Сайт "Учительской
газеты" уже рассказывал о ситуации, которая сложилась в Петрозаводске. Об этом мы рассказывали и в федеральной "Учительской газете" (см №23 от 7 июня 2016 года), где был опубликован материал с мнениями родителей, депутатов и представителей образовательного сообщества Карелии. На тот момент публикация стала открытым обращением в Минобрнауки РФ с просьбой сохранить школу-интернат для детей с нарушениями речи.


... "…в форме присоединения… в соответствии с постановлением…" — читаю в распоряжении о реорганизации речевой школы-интерната №22, подписанном Александром Худилайненом 19 июля 2016 года. Месяцы родительской борьбы за школу для детей с тяжелой патологией речи результата не дали. На власть не подействовали ни письма-обращения пап и мам, ни петиция в Интернете, которая набрала 965 подписей (на 30 августа 2016 года - Ред.), ни здравый смысл: по данным Центра психолого-медико-социального сопровождения, 68% детей сегодня имеют нарушения речевого развития. Петиция с просьбой сохранить школу на стол к бывшему министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову не попала (по данным на 4 сентября 2016 года ее подписали 967 человек), но тогда главе ведомства о ситуации в Карелии докладывали. Это сделали Ольга Явкина, представитель Рособрнадзора РФ, и Юлия Сачко, представитель Минобрнауки РФ, которые приезжали в Петрозаводск 17 июня 2016 года.

Нынешний министр образования и науки РФ Ольга Васильева
четко обозначила на Общероссийском родительском собрании свою позицию, что школы для особых детей закрываться не должны, что осенью этого года в российских школах должны пройти уроки доброты, посвященные особым детям. Но, похоже, в случае с Карелией урок доброты необходим чиновникам от образования и прочим управленцам, которые приняли решение не в пользу детей с тяжелой патологией речи.


Анна Евтухович, мама воспитанника школы-интерната № 22, которая вела всю переписку с чиновниками, объединяла и во многом координировала родителей в исканиях правды, на сайте Минобрнауки РФ оставила свой вопрос Ольге Васильевой и пришла бы в Петровскую школу, из которой велась прямая трансляция с Москвой во время Общероссийского родительского собрания, участие в котором принимали регионы. Но, как это не раз уже случалось, родители о такой возможности общения с федеральной властью осведомлены не были. Так что вопрос, озвученный от Карелии, касался защиты детей от опасной информации.

— Делали всё, что могли, но школу так и не отстояли. Мы, родители,
стучались во все инстанции. Писем, обращений, встреч не сосчитать. Бумаг — ворох! - восклицает Анна, которая до сих пор не уверена, что федеральные власти понимают весь масштаб произошедшего. - Родителей оскорбляли, глумились над нашей болью. Невзирая на закон "О реорганизации/ликвидации", невзирая на закон "Об образовании в РФ", невзирая на то что условия для детей ухудшаются, не обращая внимания на общественное мнение и мнение родителей, учредитель продолжал процесс ликвидации школы, не обеспечив условия получения доступного образования даже для тех детей, которые обучались в школе-интернате №22! Родители не были включены в процесс реорганизации. Не была привлечена общественная организация инвалидов, представляющая интересы детей–инвалидов. Родителей вынудили забрать детей из школы помимо их желания и воли. Это нарушение права родителей выбирать школу и прав детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью получать образование по гарантированным стандартам!

Сейчас Анна ждет ответа от президента РФ (пока он не поступил - Ред.), который декларирует доступность образования для всех. Еще чиновники всех мастей любят говорить об инклюзии и доступной среде. Всем этим словам можно было бы и поверить, если бы такие условия действительно создавались для детей на деле. Президентский ответ еще только должен прийти Анне, но новый учебный год, увы, уже стартовал…

 
Информация об объединении двух школ-интернатов подавалась в региональных СМИ под разными соусами, которые как заправку к салату подсовывали чиновники от образования. Например, преподносили известие об объединении двух школ как новость о конкуренции: одна хорошая школа присоединяется к другой, и главной будет лучшая. Или чиновники вдруг рассказали о нетолерантности родителей к недугам детей другой школы-интерната. Вот, дескать, впору теперь проявлять терпимость друг к другу и шире смотреть на мир — одни учатся говорить, другие нуждаются в безбарьерной среде, поэтому и будут вместе учиться, развиваться, отдыхать.

Отвечая на вопрос корреспондента телекомпании "Ники-Плюс", первый заместитель министра
образования Карелии Татьяна Васильева сказала (можно увидеть на записи по ссылке, начиная с 1 мин. 1 сек.)

