Соне Алешкиной сегодня не повезло. Соня схватила две «двойки». По литературе и географии. Причем, «двойки» не очень-то стремились быть схваченными, однако Соня, упорно глядя в окно и считая ворон, одну за другой ухватила их за кудрявые хвостики.

Рассердилась Соня невероятно и в отместку пририсовала великому писателю Гоголю черную пиратскую повязку на глаза, а в контурной карте намалевала в Индийском океане чудовищные волны, грозящие разрушением всем без исключения странам восточного побережья Африки.

Когда Соня собиралась запустить в Индийский океан самую страшную доисторическую акулу, ей пришла эсэмэска от Алины Сапожкиной. Алина писала, что собирается сегодня пойти со старшей сестрой в новый торговый комплекс: там ожидаются праздничное открытие, всякие разные конкурсы, а на десерт концерт певицы Красуни – той еще лапочки! – и спрашивала, не хочет ли Соня с ними. Конечно, Соня просто мечтала об этом, потому что с Алиной было весело, а ее старшая сестра всегда покупала им множество вкусняшек!

Прозвенел звонок с урока. Оставив доисторическое чудище без хвоста, Соня принялась на переменке за более важные дела. Отвечать Алине, звонить маме и просить о том, чтобы та отпустила ее с Алиной и ее старшей сестрой, договариваться с подругой, где они будут встречаться. На последнем уроке Соня решала, что наденет, как уложит волосы, и пыталась предположить, сколько денег выделит ей мама. В результате, как только прозвенел звонок с последнего урока, Соня первой побежала в гардероб и помчалась к выходу, накинув шубку на плечи. Однако строгая охранница Анна Гавриловна, запретив выбегать раздетой на улицу, велела вернуться, застегнуться и шарфом обернуться. Соня с готовностью (чтобы не терять время) выполнила все указания и шмыгнула за дверь.

Ветер свистнул в Сониных ушах, радостное предвкушение предстоящего похода окрыляло, и она полетела домой, даже не услышав, как строгая Анна Гавриловна крикнула ей вслед: «Девочка, а рюкзак!».

Глава первая

Когда в школьном вестибюле все буквы на стендах слились в одно большое темное целое, из забытого Соней рюкзака, прислоненного к стене в маленькой школьной подсобке, раздался какой-то звук. Сторонний наблюдатель, если бы таковой нашелся, мог бы принять его за капание воды из старого крана, который, впрочем, действительно подкапывал. Через секунду звук повторился, а еще через пару секунд кто-то тоненько и горько заплакал.

Рюкзак едва заметно шевельнулся, и чей-то добродушный голос произнес:

- Кхм, могу я вам чем-то помочь? Хотя должен признать, под рукой нет необходимых инструментов и медикаментов.

- Перестаньте джентельменствовать! – фыркнул другой голос. – Какая у вас может быть рука!

- Не скажите, – возразил добродушный голос, – я вполне могу скрутить страничку соответствующим образом и обеспечить себя руками и ногами. Хотите, и вам помогу?

- А вот и продемонстрируйте сначала! – снова фыркнул другой голос.

В Сонином рюкзаке кто-то активно зашевелился, заворочался, рюкзак накренился, а затем завалился на бок. Замок молнии разошелся, и на холодный каменный пол, смешно дрыгнув бумажными ножками, спрыгнул учебник по ОБЖ. За ним, сопя и шелестя, выбрался учебник по географии. География, утвердившись на полу, торопливо запахнула титульную страничку и заглянула в темный провал рюкзака.

- Перестаньте всхлипывать! Вылезайте! Не с одной вами поступили бесчеловечно.

В рюкзаке в ответ два раза всхлипнули, и вскоре на полу подсобки оказался учебник по литературе. Литература повернулась на тоненьких страничных ножках и заломила страничные руки:

- Так надругаться над великим русским писателем! Так бездушно исчеркать лики и образы бессмертного художественного произведения!

География в который раз фыркнула:

- Ну, хватит уже стенать! Мне, представьте, не лучше вашего: если бы вы только увидели ту бесхвостую тварь, что сидит в моем Индийском океане, точно бы упали в обморок от страха!

- Не ссорьтесь, – миролюбиво пробасил учебник ОБЖ. – Если мы хотим исправить положение дел, нам нужно жить в мире.

Литература еще раз всхлипнула и согласно кивнула.

- А почему вы считаете, что «положение дел» следует исправить? – вдруг глухо раздалось из рюкзака. Шелестя страницами и отдуваясь, оттуда показался учебник истории. – И что, собственно, вы под этим подразумеваете?

Учебник ОБЖ галантно подал бумажную руку Истории и заметил:

- Наша хозяйка без нас не выполнит домашнее задание.

