Неделю назад в Омске на уроке физкультуры утонул 11-летний школьник – плыл-плыл и вдруг пошел ко дну. Это далеко не первый случай смерти ребенка на уроке физкультуры. Вот несколько фактов за прошлый год:

- во время эстафеты стало плохо 15-летнему мальчику из Москвы, в больницу его доставили уже в состоянии клинической смерти;  

- 17-летняя  школьница из Амурской области почувствовала себя дурно на уроке и через некоторое время скончалась;

на Дальнем Востоке ее ровесница потеряла сознание после кросса и больше не очнулась;

-  в Нижневартовске 13-летний подросток во время бега упал и перестал дышать;

-  в бассейне орловской школы у 11-летнего мальчика начались судороги, он пошел ко дну.

Погибшие, как выяснилось, были нездоровы. Учителей следствие не обвинило ни разу, что странно – обычно закон суров по отношению к ним. Видно, обвинять пришлось бы слишком многих – от физруков до чиновников Минобрнауки России. Даже за то, что  во  время урока в спортивном зале 11-летнюю ученицу гимназии в Йошкар-Оле насмерть задавили незакрепленные железные ворота для мини-футбола, школу не наказали. Кто-то из журналистов сумел подсчитать, что за два года только воротами покалечило 40 школьников. Судили разве что новосибирскую учительницу, отдыхавшую в сауне, пока ее 9-летний ученик тонул в бассейне. А за то, что ребенок погиб от нагрузки, несовместимой с его болезнью, школа почему-то не отвечает. Хотя, на мой взгляд, причины в столь разных случаях примерно одинаковы – полное наплевательство и педагогов, и руководства на предмет «Физкультура».

В 2008 году один из чиновников Министерства здравоохранения России сообщил,  что в России на уроках физкультуры ежегодно погибают от шести до двенадцати детей. Медики тогда забили тревогу, а специалисты Минобрнауки России снизили пороги нормативов по подтягиванию, отжиманию, прыжкам – именно по тем занятиям, во время которых скончались дети. Зато добавили третий час физкультуры. Тем все и кончилось. С тех пор, похоже, физкульттрагедии никто не считал. И к лучшему ситуация практически не меняется. Вроде бы  ввели в начале учебного года медосмотры, но дети со слабым здоровьем по-прежнему допускаются до уроков физкультуры. Почему?

Хотя бы  потому,  что медосмотр – пустая формальность. В поликлинике педиатр одним взглядом определит, насколько готов ребенок к физическим нагрузкам. Если чадо не совсем здорово, можно настоять и взять направления к узким специалистам, тогда медосмотр либо затянется на месяц – таковы очереди на бесплатный прием, либо станет дорогим удовольствием: офтальмолог, ортопед, вертебролог, кардиолог, невролог и прочие обойдутся в 500-600 рублей каждый.

Государство зачем-то тратит огромные деньги на создание школьных медицинских кабинетов. Но участие школьных медиков в здоровьесбережении учеников ограничивается вызовом «скорой» в случае чего. В остальное время они просто ждут, когда ребенок принесет документ из поликлиники. Не принес – значит, здоров. Учитель физкультуры понимает так же: без бумажки – ты спортсмен. Да, впрочем, какая разница? Несмотря на все разговоры об индивидуальном подходе, уровень нагрузки для каждого ребенка он не рассчитывает. Ведь есть нормативы, которые основной группе выполнять полагается, хоть кровь из носу. А с подготовительной и специальной, конечно, нужно заниматься отдельно. Причем не тем же, чем со всеми, а ЛФК. Вы видели в школах специалистов по лечебной физкультуре? Более того, учителей физкультуры в школах вообще мало! В Сибири специалистов по этому предмету готовят лишь в Новосибирском государственном педуниверситете. В Омске - только техникумы и колледжи: ни в педуниверситете, ни даже в институте физкультуры такой специальности нет.

Физкультура – это в первую очередь  движение. Но всегда ли детям нужны те движения, которые дает физкультура в школе?  Кому она помогла избавиться от сутулости? Почему у каждого третьего школьника – сколиоз,  90 процентов страдают остеохондрозом, а искривления позвоночника до 10 градусов фиксируются практически у всех выпускников? Все знают: позвоночник – основа здоровья. Но любое движение, сделанное не «по науке», может быть опасным для ребенка в период роста.  Неполезны для неокрепшего позвоночника прыжки вдаль и ввысь, метание мяча, другие упражнения, в которых неравномерно распределяется нагрузка на конечности. Меж тем все они записаны в нормативах. К тому же  диспансеризация  установила, что только 30 процентов детей здоровы и без ограничений могут допускаться к занятиям физкультурой.

