В конце сентября многие российские СМИ опубликовали информацию о том, что у проживающей в Финляндии Анастасии Завгородней финские социальные службы отняли четверых детей, в том числе новорожденного. Ей разрешили видеться с ними раз в месяц (на нашем сайте об этом читайте здесь: http://www.ug.ru/news/5538). Муж и отец детей - инженер, живет в Финляндии почти 20 лет, имеет финское гражданство. Детей изъяли из-за того, что шестилетняя дочка Вероника сказала в школе, что «папа хлопнул ее по попе». Учительница Вероники заявила социальной службе о якобы имевшем место избиении детей. Павел Астахов  направил специальный доклад главе государства Владимиру Путину о нарушении прав российских семей в Финляндии. Он предложил также объявить Финляндию зоной, опасной для семей с детьми.

В этом скандале, который широко тиражируют российские СМИ, надо выделить несколько ключевых пунктов.

Во-первых, Ёхан Бякман, если произносить его фамилию (Johan Bäckman) на финский манер.

Во-вторых, Павел Астахов.

В-третьих, российские СМИ.

И лишь в-четвертых семья Завгородней.

Вот по пунктам и пройдемся.

Ёхан Бякман прославился антифинскими выступлениями в российских СМИ. Он провозгласил себя правозащитником и, прикрываясь этим громким словом, фабрикует скандалы про якобы фашиствующих, антиклерикальных, русофобских финнов. При ближайшем рассмотрении эти скандалы оказываются высосанными из пальца.

Именно Бякман стал источником новости про Анастасию Завгороднюю в российских СМИ, по крайней мере все наши СМИ ссылаются на него.
Заметим, что ни в собственном блоге, ни на собственном сайте этот человек ни словом не обмолвился о деле Завгородней. Последняя запись в его блоге от 30 сентября посвящена необходимости запрета на пропаганду гомосексуализма в Финляндии (http://kohudosentti.blogspot.fi/2012/09/homopropaganda-kiellettava-myos-suomessa.html), а предыдущая от 4 сентября — это ответ профессору Тейво Тейванену в связи со скандалом, затеянным Бякманом против Тейванена (http://kohudosentti.blogspot.fi/2012/09/dosentti-johan-backmanin-vastaus-teivo.html).

А где же дело Завгородней? Почему-то Бякман избегает публиковать данные нового скандала с изъятием детей из семьи на родном языке. Есть над чем поразмыслить.

Дальше, Павел Астахов. Что можно сказать об этом человеке кроме того, что он вел популярную в свое время передачу на ТВ? Он ездил в Хельсинки и грозил пальцем финской ювенальной защите. Карелам он памятен разгромом карельского минздрава из-за немытых сосок в каком-то детдоме. Тогда Астахов настоятельно попросил Эльмиру Зильбер, которая только-только вступила в должность, покинуть пост министра, а черную соску грозился отвезти в подарок Онищенко. Астахов и правда грозен, когда дело касается сосок в Карелии и ювенальной юстиции в Европе. Однако детский омбудсмен федерального уровня должен, на мой взгляд, комплексно решать общегосударственные вопросы жизни и здоровья детей, а не совать нос во внутрифинские дела. Его заявления о признании Финляндии страной, опасной для пребывания российских семей, об эмбарго Финляндии Россией — это популизм, который преследует как минимум две цели: переключить внимание общественности с внутрироссийских проблем на внешние и добавить пару штрихов к создаваемому в последнее время образу Финляндии-врага.

Теперь о российских СМИ. К сожалению, элементарный просмотр цитирования в Гугле говорит о том, что российские СМИ - это ротационная машина по размножению вбросов. Десятки изданий безудержно копируют друг друга, и редко когда можно найти ссылку на первоисточник. Так же и в деле Завгородней: где исходник новости? Найти его практически невозможно, потому что финскоязычный Интернет вообще молчит о деле Завгородней — ни одной фамилии, ни одной новости, ни единого упоминания. А русскоязычный дает ссылку на «сообщение правозащитника Бякмана». В стране нашлось лишь одно СМИ, в котором, как оказалось, работают журналисты, а не копипастеры, — это «Российская газета». Их корреспондент позвонила в Финляндию, поговорила с Завгородней и ректором школы, где училась старшая дочь Завгородней (http://www.rg.ru/2012/09/29/deti-site.html). И они опубликовали вменяемый материал — никаких оценок, никаких домыслов, только факты. После прочтения статьи делаем выводы сами.

Ну и наконец собственно сама история. От Бякмана мы знаем лишь, что детей забрали по заявлению учителя из-за жалобы ребенка на отцовский шлепок.

От самой Завгородней из интервью «РГ» мы знаем, что у дочери, оказывается, вообще было сотрясение мозга, которое она получила в школе. Мне, живущему в Финляндии, странно слышать такие заявления, потому что школа не будет скрывать травмы ребенка независимо от его национальности. Это нонсенс. 99%, что такого не могло быть. И я уже начинаю подозревать Завгороднюю в том, что она лукавит. Потом мы выясняем, что муж Завгородней, который якобы ответственен за шлепок дочери, вовсе и не финн, а вполне себе мусульманский эмигрант. А потом начинают всплывать факты от русских, живущих в Финляндии, что есть целая история, изложенная на интернет-форумах, которая тянется с 2007 года и автором которой с большой долей вероятности является Завгородняя. Из истории становится понятным, что русская девушка вышла замуж за выходца из Судана с финским гражданством, переехала в Финляндию, родила от него дочь, а потом начала испытывать притеснения от мужа, даже уходила в «дом безопасности» (турвакоти), пряталась там от жестокого мужа и пыталась развестись с ним еще в 2007 году. Однако потом родила ему еще троих детей, а семейное насилие за все эти годы так и не прекратилось. И есть свидетельства, что старшая дочь до случая с сотрясением уже попадала в больницу с ожогом, полученным дома, и что семья уже давно находится под контролем социальной службы Финляндии. Источники этой информации я пока разглашать не хочу — информация еще требует подтверждения.
И получается, что закон, созданный в Финляндии для защиты детей от домашнего насилия, работает, детей защищает.
Можно попытаться предположить, почему же Завгородняя не говорит правду о жестоком муже. Может быть, она боится, что муж или его родственники заберут детей, может быть, она боится быть депортированной в Россию, могут быть еще какие-то причины. Но эта девушка оказалась заложницей трудной ситуации, а господин Астахов и Бякман на ее беде строят свои карьеры, российские СМИ зарабатывают рейтинги, а отечественная власть настраивает общественность против Европы и ювенальной юстиции.

Кто прав, кто виноват в этой истории, мы узнаем только после решения финского суда, который, я очень в этом убежден, справедлив и неподкупен, хотя и не идеален и не избавлен  от разных болезней, конечно.
А вот узнать, что же на самом деле произошло с дочерью Завгородней и со всей ее семьей, боюсь, мы не сможем никогда. Потому что финские структуры будут соблюдать закон и свято охранять право людей на неразглашение.

Об авторе

Андрей Агапов, журналист, тележурналист, живет в Финляндии, в Йоэнсуу. Владеет английским и финским. Баллотируется в депутаты местного совета Йоэнсуу от Социал-демократической партии Финляндии. «Кандидатов много, - говорит Андрей Агапов, - но в партийном списке я единственный русский эмигрант. И представлять в городском совете я хочу в большей степени русскую диаспору, которую до сих пор никто нигде не представлял». Выборы состоятся 28 октября.