А к этим учебникам прилагался отлаженный и проверенный временем методический аппарат.

Сейчас учитель учит без проверенных методик, как Бог на душу положит. Результат мы наблюдаем в нашей школе: большинство детей, приходящих к нам из других школ, по математике и по русскому еще имеет какие-то знания (чаще всего недостаточные), а по литературе никаких. Дитя приходит и не может читать программные тексты: то есть оно иногда и прочитывает, но не понимает прочитанного. С этим надо что-то делать.

Но введение единого учебника по литературе не поможет. Во-первых, потому, что пролоббируют все равно "чей-то" учебник. Скорее всего, тот, который принадлежит крупному издательству-монополисту. Во-вторых, учебник этот должен пройти проверку временем (лет этак 10), чтобы по нему действительно могли работать все - и молодые специалисты, и опытные учителя. За это время он будет много раз редактироваться, к нему будет издано большое количество методичек и разработок. По большинству современных учебников учить детей сложно - нет методической базы, пособий, наглядности и пр. По советским, где все это было, учить тоже невозможно - они морально устарели. То есть введением единого учебника моментального результата достичь не удастся, за время его апробации вырастет целое поколение, а может, и два.

Есть и еще одна причина, по которой попытка введения единого учебника по литературе обречена на неудачу: глобальное информ-пространство, в котором живут наши дети, превратит этот учебник в свод закосневших никому не нужных истин. Наши дети живут в другую эпоху: они в детстве читают "Гарри Поттера", а в 15 лет смотрят премьеру "Шерлока" одновременно с Англией. Это мир гипертекста с гиперссылками в клиповом режиме. Скорость движения картинки в "Шерлоке" не соответствует темпам вдумчивого чтения "Мцыри". И никакой учебник тут не поможет. Живая мастерски сделанная движущаяся картинка, абсолютно доступная в любой момент на экране гаджета, составляет мощную конкуренцию любому тексту. А возможность современного юного поколения обмениваться информацией и мнениями по поводу актуальных подростковых тем и контента с собеседниками разных культур и стран поневоле заставляет школу завоевывать интерес ученика гибкостью и открытостью самым современным и новейшим веяниям. Морализаторство же  вызывает у любого нормального подростка скуку, а то и отторжение, и мы рискуем целое поколение загнать в андеграунд.

Знаете, какой самый распространенный вопрос родителя учителю литературы? Нет, не про учебник и требования, не про сочинения и тем более не про ЕГЭ. Самый частотный вопрос – «как сделать, чтобы ребенок читал?» Может быть, авторы законопроекта забыли (все-таки  они школу закончили давно), что на уроке литературы читают не учебник, там прежде всего читают тексты Пушкина, Грибоедова… Читают и комментируют, а учебник проглядывают дома, если пропустили тему или хотят что-то повторить. Хорошо подобранная учителем линейка учебников в этом случае действительно служит делу: она содержит посильную именно для этого класса информацию, она структурирована так, как удобно именно этому учителю и этому профилю обучения.

И последнее. Я не вижу ни одного талантливого автора учебника, который мог бы с воодушевлением провозглашать истины, любезные сердцу госпожи Яровой и группы депутатов, инициировавших законопроект. Наверное, можно писать здорово и интересно о патриотизме и единстве нации, если ты Лев Толстой. Но что-то поблизости нет ни одного Льва. А бездарно написанный учебник... зачем он нужен? Как говорил Цагарели устами Ханумы, "хороший художник - поэт, хороший кузнец - поэт, хороший сапожник - тоже поэт. А плохой - что о нем говорить - просто сапожник!"

И зачем нам учебник, написанный "сапожником"?

Об авторе

Ирина Владимировна Кочергина, кандидат филологических наук, учитель литературы московского Центра образования № 1239