Выбор площадки для проведения мероприятия не случаен: традиционно фестивальную программу составляют спектакли, объединенные актуальной тематикой и яркой формой, адресованные, в первую очередь, молодежи. В этом году зрители увидели постановки коллективов из Турции, Литвы, Латвии, Эстонии, Швейцарии и разных городов России. Названия работ говорят сами за себя: «Записки из подполья», «Гроза», «Кому на Руси жить хорошо» – классика не устаревает никогда и допускает разные интерпретации.

Среди участников фестиваля следует отметить вахтанговца Уланбека Баялиева, представившего спектакль по драме Островского, Тимофея Кулябина с нашумевшими «Тремя сестрами», сыгранными на языке жестов, Дмитрия Волкострелова с оригинальной пьесой «Розенкранц и Гильденстерн», Кирилла Серебренникова, всегда вызывающего повышенный интерес публики, а особенно сейчас. И, конечно, Оскараса Коршуноваса – одного из самых сильных режиссеров не только родной Литвы, но и всего Старого Света.

Мастер привез злободневную постановку «Свадьба» по мотивам пьесы Бертольда Брехта. От классического осталась лишь форма произведения и сюжетная канва. Молодожены в исполнении Елены Зигиманте и Каролиса Вилкаса в день своего семейного торжества принимают гостей, среди которых выделяется энергичный отец новобрачной (Артем Рыбаков), обладающий здоровым солдатским юмором и ностальгирующий по советскому прошлому. Колоритна и мать жениха (Камиле Петрушкевичюте), заранее убежденная в том, что невестка никогда не будет достаточно хороша для ее ненаглядного сыночка – даже рецепт крема она сообщает с ремаркой: «У тебя все равно не получится, хотя ты попробуй». Сестричка виновницы торжества – веселая подвижная девчушка Инна (Грета Петровскайте), не обремененная чрезмерной моралью и интеллектом: она обожает все романтичное, особенно Леонардо Ди Каприо. Она отвечает за музыку на празднике, закидывает новобрачных рисом и радуется всему на свете, подпрыгивая и размахивая руками.

Наглый разбитной приятель новоиспеченного мужа (Лукас Малинаускас) работает в Швеции, мастеря изделия для марки «Икея». Он циничен, развязен и граждански активен. Во всяком случае, верит в литовскую демократию, на что отец невесты шумно возражает: «Какая демократия?! Что ж ты тогда в Швеции живешь?» Проблема эмиграции в стране весьма остра, и ей посвящены многие произведения художественной культуры (в чем не так давно смогли убедиться и москвичи, видевшие премьеру Театра им. Маяковского «Изгнание» по пьесе Марюса Ивашкявичюса), потому и режиссер не обходит ее стороной.

Семейная пара друзей – интеллигентный муж (Кястутис Циценас), работающий на трех работах и обожающий театр, и его жена (Виктория Жукаускайте) – местная фам фаталь в ультракоротком платье – вносит напряжение в домашнюю атмосферу праздника. Здесь же и случайный гость Скомантас – хипповатый юноша, ратующий за перформативность на сцене и не отказывающийся от крепкого алкоголя и женского общества, благо подвыпившей Инне явно по душе внешняя скромность субтильного приглашенного.

Эта разношерстная компания прочно заседает за торжественным столом, чествуя утомленную молодую пару. Первые 40 минут компактного спектакля (всего-то 1 час 15 минут без антракта) – это именно посиделки с разговорами, прерываемыми лишь единожды на танец под разухабистую песню «Ай-яй-яй, девчонка». Коршуновас исповедует импровизационность и репризы меняет в зависимости от аудитории, политических событий и просто настроения, так что его «Свадьба» всегда разная. На этот раз поводами для шуток стали питерские разводные мосты и музыкальный ряд, составленный из русскоязычных произведений: гость-интеллектуал поздравляет молодоженов, затянув меланхолический хит Юрия Шевчука «Это всё, что останется после меня», причем ему с обреченным видом подпевают остальные.

Участники действа хохмят нон-стопом и часто очень остроумно. Дискуссия о творчестве Римаса Туминаса и постдраматическом театре (представителем которого, несмотря на неясность формулировки, является и сам Оскарас Коршуновас) превращается в один из самых ироничных эпизодов, пародирующий стиль театроведческих статей в профильных журналах. Но реплика гостя о том, что артисты этого направления плохо играют, к литовскому коллективу отношения не имеет: вильнюсский ансамбль существует на сцене совершенно органично. Исполнители столь точно и естественно воплощают характеры своих персонажей, что, кажется, совсем не играют.

Остроты добавляет спектаклю мизансцена на грани фола – перебранка опьяневших гостей, поливающих друг друга сочным российским матом. Надо отдать должное переводчику спектакля – при первых нецензурных выражениях голос в наушнике лукаво произносит: «Далее следует непереводимый литовский мат». Впрочем, постановка театра интуитивно понятна зрителю любой страны.

Ведь речь в ней не только о «лицемерии морали и деградации традиций», как говорит Оскарас Коршуновас, и уж тем более не о феномене постдрамы. Спектакль «Свадьба» Городского театра ОКТ – не сценическое действо, а кусок жизни, знакомый абсолютно каждому человеку. С гостями, до отвращения надоевшими к концу праздника, с чувством растерянности от окружающей действительности, с любовью, сглаживающей все противоречия. То бишь о нас с вами, существующих в сегодняшней России по тем же правилам, что и литовские молодые артисты, и брехтовские герои в Германии прошлого века.

 

Фото Натальи Кореновской