По данным Фонда профилактики социального сиротства, каждая пятая семья, усыновившая ребенка из детского дома, сначала борется за то, чтобы его приняли в общеобразовательную школу, а затем сражается за то, чтобы его не исключали оттуда.

Школьники с ограниченными возможностями здоровья, детдомовцы и усыновленные дети – это еще один вызов.

Наконец, есть гимназии и лицеи, которые в нулевые годы были на высоте, а затем незаметно соскользнули в отстающие.

Эксперты подчеркивают: это общероссийская тенденция, поэтому поддержка школ, работающих в неблагоприятных условиях, стала одной из ключевых тем Госсовета 2016 года и была включена в поручения Президента РФ. В конце прошлого года она обсуждалась на общественных слушаниях, организованных Комиссией по развитию науки и образования Общественной палаты РФ.

Прежде всего, надо понять: почему эти школы год от года показывают низкие результаты? Чего им не хватает: денег, методик, хорошо подготовленных педагогов или квалифицированных администраторов?

Это пытались выяснить исследователи, опросившие 10 тысяч человек из 85 субъектов РФ в рамках проекта «Формирование современных подходов к профессиональному развитию руководителей общеобразовательных организаций с низкими результатами обучения и общеобразовательных организаций, функционирующих в неблагоприятных социальных условиях».

В выборку вместе с директорами 300 образовательных организаций, учителями школ и преподавателями институтов повышения квалификации, были включены родители и ученики из трудных школ.

Выяснилось, что проблем – пять.

Проблема первая: учебная нагрузка

Первой и главной из них оказались не деньги и не кадры, а учебная нагрузка. По мнению директоров, она не соответствует уровню их учеников (неважно, кто они – дети из трудных семей, из семей мигрантов или ученики с ограниченными возможностями здоровья).

Участвовавшие в опросе родители из Южного, Центрального, Северо-Западного и Приволжского федеральных округов с этим согласились. Они только порадуются, если школьная нагрузка их детей снизится.

Важный нюанс: семьи, чьи школы находятся в сложных социальных условиях, никогда не винят учителя в двойках своих детей. Большинство родителей из Дальневосточного, Уральского и Северо-Кавказского федеральных округов высказали уверенность, что причина плохой успеваемости их ребенка в нем самом. Зачем он пропускал школьные занятия без уважительных причин?

«Надо отметить парадокс: школы, которые обучают благополучных детей, но показывают низкие результаты, зачастую получают больше финансовой поддержки, чем те, которые принимают сложный контингент и выводят этих детей на новый уровень, преодолевая низкие шансы семьи!» - отмечает Марина Пинская, ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Исследование НИУ ВШЭ выявило закономерность: чем выше социальный уровень родителей, тем больше государственное финансирование школы, куда они отправили своих детей. Даже вспомогательный персонал, моющий коридоры престижного учебного заведения, получает намного больше, чем их коллеги по швабре в обычной школе.

В этой системе распределения бюджетных средств учителя школ, оказавшихся в неблагоприятных социальных условиях, наказаны вдвойне: у них сложные дети, и они еще вынуждены набирать часов на полторы или две ставки. Нагрузка на детей – одновременно и нагрузка на учителей. Времени на самообразование и на повышение квалификации у них нет.

Над трудной школой в России тяготеет проклятье: оказавшись – часто не по своей воле – в неблагоприятных социально-экономических условиях, она вступает в замкнутый круг.

Вторая проблема: неопределенность

Директора и учителя этих школ признались, что принимают свои решения в ситуации неопределенности. Казалось бы, надо просить методической помощи у местного института повышения квалификации. Больше всего директоров интересуют решения юридических и экономических вопросов, связанных именно с их школой. Но – вот факт: большинство российских ИПК до сих пор не разработали программы повышения квалификации для школ, находящихся в сложной социальной ситуации.

70% преподавателей институтов повышения квалификации из Северо-Кавказского, Сибирского, Дальневосточного федеральных округов ответили, что у них нет программ для директоров таких школ.

Не разработан механизм приглашения в трудные школы молодых энергичных руководителей, готовых применять современные и нестандартные решения. Вовсе не плохо, если такая школа станет первой ступенькой в управленческой карьере директора.

