…на то, чтобы:

- откликнуться на детские эмоции, поддержать, погладить, обнять, взять при необходимости на руки;

- сесть с маленькой группой детей – поговорить или почитать книжку. Педагог должен не терять контроля над всей группой, реагировать на все вспыхивающие конфликты и пр.

Мы потому так оценили ECERS (Early Childhood Environment Rating Scale – Шкалы для комплексной оценки качества образования в дошкольных образовательных организация) как инструмент оценки, что только (и только!) он позволил эксперту провести 3-5 часов рядом с детьми в группе и увидеть, что происходит в течение дня, а не на показательных мероприятиях.

А происходит вот что. Критически мало в течение дня воспитателю удается вести беседы на интересные темы с кем-то из детей или с группой детей. Большая часть образования – в общей группе, где детям очень трудно удержать настоящую включенность. Большая часть взаимодействия – контроль, регулирующие указания, больше ни на что времени и сил не остается («Сначала убери, потом обниматься будем»).

А младшие воспитатели (или помощники) в 90% случаев включены только в обслуживание еды и одевания, а в остальное время моют полы в коридорах и пр.

 

Почему до сих пор проблема не поставлена остро?

Вернее так: почему о ней кричат только воспитатели и заведующие?

Ответ: потому что считается, что это проблемы воспитателей. Как будто дело только в том, что им трудно работать!.. Но это проблемы детей! Это дети недополучают тепла и индивидуального взаимодействия со взрослым!

Дело в том, что в принципе группой малышей можно управлять и одному человеку. Если это управление авторитарное. Дети же маленькие, они элементарно боятся. И им приходится сидеть за столом, ждать, пока все не поедят. Грудиться в раздевалке в шубе, в шапке – ждать, пока все не оденутся. Сидеть по периметру ковра на стульчиках, пока воспитатель заполняет бумаги. Идти на прогулку обязательно строем и парами, потому иначе трудно обеспечить безопасность.

Но для того, кто не понимает, что это значит для детей – всё в порядке! Все тихо, дисциплинированно, даже умилительно! А для того, кто понимает, это означает, что ребенок получает опыт не саморегуляции, а внешнего жесткого контроля. И что он недополучает эмоций, тепла, отклика, что предельно важно в дошкольном возрасте! Отсюда и невообразимая статистика заболеваемости в наших садах. У детей, благо, психосоматика быстро срабатывает: «не хочу идти в сад – сопли мне в помощь».

 

Это не только про воспитателя, это про всю систему

Много в последнее время обсуждаем низкие баллы, полученные по шкалам ECERS и по стране, и по Москве. Но важно понимать: балл – это не оценка работы воспитателя. Это оценка того качества образования, которое получает ребенок! А за это качество отвечает отнюдь не только воспитатель.

Для справки: в образовании различается «качество процесса» и «качество структуры». Первое – то, как педагог взаимодействует с детьми. Второе – количество взрослых в группе, качество предметной среды, образование педагогов. Таким образом, далеко не вся ответственность на воспитателях. Кстати, во время последней конференции по дошкольникам про это говорил Вольфганг Титце, ведущий немецкий специалист в мире по качеству дошкольного образования: он, несмотря на трудности перевода, понял, что у нас идет такой перекос – обвинение, прежде всего, воспитателей в некачественной работе…

Сейчас выскажу мысль, которая наверняка вызовет массу возражений. Во многих странах есть договоренности разных уровней о соотношении «взрослый-ребенок» в детсадовской группе (например, в Дании и Швеции – не более 8 детей на одного взрослого). У нас нет такого норматива, но если поделить всех взрослых на всех детей в группе, то окажется, что взрослых у нас немало. Но они заняты исключительно уходом и присмотром (как помощники воспитателя, которые, например, обслуживают сразу две группы или по совместительству являются еще и кастеляншами и т.д.) или ведут занятия – по музыке, физкультуре и пр.

Так вот, если средств на всё не хватает, целесообразнее сделать так, чтобы в группе с детьми всё время работали двое взрослых (пусть даже воспитатель и помощник, но помощник, полностью погруженный в работу с детьми), чем иметь в штате специалистов. Предвижу волну возмущения и утверждения, что должно быть и то, и другое: и специалисты, и достаточное количество взрослых в группе. Да, я знаю, что лучше быть здоровым и богатым одновременно, но если на всё не хватает, то надо выбирать то, что важнее. А для детей важнее постоянный эмоциональный контакт со взрослым и дружелюбная ненапряженная атмосфера.

Наверняка возможны и другие варианты решения проблемы. Можно активно включать родителей. Надо искать разные пути.

 

Качество и количество

Проблема количества воспитателей, конечно же, не отменяет проблему качества работы.

Да, многое зависит от компетентности и душевности самого взрослого.

Да, и сейчас многие воспитатели ухищряются проявлять теплоту, поддерживать детей, быть с ними ласковыми и отзывчивыми.

Да, если воспитатели холодные и дистанцированные, то их количество не особо поправит дело – ну, будет два контролирующих человека в группе.

Да, и сейчас часто в группе из-за болезни бывает 12-15 детей, а воспитатели проводят занятия классно-урочного типа.

Но все это не отменяет поставленной проблемы. Эти два вопроса – про количество взрослых и про качество общения с ребенком – надо решать одновременно и срочно.

 

Об авторе

Ольга Александровна Шиян - ведущий научный сотрудник лаборатории развития ребенка МГПУ, международный эксперт ECERS

 

Фото автора