- Встреча была бурная, эмоциональная, при трех наших министрах и четырех московских представителях Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Результат? Глава карельского Министерства образования, похоже, нас не слышит, а москвичи, кажется, поняли, чего мы добиваемся. Теперь будем ждать 28 февраля, когда карельский министр образования Александр Морозов пообещал разъяснить, как все-таки наших детей будут обучать, - рассказывает Надежда Парфенова, мама восьмилетнего Саши с диагнозом ДЦП, которому психолого-медико-педагогическая комиссия определила обучение по программе 6.4.

Сайту «Учительской
газеты» удалось выяснить, что на данный момент родители четырех особых детей из Петрозаводска хотели бы отдать своих ребят в школу-интернат №21 для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата и тяжелыми нарушениями речи (подробнее о реорганизации школ-интернатов №21 и №22 читайте также на нашем сайте). Одной из мам ответили, что создание первого класса для детей VI вида обучения не предусмотрено (копия документа об этом есть в распоряжении «УГ». - Ред.). Надежда Парфенова с таким ответом не согласна.

- 29 декабря 201
6 года мы с мамами еще троих детей были у министра образования Карелии Александра Морозова. Принимал он строго по одному. Мне не разрешили пройти в кабинет с юристом организации КРОО «Согласие». За несколько дней до этого приема я приезжала несколько раз в школу, узнавала информацию, но мне там сказали, что не будет набираться первый класс для таких тяжелых детей. Было названо несколько причин: в этом году, как я поняла, продлили обучение одиннадцатиклассникам, они не уходят, и, значит, места не освобождаются для новых ребят. Среди причин - отсутствие ставки педагога и недостаток места. Написала заявление в школу, но мне ответили отказом (копия документа есть в распоряжении «УГ». - Ред.), отнесла заявление в Министерство образования, но ничего конкретного не ответили, по сути, тоже ответили отказом, но без указания причин. Именно поэтому я записалась на прием, который проводили члены СПЧ, - уточняет Надежда. Встревоженную маму не устроило предложение Александра Морозова отдать ребенка для обучения в интернат в Ладву (населенный пункт, в котором находится интернат, расположен в 60 километрах от Петрозаводска. - Ред.).

Наталья Никулина, руководитель творческой студии для детей с аутизмом «Творим вместе» уверена, что инклюзия, о которой так часто говорят управленцы от образования, подходит не всем. Важно учитывать физическое состояние ребенка, его потребности.

- По опыту знакомых родителей и отчасти по своему знаю, что проблема инклюзии не так однозначна, как ее хотят представить ученикам, педагогам и родителям, - уверена Наталья, которая несколько раз проводила обучающие семинары для педагогов Петрозаводска, рассказывая им о расстройстве аутистического спектра, так как до сих пор в столице Карелии нет специалистов должного уровня для работы с детьми с РАС. - Важна готовность учительского коллектива принять такого школьника, но не менее важно, например, наличие пандуса для колясочников, отдельного стола для ребенка с РАС, особой мебели, приспособлений, иногда лифта, но ни о чем таком в нынешней общеобразовательной школе никто не мечтает!

Поэтому Наталья уверена, что в повальном стремлении всех особых детей распределить по школам города не выход для ребят и их родителей, а отчасти и неоправданный риск.

- В создавшейся ситуации нельзя бросать школу и учителей на амбразуры и требовать от них невозможного. Если у школы нет лишних кабинетов, то их ниоткуда не взять, если у общеобразовательной школы еще нет опытных тьюторов и финансирования на них, то их тоже просто так ниоткуда не возьмешь! Так что в карельском исполнении инклюзия - это почти что оптимизация, потому как без вложения дополнительных средств
, по сути, детям не предоставляются дополнительные услуги, а происходит их сокращение. Свидетельство тому - ситуация с коррекционным образованием. Его объемы сокращаются, это отражается на реальных судьбах детей, которых выталкивают на домашнее обучение или в общеобразовательные школы, в которых учителям при загруженности класса в 30 человек физически не успеть помочь особому ребенку...

