В каникулы побывала на региональной педагогической конференции. Одна из докладчиц упомянула про «образовательный процесс» - в зале дружно зашикали: «Уже не процесс, а отношения!.. «Процесс» теперь не говорят: во всех документах меняем».

Не процесс, а отношения, не ступени, а уровни, не «образовательное учреждение», а (простите) «организация, осуществляющая образовательную деятельность». Вышедшие давеча министерские приказы (в частности, Приказ №1643 от 29.12.2014) снова «вспахали» школьную нормативную лексику, вызвав местами выбросы лексики ненормативной… Еще бы! Ведь документы школы нужно срочно-срочно (в течение месяца) привести в соответствие с высочайшими образцами – ВСЕ документы, включая образовательные программы, программы развития, учебные планы, локальные акты, отчеты, рабочие программы педагогов…

Иначе любая комиссия (коих сейчас предостаточно) найдет несоответствие, выпишет предписание, еще оштрафует, не дай бог… Вот и сидят ночами завучи, выверяя каждую страницу документа, согласованного и утвержденного еще в августе прошлого года. Играют в слова.

Возникает резонный вопрос: а почему радикальная замена «процесса» на «отношения» не могла подождать до лета? Что в этих самых отношениях грозит необратимо испортиться и губительно повлиять на учеников (ой, извините! – обучающихся)?

И сразу же находится ответ: тогда инспектировать школы станет неинтересно. Интрига исчезнет, сойдет на нет здоровая соревновательность: кто всех быстрее и точнее сумеет обновить устаревшую лексику? Перефразировать казенные фразы? Приладить новые – узнаваемые и единственно верные для надзирающих - «якоря»? Какие коллективы раньше других интегрируют данные термины в рекордные сроки? Да так, чтобы уже на весенних семинарах щеголять модным словарным запасом.

А сколько таких революций мы пережили! – ЗУНы ушли в прошлое, расчистив поляну для компетенций (кстати, до сих пор от вполне уважаемых педагогов, хороших практиков слышу: «Так и не понял(а), чем компетенции от компетентностей отличаются…»). Педагогическое сообщество научилось, не заикаясь, ими оперировать, но тут появились (пройдя через мостик из метапредметных и личностных результатов) УУД! Ура! Наконец-то истина – во всяком случае, на ближайшие 3-5 лет.

Кстати, если сказать где-нибудь в людном месте «Мониторинг формирования коммуникативных УУД на уровне ООО», то за ответную реакцию не ручаюсь… А как вам нравится название секции, которую я недавно помогала модерировать (никакого фейка, только что скопировала из программы): «Система оценки достижения планируемых результатов освоения основной образовательной программы основного общего образования как один из инструментов реализации требований Стандарта к результатам освоения основной образовательной программы основного общего образования». Это же просто песня!.. буквально ни одного слова не выкинешь…

Все дальше и дальше уходит педагогика от народа. Огораживается частоколом аббревиатур в сотнях тысяч неудобочитаемых документов.

Члены экспертных комиссий, между прочим, признаются, что не в состоянии проштудировать столь объемные тексты (еще бы! наша «ООП ООО», например, достигла 420 страниц и продолжает пухнуть в ответ на все новые требования к ее содержанию; а это лишь ОДИН корабль могучей флотилии). Они просто ищут типичные просчеты, опираясь на выданные инструкции. Своеобразная охота на блох – или мышей, в зависимости от масштаба погрешностей.

Что в итоге? Организация медленно, но верно перестает «осуществлять образовательную деятельность» и переходит на производство слов. И связанных с ними мелочных бюрократических процедур. Учителя плачут в голос: «Дайте уже поработать с детьми спокойно! Так много было планов, проектов – а в итоге одна отчетность…».

Когда пару лет назад я написала в твиттере: «Две недели педагоги составляли программу воспитания и социализации, а дети ходили недовоспитанными», то еще не представляла всей глубины тектонического сдвига. Сегодня в школах, готовящихся к лицензированию и/или аккредитации, дети остаются недоученными и недовоспитанными по полгода… Живой-то образовательный процесс (ой, извините! – отношения) никого не интересует; проверяют ведь бумаги. Именно бумаги, потому как – несмотря на обещанное пришествие цифровой школы – большинство экспертов работает по старинке: с грудами программ, личных дел и классных журналов.

Конечно, сайт с полным пакетом документации каждая «ОО» иметь обязана, но и распечатать любой требуемый файл тоже извольте.

Нам, кажется, обещали дистанционную процедуру аккредитации с 2016 года?..

* * * *

В голове сами собой всплывают названия популярных фильмов: «Игра в имитацию», «Иллюзия обмана», «Миссия невыполнима» (уверена, что вы добавите еще несколько). – Очень подходит к описанию нашей ситуации, не так ли? Если копнуть глубже, то дойдем до симуляции и симулякров, блестяще описанных французским философом Жаном Бодрийяром.

Правда, впервые понятие «симулякр» встречается еще в латинских переводах Платона— как эквивалент греческого слова «эйдолон», означающего ложную копию, которая не отражает реальности, а лишь искажает ее сущность.

По Бодрийяру, одно из главных свойств симулякра – способность маскировать отсутствие настоящей реальности. Иногда что-то очевидно искусственное кажется более настоящим, чем обыденная жизнь: в этом и заключается ловушка. Эволюция симулякров (а они становятся все более изобретательными, создавая целую псевдореальность) приводит к смещению ценностей: мы перестаем видеть и узнавать лес за картонными, а затем и цифровыми деревьями…

В фильме«Матрица» герой Киану Ривза в качестве тайника использует книгу Бодрийяра «Симулякры и симуляция». Он чувствует, где зарыта собака… В мире Нео компьютерная программа транслирует давно исчезнувший мир конца ХХ века. В нашем – за симуляцией деятельности выхолащивается дух новых стандартов, нацеленных на развитие самобытной личности.

Об авторе

Мария Владимировна Калужская, зам. директора по научно-методической работе гимназии №210 «Корифей» города Екатеринбурга, кандидат педагогических наук