируется параллельная система сбора отчетности, нередко отличающаяся по значениям тех или иных показателей от официальной статистики. Парадокс ситуации заключается в том, что порой эти собственноручно собранные сведения регион вынужден использовать для ответа на текущие запросы федерального центра.

Как же с учетом всего вышесказанного снизить отчетную нагрузку на образовательные организации и педагогов? Стоит ли пойти по пути сокращения официальных статистических форм или же по пути снижения числа текущих запросов учредителя? Ответ вовсе не очевиден.

Вероятно, возможное решение скрывается в технологии сбора этих данных. Например, в создании общероссийской информационной системы, из которой заинтересованные органы и ведомства могли бы получать всю необходимую им информацию. Школе же оставалось бы лишь внести все эти данные. Да, много данных. Да, на это потребуется время. Но внести их, по крайней мере, надо будет один раз и в заранее установленные сроки.

И, безусловно, необходимо искать механизмы безопасного и полезного для всех раскрытия информации о качестве обучения, о тех образовательных результатах, которые получают школьники. Без этих сведений крайне сложно выстраивать «умную аналитику», позволяющую увидеть, какие усилия приводят к повышению качества образования, а какие так и остаются пустыми неэффективными затратами.

 

Об авторе

Александр Беликов – исследователь Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