Наталью Никулину поддерживает и Татьяна Васильева, председатель КРОО «Поможем нашим детям». Татьяна - мама особого ребенка, чье право на получение образования она отстаивала через суд. Он длился два года. Тогда судья пошла навстречу родителям и выдала решение на право получать образование в школе, так как за время судебной тяжбы за детсад время как раз подошло к обучению в школе!

- Основная проблема коррекционного образования и вообще особого детства в Карелии - это отсутствие межведомственного сотрудничества. Отсюда и происходят многие проблемы, связанные с устройством жизни детей-инвалидов. Я постоянно общаюсь с родителями из други
х регионов России и вижу, как, например, в Псковской области, тоже дотационной, подходят к обучению, реабилитации и социализации особых детей. Не сказать, что регион намного богаче нашего, не алмазы там добывают, но у детей есть шанс если не вылечиться, то развиваться в силу своих способностей. Это важно и для родителей. Нам же, в Карелии, любое важное для ребенка-инвалида решение, а, как правило, заявление о потребностях - в лекарствах, средствах гигиены, так и в плане образования - получение места в детском саду, обучение в школе - всего этого приходится добиваться через суд, с большими проволочками, личными вложениями, связанными с наймом адвокатов, писанием обращений и прочего.

Именно Татьяна Васильева, когда началась история, связанная с реорганизацией школ-интернатов №21 и №22, встала на защиту детей, чтобы не допустить объединения двух школ. Один из доводов был связан с тем, что детям-опорникам будет сложнее устроиться в школу по основному заболеванию. 

Анна Евтухович, мама ученика четвертого класса бывшей школы-интерната №22 для детей с тяжелыми нарушениями речи из Петрозаводска
, отмечает, что теперь условия для обучения детей с тяжелыми нарушениями речи, созданные в школе-интернате №21, ухудшились:

- Вместо огромного здания в центре города нам выделили часть второго этажа спального корпуса с тремя классами, закутком-раздевалкой. Конечно, это более чем скромно. Раньше в школе-интернате №22 училось не меньше 50 ребят, а сейчас в школе-интернате №21 получают образование 11 детей из бывшей школы №22. Даже при такой загрузке школы родители подросших детей сталкиваются с тем, что им отказывают в приеме в первый класс. Именно об этом мы предупреждали сотрудников карельского Минобра, родителей и всех жителей Карелии. Судя по статистике, детей, которым требуется коррекция, не становится меньше! На данный момент у карельских детей стремительно сокращаются шансы получить квалифицированную помощь специалистов, особенно в системе коррекционной педагогики. Я поддерживаю и понимаю родителей будущих первоклассников, настроенных получать образование в коррекционной школе, где есть команда специалистов, дефектологов, которые системно, а не эпизодически работают с детьми.

О том, насколько эффективна эта работа, сайту "УГ" рассказала  Наталья Микитенко, мама Тани, ученицы школы-интерната №21:

-  Таня учится в классе с беспредметным обучением. Вижу, как системные занятия развивают мою дочь. Вот она и чаще улыбаться стала, и радуется при подходе к школе, и заинтересовалась своим одноклассником Ромой (до этого Танюша обращала внимание лишь на взрослых), и за руки с Ромой они уже держатся! И учителей запомнила, здоровается с ними, ловит их взгляд. Разве это мало? Никогда не думала, что можно на таком высоком уровне организовать праздники для детей, которые совсем не ходят, не говорят и передвигаются на колясках. Но это все есть благодаря школе-интернату №21. Конечно, проблемы существуют, но дело сейчас в другом - право на образование и развитие должно быть у каждого ребенка! Мы своего добились благодаря Общероссийскому
народному фронту, а в Министерстве образования Карелии нам предлагали остаться на домашнем обучении с двумя-тремя занятиями в неделю. Но это несравнимо с тем, что мы имеем сейчас - уроки физкультуры, музыки, общение в коллективе, работа со специалистами. Так что школа для моей дочери - это целый мир. Спасибо за него учителям, их помощникам и, конечно же, администрации нашей школы!

Недавно сайт "УГ" рассказывал, что ученики школы-интерната №21 в Петрозаводске развивают школьное телевидение и мечтают покорить радиоэфир. Проблема, по мнению автора материала, носит более системный характер и связана не с конкретным учебным заведением, а с отношением Минобра Карелии к коррекционному образованию в частности.


Фото автора