— На наш взгляд, реорганизационные мероприятия будут иметь положительные последствия, когда ребята с различного вида нарушениями будут жить единым коллективом. Это больше будет способствовать процессу их социализации.

И уточнила в интервью ГТРК "Карелия" (запись с 1 мин. 49 сек.)
:

— Понятно, что родители очень обеспокоены, как будет продолжена организация обучения. Может быть, недопонимания на первом этапе реорганизации были у родителей: где будет продолжено обучение. Очень многие переживали, что не будут созданы соответствующие условия для обучения. Сейчас, на наш взгляд, все условия созданы.

Сайт "Учительской
газеты" попросил прокомментировать объединение двух школ-интернатов карельских парламентариев, которые с самого начала выступали категорически против реорганизации.

Андрей Рогалевич, председатель Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК:

— Лично для меня показательно решение господина Худилайнена и его участие в судьбе детей-инвалидов и 22-й школы интерната, как и с другими образовательными организациями Карелии, которые подвергались оптимизации или ликвидации. Первое — отсутствие какого-либо желания слушать родителей. В большинстве случаев они были исключены из процесса обсуждения и принятия решения. И только когда ситуация доходила до социального несогласия, чиновники пытались, причём неуклюже, доказать свою правоту, ссылаясь на отсутствие денег и на не очень понятные открывающиеся возможности для детей. Второе — отношение чиновников к детям. Вместо того чтобы, как закреплено в федеральном законе, развивать систему образования, чиновники предпринимают всё для того, чтобы это не происходило. Когда родители или представители общественных организаций пытаются противостоять этому, действия чиновников принимают озлобленный характер, напоминая вцепившегося в горло своей жертвы бульдога.

Лариса Степанова, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК:

— Печально осознавать, что все усилия борцов за сохранение интерната №22 оказались напрасными. Министерство образования Карелии с самого начала давало понять, что интернат будет закрыт. Как бы мы ни пытались достучаться до правительства РК, Минобр
науки РФ, при решении данного вопроса во главу угла поставили деньги, а не интересы детей. Все эти оптимизационные процессы, к сожалению, наносят огромный вред системе образования. Если мы будем подходить к решению подобных вопросов с позиции финансовой выгоды, а не с позиции обеспечения доступного качественного образования, то можно поставить крест на развитии нашего образования.

Галина Васильева, директор лицея №13, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК:

— Произошел очередной беспрецедентный факт ликвидации востребованного учреждения в республике. Региональная исполнительная власть не услышала представительную власть республики в лице депутатов ЗС, родительскую общественность, педагогическое сообщество. Погоня за мнимой экономией разрушает всё на своём пути. До 2015 года специализированная школа-интернат № 22 была укомплектован
а на 100 процентов, а в 2016 году министерство образования Карелии начинает сводить до минимума количество мест для детей с тяжелыми нарушениями речи, хотя на учете таких детей в республике более 700! Всё это напоминает ситуацию с детьми-инвалидами, когда однажды по отчетности вместо пяти медицинских групп детей их стало четыре, да и детских домов скоро на бумаге, кажется, совсем не будет. Проблемы будут, а по отчетам их уже вроде бы не останется!


Эмилия Слабунова, член Комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи ЗС РК:


— Ситуация со специальной коррекционной общеобразовательной школой-интернатом №22
– яркий пример того, как власть закрывает бюджетные прорехи за счет экономии на детях. И дети становятся жертвами нашей неэффективной власти. В своих объяснениях чиновники всех уровней отправной точкой аргументации предлагают считать заключение "Об оценке последствий принятия решения о реорганизации школы-интерната", которое сделала специальная комиссия. Сам состав комиссии вызывает большие вопросы. Похоже, что создавалась она для реорганизации другого учреждения республики – специализированной школы искусств, потому что в ее состав входят специалисты Министерства культуры, специалисты в области культуры, и нет дефектолога, логопеда, психолога, участие которых было бы чрезвычайно важно для решения судьбы интерната. Не говоря уже о том, что представители родителей в оценке не участвовали.
Возмущение вызывает и заключение этой комиссии. Оно делалось по четырем позициям: обеспечение государственной гарантии реализации прав на получение общедоступного и бесплатного образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья; обеспечение продолжения освоения обучающимися образовательных программ; обеспечение территориальной доступности образования и минимизация возможностей социальных рисков в отношении работников реорганизуемой организации.
По всем этим четырем позициям в заключении присутствует только одно слово — "обеспечено". Никаких подтверждений, аргументации нет. Давайте представим ситуацию, когда, например, на государственной итоговой аттестации в школе в контрольно-измерительных материалах выпускник напротив каждого из этих заданий напишет: "знаю", "читал", "решил", "выучил", "ознакомился". И на основании этих ответов ему должны поставить 100 баллов и выдать аттестат. С заключением комиссии примерно такая же ситуация.