К счастью, большинство детей выходят с физкультуры живыми. Но чем обернутся проблемы с позвоночником? Или  банальные, но регулярные простуды после лыжных пробежек? Хранить лыжную форму негде - школы для спорта не предназначены, дети выходят на улицу, в чем пришли. И ползут по лыжне, потея. Потом они, взмокшие, пойдут в той же одежде домой. Я эту картину наблюдаю каждый день, когда иду за дочкой в школу. По лыжне бегают разные классы, но я, к слову, в школе выполнившая кандидатский минимум по лыжам, пока не видела ни одного ученика, умеющего правильно двигать ногами и руками. Их не учат этому в спортзале, учительница не идет впереди по лыжне, не показывает, как надо, не подает пример, а стоит на крылечке, периодически забегая в школу погреться. Можно написать сколько угодно рефератов про здоровый образ жизни, но без примера взрослых его детям не привьешь. Добавьте  к этому отсутствие нормальных раздевалок и хоть какого-то душа, спортивные залы с плохими светом и вентиляцией,  жесткое покрытие легкоатлетических дорожек – если они вообще есть, нехватку оборудования. Пока физкультура вместо того, чтобы прививать любовь к здоровому образу жизни, вызывает стойкое отвращение не только к самому уроку, но к любой  двигательной активности. И неудивительно, что вместо зарядки дети садятся за компьютер. Третий час развитию физической культуры тоже не помог, тем более что для удобства в большинстве школ уроки обычно спаривают. То есть занимаются ученики не три раза в неделю, а по-прежнему два, но с удвоенным напряжением.

- Принцип должен быть другой – лучше меньше, но чаще, – считает Олег Антонов,  преподаватель физкультуры лузинской школы №2 Омского района, победитель областного тура конкурса «Учитель года-2012». - Пятинуминтые физзарядки после каждого урока полезнее для ослабленных детей, чем два часа усиленной тренировки. Концентрация внимания нарушается, а это травмоопасный фактор. Любовь к физкультуре не привьешь принудиловкой. Если заставлять ребенка, он просто не придет больше на урок, и будет прав – учиться должно быть интересно. В травмах на уроках, конечно,  вина и медиков, не обследующих досконально детей, и, безусловно, учителей. У физрука должна быть ответственность не меньше, чем у директора школы. И образование тоже. Увы, часто неправильно обучают технике упражнений,  переносят методы тренировки спортсменов на учеников школы.

Организовать физкультминутки – дело сложное: надо, чтобы все педагоги этого захотели. Да и не каждому учителю физкультуры нужны лишние телодвижения. Олег Владимирович в этом смысле - педагог редкий. Он и в институт физической культуры поступил, зная, что будет заниматься не физрой, а физкультурно-оздоровительной работой. Спортзал превращает в лес, болото и скалы, вводя элементы туризма, чтобы летом совершить с желающими – и способными на  восхождение - большой поход на Алтай, Саяны или Кузнецкий Алатау. Прогульщиков у него нет. Впрочем, Антонов редкий учитель не только потому, что живет работой. Он еще и молодой, к тому же мужчина – таких физруков в Омской области, как и во всей России, наберется не более 5-7 процентов, по разным данным. На мой взгляд, женщина хорошим физруком быть не может, и редкие исключения только подтверждают правило. Во-первых, эта специальность требует некоторого фанатизма. Утром совершить пробежку со своими учениками, вечером провести секции для детей и взрослых, в единственный выходной отправиться со школьной командой на соревнования, а во время отпуска – в поход или лагерь. Вспоминаю, как шесть лет назад я была в деревне Лубянка Полтавского района Омской области. Школа крошечная, спортзал в приспособленном для этого классе и… масса тренажеров. Их мастерил сам учитель физкультуры – придумывал, собирал маталлолом, варил… Слабый пол на такие подвиги не способен – просто на собственных детей времени не останется. Во-вторых, физруку, кроме ума и ответственности, чего хватает и у женщин, нужна сила – а иначе как помочь ученику на том же турнике или, хуже того, в случае беды? Мальчика, утонувшего в бассейне омской гимназии, учительница пыталась спасти – стала оказывать первую помощь, сумев вытащить из воды. Не думаю, что у нее это получилось быстро, и у медиков остался вопрос:  с какой минуты был начат непрямой массаж сердца?

Так кому нужны уроки физкультуры в наших школах? Детям, теряющим здоровье, а то и жизни? Родителям, отправляющим их на урок, как на фронт? Учителям и медикам, не имеющим желания заниматься здоровьем школьников всерьез? Или все же чиновникам, делающим вид, что заботятся о подрастающем поколении?