По словам вице-премьера, повышение качества среднего специального образования в России открывает доступ ко многим профессиям, которые прежде требовали обучения в вузе. «65% - это люди, для которых не требуется высшее образование, и 35% - специалисты. В дальнейшем эта пропорция будет меняться в сторону увеличения доли специалистов, для которых не требуется высшее образование», - такую перспективу рисует россиянам премьер. Уточню - перспективу, касающуюся наших детей.

Волны возмущения, вызванные высказыванием вице-премьера, поднимались в соцсетях и на интернет-форумах в течение прошедших трех дней все выше, а девятым валом, пожалуй, стала «Голодецкая баллада» обозревателя «Новой газеты» Дмитрия Быкова.

Мое мнение относительно высказывания Ольги Голодец двоякое. Литературный сарказм Быкова мне симпатичен. Моей дочери - 17, через год - поступление в вуз. Последнюю фразу произносят с разными вариациями, я уверена, не 35 процентов российских родителей. Гора-а-здо больше! Мы все мечтаем о самом лучшем будущем для собственных детей!

Из поколения родителей нынешних школьников значительная часть (как и я) получили образование во времена СССР. Я поступила в педагогический вуз в 1988 году. Поступить туда было трудно. «Срезались» на вступительных экзаменах те мои одноклассницы, кто имел нетвердые и даже твердые четверки по трем требуемым предметам: русский язык, математика, история. Эти девочки пошли учиться в педагогическое училище. Позже окончили педвуз заочно. То есть учителями все равно стали. Но каков был уровень этих педагогов, если они не знали на пять-четыре-четыре (три оценки для поступления в вуз на мой факультет в то время) базовые предметы, которым впоследствии они сами начали учить детей в школе? 

Уровень подготовки нынешних студентов педвузов, даже очников, невероятно упал, об этом мне недавно рассказала декан моего родного факультета. Будущие учителя, например, нетвердо знают падежи в русском языке, некоторые неспособны решить задачку на встречное движение в начальных классах, не знают, когда началась Великая Отечественная и Октябрьская социалистическая…  Хотелось бы вам, уважаемые читатели, чтобы вашего ребенка учил такой преподаватель?

Те, кто стремится учиться в вузе, ныне - в отличие от советских времен - могут получить высшее образование платно, если не хватает знаний. Уже появились врачи, чьи вид и речь внушают сомнение  даже в элементарной грамотности… Или купившие в подземном переходе диплом вуза инженеры, которые строят в мегаполисах высотные дома… Страшно становится жить в таком обществе! Ведь коли речь опять идет о наших детях, от последствий работы таких специалистов с высшим образованием в будущем станут страдать именно они! Это соображения, которые для меня перевешивают чашу весов в сторону позиции Ольги Голодец. Хотя потом, когда я думаю о собственной дочери и ее будущем, эта чаша качается обратно…

Нужно ли современным детям высшее образование? Безусловно, хочется, чтобы собственный ребенок положил в кармашек диплом об окончании вуза на всякий случай. Так стабильнее, надежнее. Этакий запасной парашют. Но… У моих знакомых петербуржцев дочь и сын окончили престижные вузы, поступили туда на бюджетные отделения. Потратили на учебу пять-шесть лет. В итоге сын с дипломом культуролога работает продавцом в винном магазине, а дочь наращивает ресницы клиенткам на дому. Тут, можно сказать, виновата безработица. Но мне кажется, в процесс вмешивается еще одна проблема. Наши дети порой путают те занятия, которые им нравятся, с будущей профессией. А всегда ли это правильно? Не лучше ли оставить их в жизненном разделе «хобби»? Ну, и, конечно, еще один аспект. Мы сами подталкиваем своих детей к получению престижной профессии. Что, по мнению большинства, вероятно только в вузе.

Моя знакомая несколько лет преподавала в Великобритании. Другая работает в Норвегии. Они рассказывают, что в вузы в этих странах идут только те выпускники школ, кто планирует в будущем продолжать карьеру вузовского специалиста или чья профессия требует высочайшей квалификации.  Скажем, в описанном выше случае с моими одноклассницами, которые не прошли по конкурсу в педвуз, но попали в педучилище, на Туманном Альбионе они получили бы квалификацию не «учитель», а «помощник учителя». Обязательное уточнение: в упомянутых странах зарплаты тех, кто имеет высшее образование, и тех, кто имеет профессиональное специальное, отличаются во много раз. Однако среди рабочего класса Великобритании есть категория так называемых «синих воротничков» - высококвалифицированных рабочих-специалистов. Очевидно, это именно те люди, которых имела ввиду в своем выступлении Ольга Голодец. Но в нашем обществе моральный авторитет данной трудовой категории невысок. Эта работа для россиян не так престижна, как вузовское образование, каким бы по качеству оно ни было. За рубежом «синие воротнички» получают высокие зарплаты, их труд считается престижным. Очевидно, что и в России нужно менять отношение к квалифицированным рабочим.

А что же наши дети? Все чаще от них можно услышать: «Я не хочу в институт. Зачем зря терять время, если работу потом не найти?» Но и быть успешным и интеллигентным человеком в то же время каждому из них хочется. И это противоречие пока решается в пользу «корочек», а не в пользу будущего ребенка…


Только цифры

  • Численность студентов образовательных организаций высшего образования в 2015 году по сравнению с 2014 годом уменьшилась на 442,5 тыс.человек, из них 77,8% - студенты государственных и муниципальных образовательных организаций.

  • В общеобразовательных организациях в 2015 году наблюдались тенденции, аналогичные происходившим в системе профессиональных образовательных организаций, осуществляющих подготовку специалистов среднего звена: при сокращении их количества на 2,9%, численность обучающихся увеличилась на 2,9%.

Данные из доклада «Образование в 2015 году» с сайта Федеральной службы государственной статистики http://www.gks.ru

Фото автора