Сопредседатель Межрегионального профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий, отмечает, что эта проблема глубоко уходит корнями в то, как распределены задачи по финансированию организации ЕГЭ между регионами и федеральным уровнем. Основную часть бремени, по его словам, здесь несут именно регионы и муниципалитеты, поэтому, когда у региона не хватает денег, есть шанс сказать, что указать сверху нельзя – региональная юрисдикция…

Но факт остается фактом: по словам члена Комитета Государственной Думы РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов Олега Шеина, Генеральная прокуратура РФ выявила сложности в 37 регионах: проверяющие, к примеру, не обнаруживали местных нормативов, устанавливающих правила и объемы оплаты труда члену или эксперту предметной комиссии, организаторам в/вне аудиторий, либо обнаруживали, но при внимательном изучении текстов понимали, что документ так или иначе дискриминирует часть работников… В Кабардино-Балкарии такой документ, например, был, но, по словам Олега Шеина, оказался «засекречен»: его не обнародовали, и, соответственно, учителя ничего не знали о своих правах на оплату труда в ходе ЕГЭ.

Как отмечает Всеволод Луховицкий, учителя по большому счету вообще не задумывались о своем праве на такую оплату ровно до того момента, пока в 2013 году руководство Рособрнадзора не заявило: «Вам не платят? Звоните! Будем строго наказывать».

Основных проблем, которые отмечают в создавшейся ситуации педагоги, Всеволод Луховицкий называет сразу несколько. Во-первых, у учителей вообще могут не спрашивать, хотят ли они работать на итоговой аттестации, во-вторых, даже если все оговорено устно, не заключается договор, в-третьих, оплачиваются не все виды работ.

По словам первого заместителя председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты РФ Георгия Федорова, сложившаяся ситуация описывается единственным образом – «абсолютное безобразие». Чтобы прокуратура не приставала, регион, например, может платить организатору вне аудитории 30 рублей в день, как это происходит в Алтайском крае, в то время как в Ненецком Автономном округе это 251 рубль в час, а в Москве все 300… Неудивительно, по словам Георгия Федорова, что в таких условиях, понимая, с одной стороны, свою меру ответственности, а с другой видя издевательское отношение, которое выражается в виде мизерных выплат, учитель может относиться к своим обязательствам на ЕГЭ без должного рвения. Более того, как отмечает эксперт, мы таким образом и вовсе толкаем учителя на коррупционный путь, особенно в регионах, где сложилась крайне непростая экономическая ситуация…

Впрочем, по словам Олега Шеина, даже в тех регионах, которые принято считать богатыми, не все так радужно. Например, в Ханты-Мансийском автономном округе педагогу за работу на ЕГЭ на усмотрение работодателя дают… отгул.

Есть и еще, как отмечает Всеволод Луховицкий, два важных вопроса. Первый из них – как соотнести оплату за работу на ЕГЭ с оплатой учительского труда в школе? В законе «Об образовании в РФ» сказано, что в этом случае зарплата за учителем должна сохраниться, поскольку все то, что происходит на ЕГЭ, не входит в прямые должностные обязанности педагога. Но как быть, если, по словам Всеволода Луховицкого, регионы в свою очередь с удовольствием перекладывают на школу задачу по оплате работы учителя на ЕГЭ? Это значит, что школа должна взять деньги из фонда оплаты труда, сократив всем стимулирующие и премии, чтобы 4-5 человек получили причитающееся за то, что они работали на ОГЭ и ЕГЭ?

Кстати, как отмечает Всеволод Луховицкий, если с ЕГЭ все более-менее понятно, хотя и проблемно, то оплата работы на ОГЭ оказывается тоже серьезным камнем преткновения…

На традиционный вопрос «А как было в советское время?» Всеволод Луховицкий отвечает: очень просто, хотя бы потому, что госэкзамены проводились в рамках образовательного учреждения и проверялись теми же самыми учителями, что и давали знания по предмету школьникам этого образовательного учреждения. Функционал по организации экзаменов, обеспечению порядка, проверке работ входил в должностные обязанности и оплачивался согласно тарифной сетке. Каждый педагог заранее знал, сколько получит за свою работу.

Конечно, сегодня не может быть повторений «из прошлого», поэтому эксперты настаивают: нужно искать современные подходы к решению проблемы, но они должны быть общими, чтобы у педагогов не возникало справедливого недовольства, когда они в очередной раз видят, что «соседям» платят за ту же работу в 20, а то и в 30 раз больше… Иначе все разговоры о наличии «единой образовательной ткани», как отмечает Олег Шеин, не более чем разговоры.


Размер компенсации за ЕГЭ в некоторых регионах в 2016 году


 

 

 

Регион

Компенсация

члену/ эксперту предметной комиссии

(без учёной степени)

организатору

 

 

в аудитории

 

 

вне аудитории

 

Ненецкий АО

 

194-291 руб. за 1 проверенную работу

 

 

405 руб/час

 

 

251 руб/час

Москва

 

400 руб/час

300 руб/час

300 руб/час

 

Архангельская обл

ведущий – 408 руб/час

старший – 340 руб/час

основной– 272 руб/час

 

ответственный – 500 руб/день

организатор - 400 руб/день

 

200 руб/день

 

ЯНАО

300 руб/час

200 руб/час

100 руб/час

 

ХМАО-Югра

70,72-106,07 руб за 1 проверенную работу

102,71руб/час

102,71руб/час

Астраханская область

 

173,52 руб./час

795.3 руб/день

578.4 руб/день

433.8 руб/день

Мурманская обл.

 

200 руб/час

300 руб/день

130 руб/день

Тюменская область

38-95 руб. за 1 проверенную работу

160 руб/час

130 руб/час

 

Ивановская область

 

168,8 руб./час

101,28 руб/час

50, 64 руб/час

Республика Адыгея  

 

100 руб/час

40 руб/час

30 руб/час

Алтайский край 

25-30 руб за 1 проверенную работу

60 руб/день

30 руб/день


Источник: мониторинг Межрегионального профсоюза «Учитель»


Фото Елены Зачесовой