Литература опять заломила руки, а География прыснула:

- Не смешите мои контурные карты! Да запросто справится: спросит ВКонтакте, и всего делов-то.

- Не хотите же вы сказать, что мы вообще ей не нужны? – осторожно спросила Литература.

- Хочу, но, боюсь, вы снова начнете рыдать, – усмехнулась География. – Впрочем, как хотите, можете рыдать, да нашей хозяйке мы не нужны. Вспомните хотя бы позавчерашний день. Как она швырнула рюкзак с нами на пол! Бедный учебник алгебры: его переплет лопнул, и у алгебры обострился остеохондроз! А учебник по биологии начал заикаться, когда она пририсовала белке тигриные усы и когти! И посмотрите, что она натворила на моих контурных картах на страницах 2, 5 и 9. Не представляю, как можно было так перепутать реки и границы государств!

- А мои страницы она загибает, однажды даже оторвала кусочек, чтобы вытереть им пролитый на юбку сок! – пожаловалась История.

- Вы не представляете, как она не любит мои страницы! – воскликнула Литература. – Читала стихотворение «Парус» Михаила Лермонтова и – уму непостижимо! – ела пирожок, и масляными пальцами – вы можете поверить! – масляными пальцами водила по строчкам. На этой странице теперь можно жарить яичницу! Что же нам делать?

- Я предлагаю искать другую хозяйку, – твердо заявила География, – которая будет нас любить и беречь.

- А зачем нас любить и беречь? – поинтересовалась История. – Она с нашей помощью будет учиться всего год, а потом ей понадобятся другие учебники.

- Но как же так? Как же нас не любить? – изумилась Литература. – Ведь мы не просто учебники, мы – книги. Мы учим разумному, доброму, вечному. 

- Увы, – вздохнула История, – время книг миновало. Пришло время картинок и экранов.

Возникла недолгая пауза, во время которой учебник ОБЖ пару раз тяжело вздохнул и в конце концов решительно сказал:

- Дорогие коллеги! Разговорами мы ничего не решим. Я предлагаю действовать. Пора выбираться из этой подсобки. В силу того, что я – единственный представитель мужского рода в нашей компании, я готов возглавить экспедицию. Приступим к разработке похода.

***

- Какая у вас странная аббревиатура, – кокетничая, хихикнула Литература. – Причудливая, как восточная вязь. Как к вам обращаться, коллега?

- Зовите меня просто Спасатель. Уважаемая География, раз уж вы хорошо ориентируетесь на любой местности, предложите выход из сложившейся ситуации. Буквально, я имею в виду.

Немного растрепавшись от комплимента, География оглядела неприветливые стены подсобки охранников.

- Дверь на замке, но вон там, наверху, я вижу окно. По человеческим меркам оно совсем маленькое, зато нам как раз по формату. Однако как же нам туда залезть? – Задумчиво произнесла География. 
- А я вас туда подсажу! – Расхорохорился Спасатель. – Вы, – обратился он к Истории и Литературе, – встаньте домиком, склонясь друг к другу головами, а я подсажу Географию.

Так и поступили. География, стоя у коллег на головах, выглянула в окно.

- Ну, что там? – нетерпеливо спрашивали снизу.

- Красота-а-а! – Протянула География. – Окна выходят во двор, а на дворе зима. Правда, здесь мы не выйдем, на окне решетка, - сказала География, спрыгивая на пол с помощью Спасателя. 

Все ненадолго задумались.

- Давайте же осмотрим помещение тщательнее, - наконец предложила История. - Со всей, так сказать, исследовательской скрупулезностью. 

- Да что тут осматривать? – загрустила Литература. – Дверь закрыта, окно тоже. Ничего у нас не выйдет. 

- Эврика! – Воскликнула История, обследовавшая дверь. – Как говаривал Геродот, ой, Архимед, я, кажется, нашла.

Подойдя к Истории поближе, Литература и География поняли, о чем она говорит: под дверью подсобки не было порога, и в щель вполне могла пролезть книжка среднего размера. Обрадованные учебники один за другим начали проскальзывать под дверь. Спасатель, подобно капитану корабля, оставался по эту сторону двери, помогая дамам и при необходимости их поддерживая. «Ох, мой переплет, ох, мой радикулит!» – Вскричала История, выскользнув наружу последней. И онемела. Вокруг, насколько хватало глаз, было белым-бело. И очень холодно.

- М-да, вот так история с географией! – Пробормотала Литература. – Трудно понять, каков на самом деле окружающий мир, если тебя носят в темном тесном рюкзаке и извлекают на свет божий только в теплом светлом школьном классе… А где Спасатель?

Учебники обеспокоенно огляделись. Действительно, на холодном белом снегу, искрящемся под яркой луной, они стояли втроем. География заглянула в проем под дверью:

- Эй, коллега, вы решили нас оставить? Это не по-джентльменски.

