​Как отметил модератор мероприятия - руководитель общественной организации «РосКомСвобода», член правления «Ассоциации пользователей Интернета» Артем Козлюк, в настоящее время активно формируется судебная практика, связанная с ограничением доступа к веб-сайтам и привлечением пользователей к уголовной ответственности за распространение информации в сети Интернет. При этом в процессе правоприменения возникает множество вопросов материального и процессуального характера, связанных с квалификацией деяний и организацией судебного процесса с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Многие случаи блокировки веб-сайтов и привлечения к уголовной ответственности с реальным лишением свободы за перепост создавали общественный резонанс и приводили к “эффекту Стрейзанд” (то есть, наоборот, к привлечению нездорового внимания как раз к тому контенту, который предполагалось запретить). Такие случаи, в которых суды соглашаются даже с самыми абсурдными выводами следствия и прокуратуры в отрыве от контекста, очевидно, наносят серьезный ущерб российскому правосудию и стимулируют дальнейшее развитие правового нигилизма среди пользователей сети.

Руководитель «Центра защиты цифровых прав», глава юридической практики общественной организации «РосКомСвобода», адвокат Саркис Дарбинян рассказал о законах и законопроектах, принятых в последние годы или находящихся на стадии рассмотрения.

- Закону “о чёрных списках сайтов” (Федеральный закон от 28 июля 2012 г. № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» - В.М.) скоро будет пять лет, но что мы имеем? – задается вопросом Дарбинян. – Из-за DNS-атак оказались заблокированными огромное количество совершенно легальных сайтов, а это значит, что эффективность закона довольно сомнительна. Неудивительно, что в последнее время, наоборот, всё чаще и чаще говорят о необходимости переходить от “чёрных списков” к “белым”.

Обе версии “антипиратского закона” (Федеральный закон от 2 июля 2013 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» - В.М.) за четыре года существования тоже не оправдали надежд и ожиданий. Зато готовится третья версия – законопроект, который ещё больше ужесточает ответственность за поисковые выдачи.

Так называемый “закон Лугового” (Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“» - В.М.), призванный блокировать экстремистские сайты, написан очень непонятным языком и изобилует пространными формулировками, а значит, не очень ясно, кого и как по нему можно привлекать. Но это, кстати, и хорошо, иначе бы служители Фемиды начали хватать всех подряд.

Закон “о праве на забвение” (Федеральный закон от 13.07.2015г. №264-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса РФ" – В.М.) за два года практически никем не использовался, а значит, потребность в нем весьма сомнительна.

Пресловутый “закон о блогерах” (Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» - В.М.) сами законодатели решили смягчить, а в перспективе, может быть, его даже и вовсе отменят, хотя пока от него пострадало немало владельцев популярных блогов.

Законы о локализации данных (Федеральный закон от 05.05.2014г. №97-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и отдельные законодательные акты РФ по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей и Федеральный закон от 21.07.2014г. №242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях" – В.М.) с момента принятия так ни разу и не использовались, то есть примеров блокировки сервисов на основании именно этих законов не существует.

Саркис Дарбинян также напомнил и о тех документах, которые пока имеют только статус законопроекта, а потому судьба их не вполне ясна.

Например, законопроект об онлайн-кинотеатрах был поддержан Госдумой в первом чтении. Сами депутаты утверждают – он не направлен на ограничение «пользовательского контента» и не регулирует ни соцсети, ни YouTube. Однако, по мнению Дарбиняна, законопроект направлен непосредственно против иностранных прокатчиков.

Весьма двусмысленным можно считать законопроект о неблокировке ресурсов, согласно которому за каждую незаблокированную ссылку на сайты из “чёрного списка” должны вводиться драконовские штрафы для провайдеров. По мнению специалистов, это может привести к значительному сокращению числа провайдеров, что в условиях кризиса выглядит не очень-то оптимистичным.