Некоторые яркие директора начинали свою работу именно с отдаленной сельской школы. «Я мечтал именно о такой», - говорил мне один из них. Понадобилась настойчивость руководителей районного комитета образования и местного методического центра, чтобы молодой сельский учитель смог стать не только успешным, но еще и самым молодым в районе директором.

Третья проблема: тотальный дефицит

Трудная школа всегда крайняя. Она страдает от отсутствия элементарных вещей: мебели, пластиковых окон… даже дверных замков.

Об этом исследователям рассказали 70% опрошенных директоров из разных регионов России.

«Компьютеры у нас в достаточном количестве, - сообщили учителя одной сельской школы. - Есть интерактивные доски, обновлена школьная мебель, есть сканеры и принтеры, но многое из перечисленного требует ремонта, не хватает средств на приобретение картриджей, в результате чего не вся техника используется в образовательном процессе. До сих пор в школе – надворный туалет, дети всю зиму выбегают по нужде на мороз и много болеют в зимний период, хотя в здании школы тепло».

«Нам не хватает оборудованных классов по физике и химии, спортивного инвентаря, словарей, энциклопедий по предметам, просто интересных книг, чтобы можно было взять полезную информацию», - перечислили другие.

Удивительно ли, что результаты этих школ не улучшаются?

Четвертая проблема: Интернет – тоже нет

В 2016-2017 учебном году доступ к высокоскоростному Интернету оставался мечтой для половины школ, принявших участие в опросе. Некоторые директора (особенно из Южного и Сибирского федеральных округов) добавили, что у их школы до сих пор нет подключения к Сети. Обычно такие жалобы составляли не более 3%, но в республике Хакасия к Интернету не могли подключиться 25% участников опроса.

Без быстрого Интернета школы лишаются доступа к современным образовательным курсам, к дистанционным программам современного дополнительного образования. Педагоги этих школ уже не могут повышать квалификацию заочно или участвовать в дистанционных вебинарах. Между тем 85% участников опроса подчеркнули, что им просто необходимо повышение квалификации, чтобы работать в таких условиях.

Пятая проблема: верните психолога!

Директора заявили: каждой школе, оказавшейся в сложной социальной ситуации, жизненно необходим штатный психолог. Тот самый школьный психолог, которого когда-то уволили, чтобы отчитаться о результатах реструктуризации школьной сети.

20% руководителей признались, что не знают, как найти индивидуальный подход к детям-мигрантам, к детям с девиантным поведением или с ограниченными возможностями здоровья. 70% заявили, что им необходимы дополнительные знания о работе с такими детьми. Наконец, работать с этим контингентом просто некому и некогда. Родители тоже согласны с тем, что без психолога такая школа не выживет.

«Мы вас любим!»

А теперь – хорошая новость. Ученики сложных школ любят и ценят своих учителей. Они оценивают их компетентность только на 4 и 5. Это норма для большинства регионов России.

Разница только в том, скольким учителям дети из того или иного региона ставят «отлично», а скольким – «хорошо». Выше всего своих педагогов оценивают ученики трудных школ из Центрального и Приволжского федеральных округов. В Липецкой области, Хабаровском крае, республике Марий Эл более 80% опрошенных школьников поставили своим учителям пять баллов за компетентность.

80% всех учеников, принявших участие в опросе, порекомендовали бы свою школу знакомым. В Липецкой, Ленинградской, Воронежской областях, в Республике Чувашии и в Хабаровском крае так ответили абсолютно все: «Наша школа считается слабой? Ну и пусть! Все равно она – самая лучшая!»

Лишь в нескольких регионах России 15-20% учеников трудных школ оценили своих учителей на «тройку», а от 2% до 8% детей признались, что им не очень нравится учиться в своей школе.

Так что, педагоги, жалуясь на трудный контингент, все же недооценивают благодарность своих учеников…

Кстати

20-22 сентября в Москве пройдет всероссийская конференция

«Развитие управленческого потенциала руководителей общеобразовательных организаций с низкими результатами обучения, функционирующих в неблагоприятных социальных условиях». Ее организаторы – Министерство образования и науки РФ и Международная бизнес академия – приглашают к участию педагогов, руководителей школ и департаментов образования из регионов России. Присылайте тезисы своих докладов, рассказывайте о своем опыте, подключайтесь к трансляции конференции.

Фото Марии Голубевой