- Я, кажется, застрял, – донесся снизу глухой голос. – И ни туда, и ни сюда, огнетушитель мне в ребро.

- Как застрял? Вы же не толще нас! – вскричала География, собираясь проползти обратно в подсобку.

- Стоп! – Скомандовала История. – А если и вы застрянете? Тут надо подумать, применить научный подход.

- Да что тут думать? Сам погибай, а товарища выручай, – вспыхнула Литература.

- А я говорю, подождите, – строго сказала История. – Лучше давайте поищем какой-нибудь предмет, который нам поможет, а иначе придется двоих выручать.

- Да-да, как в сказке «Глупая Эльза», – блеснула эрудицией Литература.

Учебники огляделись. Школьный двор обрамляли заснеженные ели с опущенными до земли нижними лапами. Дальше угадывались очертания скамеек, а в центре находилась большая цветочная клумба, сейчас больше похожая на широкий округлый сугроб. Между скамейками и клумбами змеились дорожки – единственное, что не утонуло в снегу, так как их регулярно расчищали.

- Давайте разойдемся в разные стороны и осмотримся, - предложила История. - Чтобы помочь Спасателю, надо найти… ну, например, веревку, за которую можно будет его вытащить, или, в крайнем случае, ветку, которой его можно будет протолкнуть обратно в помещение.

- Это бесчеловечно, он же не ящик какой-нибудь! - Опустившись на колени и заглянув под дверь, возмутилась Литература. - Пока мы тут спорим, Спасатель там мерзнет. И ему страшно и одиноко!

Тут все услышали, как снизу донесся приглушенный голос Спасателя. Он невозмутимо пел: «Не плачь, девчо-о-нка, пройдут дожди. Солдат верне-о-тся, ты только жди…»

- Пока учебник поет, он жив и здоров, - изрекла Литература. – Предложение поискать некий предмет, который мог бы нам помочь вызволить товарища, остается в силе.

- Хорошо, - согласилась География – Тогда я пойду вперед – туда, где виднеется дорога, а вы вдвоем обследуйте здание школы с разных сторон. Встретимся здесь же через… ну, поскольку часов ни у кого нет, то к концу следующей песни. – Она наклонилась к томящемуся в плену Спасателю. - Вы же осилите еще одно произведение, коллега? 

Тот, прервав пение, бодро ответил: «У меня обширный репертуар, не дырявой байдарки мне на сплаве» - и продолжил песню с того места, где прервался.

История обогнула здание школы слева и поняла, что дальше не пройти – за школой находился небольшой сад, и сугробы там были непреодолимые. Вернувшись ко входу в подсобку, она обнаружила Литературу, которая с другой стороны здания увидела ту же картину. Не сговариваясь, они решили обследовать («И как нам раньше это не пришло в голову!» - прокомментировала Литература) главный вход в школу, к которому вела широкая лестница. Здесь, под козырьком, снега почти не было, и учебникам наконец улыбнулась удача. Сбоку от центральной двери у стены стояла забытая кем-то из детей лыжная палка. История взяла было палку с нижнего конца, но та упала, едва не задев Литературу. Учебники сообразили взять палку с обоих концов и так снесли ее вниз по лестнице. Когда они начали разворачиваться, чтобы подойти к каморке, на них налетела запыхавшаяся География. «Вы меня чуть не сшибли, - воскликнула она. – Я и так ужаса натерпелась. Там по шоссе ездят монстры с горящими глазами, а один на меня так громко загудел, что я поспешила обратно».

- Ну что вы, это обыкновенные автомобили с двигателями внутреннего сгорания, - донеслось снизу.

- Ой, давайте же спасать Спасателя! – опомнилась Литература. - Как вы там, единственный представитель мужского пола?

- Я з-з-забыл слова в-в-в-торой песни и пытался их вспомнить, пока вас не было. В обычной жизни я бы нашел, как согреться, но условия, прямо скажем, чрезвычайные.

- Мы еще сходим с вами в поход, вот и расскажете. – Подбодрила География. Все засуетились, прилаживая лыжную палку так, чтобы она верхним концом оказалась под дверцей. После нескольких попыток это удалось. Спасатель ухватился за палку, учебники дружно потянули и вытянули бедолагу наружу. Отряхивая Спасателя от снега и пытаясь растереть руками, Литература обнаружила причину его пленения: на задней обложке учебника красовалась небрежно приклеенная жвачка.

- Какой кошмар! Соня – просто чудовище! – Возмутилась История. - Однако, господа, давайте же искать теплое местечко, иначе мы тут схватим простуду…


Продолжение повести «Сбежавшие из рюкзака» читайте в приложении