Принят в третьем чтении законопроект об уголовной ответственности за склонение к суициду в социальных сетях. Что, в принципе, можно считать позитивным решением.

Совсем недавно в Госдуму внесен разработанный межфракционной группой депутатов законопроект, регулирующий деятельность мессенджеров – сервисов мгновенных сообщений. Он вводит понятие «мессенджер», прописывает обязанности подобных сервисов и предусматривает возможность их блокировки. С одной стороны, это хорошо, поскольку регламентирует работу данных сервисов, однако значительно прибавит проблем провайдерам. Которые обязательно постараются эти проблемы переложить на плечи рядовых граждан, увеличив плату за пользование своими услугами.

Не встретил одобрения законопроект, позволяющий по решению суда замедлять доступ к сайтам тех физических и юридических лиц, которые нарушают российское законодательство и игнорируют решения наших судов под предлогом того, что работают по законам других стран, в которых зарегистрированы. Дело в том, что чисто технически сделать это довольно сложно, и гораздо проще увеличить штрафы для нарушителей.

Судя по всему, такая же судьба ждет другой законопроект, предписывающий пользователям российских социальных сетей создавать только одну персональную страницу, строго соответствующую реальным паспортным данным гражданина, а также запретить вход на такие ресурсы детям до 14 лет. Существует масса способов обойти эти требования и слишком мало возможности отследить нарушителей.

Довольно интересен законопроект о запрете сквозного шифрования, который предлагает запретить анонимность в мессенджерах, вводя обязательную идентификацию пользователя оператором связи. Аналогичные требования за рубежом уже давно и активно вводятся, так что здесь мы в тренде.

Наконец, следует особо упомянуть законопроект, согласно которому предлагается внести поправки в закон «О Центральном банке», официально отменяющие использование в России криптовалют. Также предлагается дополнить КоАП и УК отдельными статьями, предусматривающими наказание за любые операции с виртуальной валютой. Судя по всему, этот законопроект очень скоро станет полноценным законом, а криптовалюты окажутся под запретом.

- Абсурдность многих законов очевидна! – констатировал Артем Козлюк. – В частности, в антипиратском законе есть нормы, разрешающие вечную блокировку ресурса. И даже если его хозяин удалит незаконный контент и приведет сайт в полное соответствие с требованиями Роскомнадзора, это не поможет, ибо вечно – значит навсегда. По-моему, это полная глупость. Таким образом власти полностью пресекают возможности вести диалог с обладателями этих ресурсов, выяснять реальные причины и искать компромиссные пути решения. Например, когда шла президентская кампания во Франции, иностранные дипломаты, находясь в Москве, пытались посмотреть выступление руководителя своей страны на Dailymotion – одном из самых известных видеохостингов мира. А он у нас, оказывается, заблокирован! Скандал, причем международный!

Выступление Ирины Левовой, куратора рабочей группы «Связь и ИТ» Экспертного совета при Правительстве РФ, директора по стратегическим проектам Института исследований интернета, координатора Кластера по информационной безопасности РАЭК было посвящено сравнению российского и зарубежного законодательства в области прав и свобод граждан. В частности, речь шла о сборе данных о пользователях, их переписки, звонков и действиях в сети и регулировании деятельности организаторов распространения информации.

- Нам говорят, что “пакет Яровой” (Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О противодействии терроризму“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» и Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» - В.М.) имеют антитеррористическую направленность, а значит, во имя великой цели правами граждан можно пренебречь, - сказала Ирина Левова. – Между тем, в таких странах как Великобритания, Австралия, Бельгия, Франция и т.п., где уважают права личности, государство не может просто так записывать все переговоры людей и хранить их какое-то время. Для этого нужны очень серьезные основания, и такое разрешается лишь в особых случаях. У нас же, напомню, это воспринимается в порядке вещей. Более того, операторам вменено в обязанность записывать все разговоры пользователей, то есть за свой счет, хотя, чисто логически, если это нужно государству, то оно и должно данный проект финансировать. А получается, что затраты опять лягут на рядовых потребителей. Уже сейчас ряд операторов внесли изменения в свои тарифы, сделав их менее привлекательными для граждан, потому что им нужно как-то компенсировать убытки, в которые их вынужденно ввели.

