Январь 2015-го как-то неожиданно стал месяцем потерь… Самое горькое, что уходят  из жизни один за другим те, с кем многие годы связывали  рабочие отношения, незаметно переходившие в почти дружеские.

В понедельник вечером, 19 января, раздался звонок: «Час назад скоропостижно скончался Виктор Леонидович». Потом пошли звонки от тех, кто знал Виктора Леонидовича Матросова. Проще было бы сказать, кто не знал его, в течение нескольких десятилетий возглавлявшего Московский государственный педагогический институт имени Ленина, ставший  при нем в постсоветские времена МПГУ, как-то незаметно потеряв имя вождя Революции. Матросов был управленцем от образования и публичным человеком, входившим в интеллектуальную элиту страны.

«Учительскую газету», что  вполне понятно, связывали долгие деловые отношения с Московским педагогическим государственным университетом, время от времени выходили специальные номера, подготовленные вместе с его коллективом, в каждом внимание педагогов страны (и не только нашей страны) привлекали статьи или интервью его ректора Виктора Матросова. Это были серьезные разговоры о будущем высшего педагогического образования, которому он, по сути дела, отдал жизнь, причем практически в буквальном смысле слова. Часто приходится слышать от директоров школ или ректоров вузов: «Да школа (вуз) для меня  второй дом!» Для Матросова, похоже, Московский педагогический был первым и главным домом, ведь в конце концов его сердце и душа не выдержали разлуки с вузом.

У него всё было хорошо в жизни, все складывалось весьма успешно с молодости: окончил МГПИ, аспирантуру, защитил кандидатскую, потом докторскую, возглавлял математический факультет, был избран секретарем парткома, в 37 лет стал ректором родного вуза, параллельно заведующим кафедрой теории и методики информатики и дискретной математики МПГУ, ученым в области математической кибернетики, заслуженным деятелем науки РФ, академиком РАН и РАО, автором множества научных работ, учебников, монографий, членом Совета по науке, технологиям и образованию при Президенте РФ, членом президиума ВАК, президентом Ассоциации развития педагогических вузов РФ, председателем координационного Совета учебно-методических объединений педагогических вузов РФ, членом президиума Совета ректоров вузов  Москвы и Московской области, председателем Экспертной комиссии по присуждению премий Президента РФ (до 2005 года) и Правительства РФ, членом коллегии Федеральной службы по надзору в сфере образования по аттестационным и аккредитационным вопросам, лауреатом премии Правительства РФ в области образования за комплект учебников по информатике и математике для студентов педагогических вузов. А еще Матросов был награжден орденами «Знак Почета» и «За заслуги перед Отечеством» IV степени, золотым почетным знаком «Общественное признание», медалями и двумя орденами Русской Православной церкви, медалью К.Д. Ушинского (2002), Золотой медалью РАО «За заслуги в области педагогики». За что он получал все это? За добросовестный труд, за то, что был лидером, ведь когда чиновники начинали наступление на отечественное педобразование, ректоры региональных педвузов выстраивались за Виктором Матросовым в символическую колонну и шли биться за дело, которым веками славилась наша страна.

Виктор Леонидович был человеком неторопливым и раздумчивым, сгоряча никогда решений не принимал, опрометчивых шагов не делал, но тем не менее он довольно смело, подчас рискуя своей должностью, выступал на съездах ректоров, на Совете при президенте и всегда отстаивал высшее педагогическое образование. Его уважали, на него надеялись, жалели, что отказывался стать министром образования, когда несколько раз поступали такие предложения. Это ведь весьма показательно: как только возникал вопрос о назначении нового министра, в числе первых кандидатов на эту должность неизменно был Виктор Матросов. Такие предложения случайными не бывают.

У Матросова был, пожалуй, лишь один существенный недостаток, впрочем, свойственный многим управленцам, который, скорее, можно посчитать и достоинством: Виктор Леонидович очень верил своей команде, у него не было и тени сомнения в честности и порядочности тех, кто работал рядом. Вера та и привела в конечном счете к трагедии в жизни ректора МПГУ, к тому, что в последнее время о нем говорили уже как об экс-ректоре, но не затем, чтобы вспомнить все то хорошее, что было, а прибавить новые штрихи к списку прегрешений.

Все заслуги, что были, вмиг стали не в счет, когда министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов подписал приказ об увольнении Виктора Матросова с должности ректора. Бумагу об увольнении Виктору Леонидовичу вручили неожиданно и странно: пригласили в министерство для того, чтобы поговорить о модернизации педобразования, а когда он, несмотря на то что был на больничном, приехал туда, и свершилась та катастрофа, которую Матросов пережить не смог. По сути дела, он умер тогда, в тот момент, когда ему вручили приказ министра, потому что для него не было жизни без вуза. Хотя он и пытался еще как-то вернуться, добиться справедливости, пробиться на прием к тем великим, что в разное время посещали его университет, хвалили и вуз, и ректора, вручали награды и почетные грамоты, но помочь никто не смог, а может, и не захотел. Хорошо известно, что для многих вышестоящих (да и для нижестоящих тоже) значим человек при должности, а нет должности, нет и человека. К тому же слишком громкой была его отставка; по сути дела, Матросова, судя по формулировке приказа, сделали ответственным за все  списанные и недостоверные диссертации в стране, ведь наказанным таким серьезным образом, судя по всему, оказался только он. Все списавшие, подтасовавшие, укравшие абзацы и страницы из чужих работ, живут, как и жили, работают, как и работали, от сделанного отделались, пожалуй, неярким румянцем стыда. Позже Матросову приписали еще и другие прегрешения, хотя их с полным основанием можно было бы адресовать тем, кто в последнее время работал рядом с ним в вузе,  советовал, подсказывал, подталкивал. Те, на совесть которых он напрасно рассчитывал.

До сих пор многие члены педагогического сообщества считают, что не диссертационный совет, пропускавший фальшивые диссертации, стал причиной увольнения Матросова, и не частные вузы - спутники МПГУ, что были еще и другие причины, о которых педагогическое сообщество, наверное, так никогда и не узнает. Увольнение походило на сведение неких счетов, последние разговоры – на окончательное добивание сбитого с ног. Иначе почему подчас остаются на своих местах другие ректоры, допустившие куда большие нарушения, почему на ректорских должностях появляются люди, которых в прежние годы не подпустили бы к должности на пушечный выстрел?

Кое о чем в истории с Матросовым можно догадываться: не хотел сливать МПГУ с другими педвузами, не хотел отдавать старинное здание, не хотел уступать свое место бывшим чиновникам, не хотел предавать коллектив, который ему верил. О том, что хотели убрать именно Матросова, говорит хотя бы такой факт: при нем педвуз вдруг ни с того ни с сего признали неэффективным (потом говорили, что по ошибке), а уже меньше чем через год он также вдруг стал уже эффективным. Виктор Леонидович в чем-то чиновникам не уступал, не уступил, с тем и пропал. Ушел из жизни, так и не смирившись с происшедшим, так рано – в 64 года…

 

Журналистский коллектив «Учительской газеты» выражает глубокое соболезнование семье, близким, друзьям, коллегам Виктора Леонидовича Матросова.