Как, ознакомившись с ним, родители, специалисты-профессионалы смогут понять, сделано ли всё необходимое для обучения детей интерната в других образовательных учреждениях? А родители уже бьют тревогу и говорят о том, что условий для достойного обучения в других учреждениях не будет: ни нужных специалистов, ни корректирующих образовательных сред там нет.
Это формальное бездушное отношение к детям. В ответ на обращения родителей
из Министерства образования и науки России отвечают, что нарушения законодательства в результате проверок не выявлено. Формально законодательство действительно соблюдено: назначена комиссия, есть заключение. Только с ничего не значащими словами. И по существу и дети, и родители – пострадавшая сторона, к сожалению.

Для решения проблемы создана "детальная дорожная карта". Однако в ней говорится вообще обо всем, о формальных вещах вроде регистрации изменений в уставе и заканчивая инвентаризацией имущества. Непосредственно детей касаются всего две позиции: будет организована проверка - обучаются ли дети в других образовательных учреждениях или нет. И в течение сентября-октября этого года пройдут родительские собрания, на которых обсудят качество образовательных услуг в учреждениях, заменивших собой школу-интернат №22. Вот так мониторинг ситуации обрывается октябрем, когда учебный процесс только начнется и у детей будет проходить сложный процесс адаптации к новым учебным условиям. Из этой дорожной карты видно только одно – большое желание реорганизовать школу-интернат №22, а после процедуры реорганизации забыть и про детей, и про родителей.
Понятно, что раз на реорганизацию дано добро, то в интересах детей не будет принято уже никаких решений. Федеральная власть отдала все на откуп региональным властям, оставив за собой чисто формальные функции.
Родители воспитанников школы-интерната № 22 и № 21 не понимают, зачем разрушать то, что давало результат
? И зачем же в Петрозаводск приезжала московская комиссия?

Татьяна Васильева, председатель КРОО "Поможем нашим детям", мама ученицы школы-интерната №21:

— Конечно же, я очень огорчена окончательно принятым решением о реорганизации школы-интернат № 21 в форме присоединения к ней школы-интерната № 22, что означает ликвидацию школы для детей с тяжёлой патологией речи. Жаль, что никто из тех, кто принимал данное решение, не руководствовался интересами детей и их родителей. А во главу угла ставились лишь экономические интересы.

На мой взгляд, на встрече московской комиссии с родителями и общественностью, депутатами ЗС РК прозвучало достаточно аргументов о необходимости сохранить 22-ю школу-интернат, об ухудшении положения детей и 21-й
, и 22-й школ в случае реорганизации, о негативных последствиях такого решения в дальнейшем. Но оказалось, что эта встреча была только для галочки, и комиссия руководствовалась только заключениями Министерства образования Карелии. А в отписках министерства для детей якобы созданы все условия и даже предусматривается проведение лечебно-оздоровительных мероприятий с учетом медицинских показаний и противопоказаний и диспансеризация специалистами республиканских и городских учреждений системы здравоохранения. А все это в реальности год как уже не проводится!
Что делать дальше? Все будет зависеть от родителей. От их сил и терпения отстаивать в дальнейшем интересы своих детей, если ситуация с их
последующим обучением будет ухудшена или, что еще хуже, детям будет отказано в обучении в коррекционной школе. В свою очередь всегда готова помочь. Обращаться ко мне можно по электронной почте dcp@mail.ru.

Только факты

  • Дети из школы-интерната №22 из центра города переехали на Старую Кукковку (район города, отдаленный от центра, — Ред.). Изменилась транспортная доступность. Родителям городских учеников пообещали, что за школьниками каждый день будет приезжать школьный автобус. Конечно, это существенно облегчит ситуацию, но обещания были даны только в устной форме. Причем родителей предупредили, что школьный автобус для новых учеников появится только в октябре.


  • У воспитанников школы-интерната №22 забрали целое здание школы в центре города (ул. Крупской, 12), а взамен выделили три класса в спальном корпусе школы-интерната №21 на Старой Кукковке (ул. Щербакова, 21А).


  • 1 сентября в специальной (коррекционной) школе-интернате №21 начался новый учебный год. Здесь теперь учатся 147 ребят с ограниченными возможностями здоровья.

 

  • Первый звонок прозвенел для 25 первоклассников и учеников подготовительного класса.


  • На данный момент сформированы 26 классов-комплектов. В спальном корпусе будут проживать 37 ребят из районов республики. Школа-интернат реализует 8 адаптированных основных общеобразовательных программ для ребят с нарушениями опорно-двигательного аппарата и тяжелыми нарушениями речи.

    Фото автора