Руководитель отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting Николай Дмитрик привел цитату из одного исторического документа – стенограммы процесса над маккартистами в США: “Если нация ограничивает свободы ради безопасности государства, стоит ли защищать такую нацию?” По его мнению, если сохранится существующая законодательная тенденция, мы придем к тому, что у нас запретят все новостные сайты, кроме официальных, все социальные сети и прочие ресурсы, которые государство не в силах проконтролировать.

- Государство хочет взять граждан в заложники, использовав их персональные данные в своих целях, но не давая им прав распоряжаться этими данными так, как они сами хотят, - считает Дмитрик. – Но само государство при этом поступает крайне нелогично и неразумно. Например, оно приказывает заблокировать тот или иной ресурс, на котором содержится определенная информация, способная, якобы, навредить гражданам. Но ведь этот же самый ресурс остается доступным всем жителям остального мира! И что с этим делать? Иррациональность подобных действий приводит к снижению инвестиционной привлекательности нашей страны, наших ресурсов. Иностранные бизнесмены пытаются просчитать все риски, перед тем, как вложиться в нас, но почти всегда оказывается, что наши чиновники уже успели придумать новые правила игры, а значит, бизнес оказывается под угрозой.

А вот заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова, президент «Ассоциации интернет-издателей» Иван Засурский смотрит на ситуацию более оптимистично. Он, конечно же, тоже давно смирился с мыслью, что воевать с чиновниками бессмысленно, просчитать их действия не представляется возможным, объяснить их логику иначе, чем “административным азартом” нельзя. Но зато он пришел к мысли, что, если государству предлагать конкретные пути решения той или иной проблемы и, главное, пытаться самим решать ее, подобная практика имеет все шансы на успех. В идеале должна возникнуть модель совместного существования бизнеса и государства, в которой основную роль играет именно бизнес, а государство просто присутствует, не мешая ему.

- Примерно по такому сценарию мы создали Федеральную резервную систему банков знаний (http://noosphere.ru/) – Электронную инфраструктуру нового поколения, которая осуществляет идентификацию и репликацию авторских произведений для их вечного и безопасного хранения в открытом доступе, - рассказывает Засурский. – Хочу напомнить про феномен знаменитой библиотеки Максима Мошкова (http://lib.ru/), которая существует вне правового поля, однако пользуется огромной популярностью. Дело в том, что подавляющее большинство авторов размещенных там произведений, на самом деле, не против того, чтобы их книги люди читали, и чем больше, тем лучше. Конечно, есть и такие, кто принципиально выступает за предоставление исключительно платного доступа к своим произведениям. Однако, по статистике, на всю Россию лишь около 1000 писателей живут целиком за счет гонораров за свои книги. Поэтому для остальных крайне важно другое – чтобы их имя, их творение, осталось навечно в памяти народной. А поскольку законодательство об авторском праве у нас не очень хорошо проработано, очень многих писателей просто не печатают, ибо у издателя нет на это прав, в результате чего замечательные книги очень хороших авторов уходят в небытие. А с ними уходит и наша история. Наша Федеральная резервная систем призвана исправить эту ситуацию.

В перспективе, пообещал Иван Засурский, система пополнится не только литературными, но еще и музыкальными произведениями, а также кинофильмами.

В целом же, как сделали вывод участники круглого стола, наше законодательство носит, преимущественно, репрессивный характер, не способствуя развитию российского сегмента Интернета. Но, как всегда, суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Хотя, как показывает практика, количество пострадавших от этих законов граждан (в том числе – получивших реальные сроки) с каждым годом всё увеличивается.

Фото автора