Роскошный павлин и чудо Майдана

Итак, отправимся на улицу Маршака. Это во всех смыслах знаковое место. Судите сами. Эту улицу до сих пор называют по старинке – Майданом, в детстве Самуила это была пригородная слобода. Здесь Петр I встречался с гетманом Мазепой. Об этом свидетельствует памятный камень с табличкой. Сюда отец мастер на мыловаренном заводе Яков Миронович Маршак привез семью из Витебска, это место произвело на мальчика сильное впечатление. В книге «В начале жизни» Маршак вспоминает, насколько здесь все было противоречиво и странно. С одной стороны, дикая старина с юродивыми, словно пришедшими из времен Ивана Грозного, пьяный сосед, бьющий жену и сына, слепой горбун, философски рассуждающий о смысле жизни, хаты, крытые соломой и камышом, драки и злоба дворовых мальчишек. С другой стороны, нежное лицо Мелентьева – «поставщика книг» с Майдана, на всю жизнь запомнившийся запах овса и ячменя, которым веяло от сказок «Тысячи и одной ночи», привольная жизнь с мальчишками, гоняющими голубей. К слову, на Майдане и сейчас живет острогожский птичник. Он рассказал, что вплоть до перестройки голубей и других пернатых держал каждый уважающий себя житель слободки. Теперь он такой один – дома множество клеток, во дворе – вольеры для птиц. Живет Александр Борисович одиноко, всего себя посвящая любимому с детства занятию. Он словно вышел из того времени, когда там жил маленький Маршак.

Пока фотографирую памятный камень, замечаю в стороне… павлина, который гордо возвышается на пне. Действительно, странное, загадочное место. Павлин срывается и мчится к своим друзьям – курам и петухам, но те держатся с экзотическим красавцем холодно. Сразу пришли на ум другие строки из повести писателя. Там, где он вспоминает, как мать по модному журналу сшила им с братом пальто с пелеринами, а местные мальчишки дразнили их. Самуила с братом долго не принимала местная детвора.

Движемся дальше. Доходим до самого центра Майдана, и вот тут в зарослях деревьев и кустарника скрывается белый каменный дом. В одной половине кто-то обитает. Соседи сказали, что эту часть купили под склад. А вторая половина, которую и арендовала семья Маршака, в запустении. Старожилы рассказывают, что сначала там жил некий приказчик, а в последние годы – учительница.

Любимый учитель

Вот за этими высокими воротами, выглядывая в окно, Маршак представлял себе героев басни Крылова «Волк и кот», любимых героев «Илиады», которых он знал «не хуже, чем многие из нынешних ребят знают наших чемпионов футбола, хоккея, бокса».

Маршак, признавался, что не отличался поначалу усердием к учебе, ленился, пропускал буквы и целые слова при диктовке. Мать переживала, но отец беззаветно в него верил. В итоге маленький Самуил выдержал все экзамены в Острогожскую гимназию на «5». Но сразу его не взяли, в отличие от живущего на Майдане сына лавочника Сережки Тищенко. Несмотря на то, что он на вступительном экзамене списывал и все время спрашивал у Самуила правильный ответ, его приняли. Теперь на Майдане на доме Тищенко висит табличка: его родственник Семен Тищенко стал известным в городе революционером, который возглавил местную РКП(б).

В середине учебного года по счастливой случайности (исключили двух гимназистов) Самуила все же приняли в гимназию. Началась интересная, насыщенная, ни на что не похожая жизнь. Здесь у него появился любимый учитель, о котором Маршак там много вспоминает в своей книге. Это преподаватель латыни и греческого, классный наставник - Владимир Иванович Теплых. Он, как говорит писатель, «занимался главным образом со способными и заинтересованными в изучении языка ребятами. К тупицам и неряхам относился с нескрываемым пренебрежением. Зато лучшие ученики шагали у него семимильными шагами». Именно острогожский учитель зародил в Маршаке страсть к переводам. «Еще в младших классах гимназии я перевел стихами целую оду Горация «В ком спасение», - вспоминает писатель. Владимир Иванович увлек Самуила «древними языками и античной литературой». Это был странный, в представлении острогожских обывателей, человек. Единственная слабость, в которой он был замечен, это редкое посещение кабака. Там он мог выпить целую бутылку шампанского или чашку кофе с коньяком. Его приглашали в другие города на должности инспектора или директора. Но «этот одаренный, тонкий, знающий себе цену человек жил безвыездно в уездном городе» и оставался загадкой для всех.

Дружба, стихи, надежды…

В гимназии Маршак подружился с Костей Зуюсом, хотя тогда он был в хороших отношениях почти со всем классом, а особенно со старшеклассниками, которые «зачитывались Добролюбовым и Чернышевским, ревностно занимались естествознанием, рассуждали о смысле жизни и о призвании человека». Гимназисты собирались на домашние вечеринки, музицировали, выделялась среди всех Лида Лебедева, «больше похожая на столичную курсистку, чем на гимназистку из глухой провинции».

Любил гимназист Самуил Маршак погулять в воскресный денек по городскому саду, который по-прежнему называется горсад и является излюбленным местом отдыха нынешних острогожцев. До сих пор здесь есть летний городской театр, который любил посещать Маршак.

Затем семья переезжает из слободки в город, поселяется в городской квартире. Теперь здесь частные владения, огороженные железным забором. А в начале прошлого века над калиткой красовалась надпись «Дом Агарковых». Тогда уже Маршак писал стихи. В своей книге он вспоминает, как в Острогожск приехал петербургский студент, обещавший напечатать стихи Маршака в журнале. Но в итоге к его рукописи он отнесся пренебрежительно: швырнул в чемодан, где лежали носки. Зато юному поэту пришло в голову самому послать свою рукопись в журнал.

«К двенадцати-тринадцати годам я сочинял целые поэмы», - вспоминает Маршак. Вместе с другом по гимназии Леней Гришаниным они издают рукописный литературный журнал «Первые попытки». Маршак много читает, выписывает детский журнал «Вокруг света».

А потом жизнь перебросила семью в Петербург. Маршак скучал по Острогожску: «Этот скромный город, где не было ни одного дворца, ни одной триумфальной арки и памятника на площади, казался мне в те времена гораздо более жилым, населенным, чем торжественный и многолюдный Петербург».

Прежде чем и мы покинем Острогожск, зайдем в историко-художественный музей. Его очень любят посещать потомки писателя. Недавно его внук - Александр Иммануэлевич Маршак передал любимому музею четыре фотографии из семейного архива и несколько экземпляров журнала «Чиж» 1939 года выпуска, издательства Детгиз, которым руководил Маршак.

Жизнь великих людей всегда окутана тайнами и чудесами. Удивительно, но в той же слободке в Острогожске жил ранее знаменитый художник Иван Николаевич Крамской. В доме под камышовой крышей он родился и провел все детство, пока не ушел пешком учиться в Харьков. Умер Иван Крамской в 1887 году в тот самый год, когда появился на свет Самуил Яковлевич Маршак, которого судьба закинет сюда же, спустя несколько лет…

Р.S. Приглашаем вас поучаствовать в конкурсе "УГ" "Самуил Маршак: стихи нашего детства", объявленного до 1 декабря 2017 года.

Фото автора и с сайта www.infovoronezh.ru