Заканчивается очередной год – да не простой, а високосный. Поэтому и перемен произошло много, хороших и разных. Разных больше, но все делается к лучшему, как мы вскоре убедимся.

  • К 2016 году школы России окончательно разделились на те, что все-таки пытаются адекватно внедрять новые ФГОСы (несмотря на отсутствие финансирования, формальность переподготовки учителей, слабость методической поддержки, чехарду с учебниками и пр.), и те, что привычно занялись имитацией деятельности. Навскидку я оцениваю процентное соотношение первых и вторых как 25% к 75%. Допускаю, что излишне оптимистична.
Авангардная группа образовательных организаций уже вводит новые стандарты в старших классах, еще примерно четверть школ завершает цикл основного образования, а большинство не так давно в этом цикле стартовали. Поэтому два полярных опыта уже вполне сложились: реального изменения и последовательной имитации. Между ними, конечно, масса оттенков и возможностей выбора для «догоняющих» (чего стоит одна только практика «клонирования» основных образовательных программ, которые и требуется делать почти как под копирку…).

  • А еще школа превратилась в важнейший форпост борьбы с коррупцией. Вслед за глобальными планами антикоррупционной деятельности во всех образовательных программах появились (и были дотошно проверены) абзацы, предписывающие противостоять проникновению коррупции во все предметные области и на все уровни образования. Крылатая фраза «Береги честь смолоду» воплотилась в реалии школьной жизни в виде предписаний, инструктивных писем и разработок учебных занятий. Воображение сразу рисует рядом агитационные плакаты в стиле «Окон РОСТА» и дополняет картину зловещими нотами из Ленинградской симфонии Шостаковича.
  • В августе был отправлен в отставку Дмитрий Ливанов – как символ насаждения ЕГЭ, жесткого реформирования вузовской системы и развала РАН. Ну, и коррупции, конечно. Это в расхожей версии. Справедливости ради скажем, что были люди, называющие его последним «настоящим либералом» в Правительстве и, в общем-то, адекватным человеком, создавшим, к примеру, при своем Министерстве Общественный совет. Завершить прощание с экс-министром хочется словами Сергея Волкова: «А радующимся скажу вот что: если б только они знали, как мало в этом огромном образовательном болоте, уходящем в хтоническую глубь, зависит от МОН. В области общего образования уж точно. Как много подчинено местному и региональному уровню, насколько больше душит завуч или местный методист, чем министр. После смены руководства МОН нас не ждет ничего нового, потому что мы-то всё такие же….».
  • На старте учебного года по стране прокатилась пара громких школьных скандалов: уже почти забылось?.. Как же: учитель-обличитель из Питера и учитель-растлитель из Москвы. Оказывается, педагоги еще способны выдавать сюжеты для желтых страниц почище подработки стриптизом)) Слава богу, что страсти быстро улеглись, СМИ угомонились, кадровые перестановки прошли спокойно. До новых информационных поводов.
  • Зато нам облегчили груз отчетности! Ура: вместо 2-х форм сентябрьских отчетов (ОШ-1 и РИК-85) теперь подается одна – ОО-1, объем которой в 5 раз превышает суммарный объем предыдущих. Представлять ее требуется в бумажном виде, а после нескольких сеансов кропотливой правки (тянущейся с сентября по ноябрь) количество потраченной бумаги возрастает до трех стандартных пачек. ООО!.. - стон бурлаков (пардон, завучей) до федерального центра, видимо, не доносится, оптимизация идет своим ходом.
  • В начале ноября Президент РФ подписал указ об исключении результатов ЕГЭ из показателей деятельности органов местного самоуправления.Такое решение достойно аплодисментов: наконец-то школы перестанут ранжировать по баллам единых экзаменов и требовать их постоянного повышения. Настораживает другое: рейтинги-то остались, а свято место пусто не бывает… Значит, опять по осени начнут считать медалистов, которых не так давно пустили на самотёк.
  • Новый министр Ольга Васильева борется с бессодержательностью и начетничеством, вводя новые контрольные процедуры и усиленно возвращая школу к советским корням. Многие комментарии к ее заявлениям полны радостными народными возгласами из серии «Наконец-то!». Радикальное предложение г-жи Васильевой о сокращении бюджетных расходов на образование (в СМИ, кстати, писали и о том, что инициативы такой не было, цифры на Минобрнауки «спустили» сверху; но в любом случае - в Думе предложение не поддержали) логично укладывается в эту стратегию. Известно, что наша страна обычно делает рывок в ситуации острого кризиса, когда терять уже нечего, кроме пресловутых скреп. Никакой иронии, между прочим.

...Что же делать нам с вами, младшие офицеры педагогического фронта и тыла? Генералы отдают противоречивые приказания, население взбудоражено, а войско деморализовано, хотя в целом пока боеспособно. Цели и установки меняются, прицелы сбиты, но при этом положено ежедневно рапортовать о новых занятых высотах и полученных орденах. Одно понятно: отступать некуда, за нами – дети…

Ответом послужит цитата из свежей статьи Михаила Кушнира «Новогодний мизантроп»: «Значит, оставляем школу в покое на мудрое управление нового министра, перестаем придумывать туда новые учебные курсы, перестраиваем требования к школе как образовательной организации до реального минимума, а все реальное образование выстраиваем вокруг…».

То есть хорошая новость заключается в том, что растет свобода обходного маневра и появляется множество дополнительных поводов для проявления инициативы. Чем меньше гибкости и вариативности в системе, тем больше возможностей уйти в «параллельные» образовательные проекты. Ведь запрос на живое, настоящее образование остается и даже растет – вместе с разрывом между лозунгами и фактическим курсом.

Поэтому – обратите внимание: именно в високосном 2016-м во всех регионах, как грибы после дождя, размножились альтернативные образовательные центры, предлагающие то, с чем не справляется замученная бюрократией школа: интересную продленку, обучающие квесты, профориентационные тренинги, лабораторные опыты и эксперименты, программы выходного дня…

Есть и люди, готовые выйти за рамки привычных институций и экспериментировать в области альтернативных способов обучения, создавая заманчивые образовательные предложения в разных юридических оболочках. Они, как мне кажется, и будут наиболее востребованными специалистами как в рамках системы, так и на свободном рынке. Потом – позже – наиболее удачные решения могут прийти и в обычные школы, как передовой опыт или элементы ФГОС.

Так что, коллеги, задираем хвосты по-петушиному гордо)) Тем более, что (как утверждают математики) 2017 – число простое, значит, и предстоящий год новыми сложностями отяготить не должен. Хотя может)))

Об авторе

Мария Владимировна Калужская, зам. директора по научно-методической работе гимназии №210 «Корифей» города Екатеринбурга, кандидат политических наук