Вечер дня, в середине которого все в России были оглушены страшной новостью о стрельбе в московской школе, о жертвах этой стрельбы. Слушаю телевизор в состоянии опустошенности. Говорят, что вслед за США и мы открыли трагический счет инцидентов в учебных заведениях, что вот теперь и нас касается американская проблема свободной продажи оружия. Что Президент России указал на недостатки в системе воспитания школьников… Ранее сообщили - в печально прославившуюся московскую школу №263 приехал министр образования и науки и его заместитель разбираться с причинами происшествия…

В первых сообщениях о кровавой истории в столичной школе, куда среди белого дня вошел молодой человек с оружием, мои коллеги-журналисты интерпретировали события так - «разборки» пришел устраивать отец одного из учеников. Подумала - чем на этот раз педагог не угодил родителю? Тревожно стало на душе.

Стремительно наплывали свежие новости, из которых стало ясно, что с оружием в школу пришел не взрослый мужчина, а юноша, мальчик, школьник…

Когда пришли известия о жертвах, тут и наступил ступор в мыслях. Охватило чувство острой жалости. К мальчику с винтовкой в первую очередь. Да, к нему, не удивляйтесь, наверное, это материнское... Мне стало страшно - в 15 лет стать убийцей?! Как жить с этим дальше? Судьба, личность перечеркнуты. К его родителям - для них-то это просто конец света! К учителю, конечно, - молодому, симпатичному, умному, талантливому - я его не знаю, но уверена, учитель географии Андрей Кириллов были именно таким. Показали его фото в новостях - у меня слезы навернулись на глаза... А как страшно и больно за детей, которые в этот день были в школе, за их родителей, которые, бледнея от прошедшего страха, давали интервью телеканалам. Забилось тревожно сердце за дочь, она школьница, такая же, как столичные малыши из началки 263-й школы. Показали кадры, как они без верхней одежды, с рюкзаками за спинами пересекают школьный двор, уходя от страшного школьного здания…

А затем пришло чувство гнева. Я не знаю, что стало причиной такого асоциального поведения ученика 263-й школы, отличника, идущего на медаль. Зачем он пришел к одноклассникам, на них ли направил оружие или изначально хотел отомстить учителю за что-то… Разберутся, поймут, в ближайшее время школьнику предстоит психологическая экспертиза.

Но я знаю, почему в российской школе МОГЛА возникнуть такая чудовищная ситуация. Потому что для нее были созданы все предпосылки. Недостатки воспитательной системы? Да когда, скажите на милость, учителю заниматься воспитанием?! С него требуют результаты ЕГЭ. Ему платят за уроки. И как платят - копейки! Вынуждают взваливать на себя невообразимое количество часов, чтобы свести концы с концами. И даже если бы учитель захотел что-то делать бесплатно для воспитания своих учеников, у него просто нет на это ни сил, ни времени.

О том, куда в школьной программе загнаны музыка, изобразительное искусство, другие необязательные предметы, не писал только ленивый. Наша газета предостерегала столько раз - нельзя забывать о душе, сердце, чувствах школьника! Нельзя развивать только ум. Ну вот, уже и результаты. Неприятно быстро.

А школьные психологи, социальные педагоги, выброшенные за борт штатного расписания школ ради экономии средств? Наверное, были и есть недостатки в подготовке этих специалистов. Но сейчас речь не об этом. Современному ребенку, который задавлен чернухой, агрессией нашей жизни, где и взрослый человек с трудом остается в здравом уме, просто необходим такой специалист в родной школе. Да еще и не один, нужен коллектив психологов с четкой программой диагностики и профилактики. Что, у государства нет на это средств? Значит, будем пожинать плоды. Не дай Бог сбыться предположению, что этот случай - первый, но далеко не последний. Счет жертв стрельбы в школах надо закрыть сразу. Но для этого нужны реальные действия, касающиеся всей системы российского образования, а не увольнения непричастных и наказания невиновных в отдельно взятой школе.