НИКО и Всероссийские проверочные работы – это не ЕГЭ

Сетования о том, что рейтингов и мониторингов расплодилось слишком много, - не редкость. Но как показывает практика регионов, которой было уделено значительное место на Всероссийской конференции «Национальные исследования качества образования: итоги и перспективы», еще остаются белые пятна для исследований, которые аналитики вынуждены закрывать, создавая новые оценочные инструменты. Так, по словам директора Информационно-аналитического центра Курской области Светланы Апениной, с середины декабря по начало января в регионе пройдет мониторинг проектной деятельности. Это необходимо, потому что ряд педагогов в области, оказывается, имеет весьма отдаленное представление об этой работе.

В целом исследования необходимы, прежде всего, не для того, чтобы получить «нужные» цифры, а чтобы получить максимально возможно точные. И этот принцип хорошо иллюстрирует потребность Курской области в таком особом, точечном инструменте. Понятно, что его результаты лягут в основу не сиюминутного управленческого решения, а целенаправленного и взвешенного анализа ситуации – и как следствие будут найдены способы ее исправления.

Но, к сожалению, такое глубокое понимание задач исследований пока еще характерно не для всех: до сих пор часть участников образовательного процесса внешняя оценка скорее пугает, чем радует. Причем, чаще всего, взрослых. Сегодня, как отмечает начальник Управления надзора и контроля за деятельностью органов исполнительной власти субъектов РФ Рособрнадзора Евгений Семченко, некоторые педагоги преподносят родителям Всероссийские проверочные работы как «ЕГЭ в четвертом классе». Вероятнее всего, педагоги делают это для того, чтобы показать всю серьезность мероприятия, но закономерно пропадает и весь смысл прохождения таких оценочных процедур – родители, а затем уже и дети запуганы, «предупреждены и вооружены» и говорить о точности результатов после этого уже не приходится.

Негативно на развитие исследовательских процедур влияют и другие стереотипы восприятия. По словам Евгения Семченко, уже 15 лет как существует ЕГЭ, но за это время отношение к нему как к единственно верному и четкому показателю качества образования менялось – 10 лет идет развитие системы независимой оценки качества образования. Большим шагом здесь стало то, что ЕГЭ был выведен из перечня критериев оценки губернаторов регионов; теперь мы идем к понимаю того, что баллы ЕГЭ учеников – не инструмент для оценивания учителей.

Как отметил руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов, региональные управленцы и даже министры образовательных ведомств здесь действительно совсем не при чем, их работа не может быть качественно оценена этим показателем. По результатам прошедших экзаменов можно в какой-то мере отследить, как работают институты повышения квалификации в регионах, потому что от них зависит совершенствование педагогов и как следствие рост качества образования.

Доверяешь – не проверяй

Осторожное отношение в Рособрнадзоре призывают проявлять и к результатам Всероссийских проверочных работ. Так, по словам Евгения Семченко, в этом году, пока идет их апробация, настоятельно не рекомендуется использовать их результаты даже для выставления итоговых оценок. Хотя режим исследовательских процедур предполагается вполне щадящий. Никакие запредельные знания и умения, по словам руководителя проекта «Национальные исследования качества образования» Сергея Станченко, не понадобятся ни на проверочных работах, ни в рамках НИКО. Задания даются на основе пройденного материала, тем более их немного. Это сделано для того, чтобы исключить возможность по итогам исследований говорить о том, что дети что-то не выполнили, потому что не хватило времени. Это не контрольная повышенного уровня и тем более не ЕГЭ. Естественно, что такой бережный подход к испытуемым вызывает доверие, поэтому, по словам участников конференции, позитивное отношение к исследованиям все-таки понемногу становится скорее нормой, чем прерогативой «продвинутых пользователей».

Ответом на такое доверительное отношение оказывается и доверительное отношение Рособрнадзора к самим школам. Так, по словам Евгения Семченко, для тех образовательных организаций, которые демонстрируют добросовестный, ответственный подход к проведению оценочных процедур, у ведомства не может быть вопросов. Вообще в планах Рособрнадзора широкое применение рискоориентированной модели реагирования на проблемы в системе образования: если, к примеру, все в порядке по вопросам итоговой аттестации, специалисты ведомства школу не тревожат. То же самое Евгений Семченко посоветовал делать и региональным, и муниципальным контрольно-надзорным органам. Вообще, по его словам, главное, чтобы в регионе постепенно формировалась единая оптимальная логично выстроенная система процедур оценки, в которой нет места взаимным упрекам, излишним проверкам, а инструменты регионального уровня хорошо дополняют федеральные и наоборот.

Важно к тому же понимать, что под каждую задачу необходимо разрабатывать свой инструмент. Этот принцип уже хорошо реализован, например, в Самарской области. Так, по словам руководителя департамента по надзору и контролю в сфере образования и информационной безопасности Министерства образования и науки Самарской области Светланы Бакулиной, в регионе наблюдался разрыв между обещаниями и реальной подготовкой учеников в классах естественнонаучного профиля. Благодаря созданию отдельного исследовательского инструмента уже удалось выявить проблемы и сократить число выпускников таких классов, которые не могли сдать итоговый экзамен по физике, с 8% до 3,3%

ФГОС под вопрос?

Жить в ситуации недоверия всех всем, а также попыток любой ценой добиться внушительных цифр, которые на самом деле не подкреплены высоким уровнем качества образования, невозможно. Именно поэтому один из главных посылов конференции сводился тому, что необходимо учиться интерпретировать результаты, понимать, что подразумевают те или иные значения показателей... И цифры нужны не для того, чтобы школа могла занять – не всегда по праву – определенное место в рейтинге, а чтобы понять, как ее поддержать и развить, если это необходимо.

Возможно, чтобы скорректировать ситуацию недоверия, стоит принять и особые технологические решения. Директор центра оценки качества образования Чеченской республики Шахруди Бечиев предположил, что, к примеру, на усиление прозрачности проверок может сыграть то, что проверять работы будут не в том регионе, где их писали. Хотя бы в пилотном режиме и частично, ведь уже сейчас это возможно благодаря облачным технологиям.

Технологии сегодня вообще играют во всех сферах жизни внушительную роль, и исследования качества образования не оставляют уровень владения ими в стороне. Так, в октябре этого года более 40 тысяч учащихся 8 и 9 классов практически по всей стране продемонстрировали свои знания в области информатики и информационно-коммуникационных технологий. Задания для обоих классов, по словам Сергея Станченко, были практически идентичные. Это было сделано для то, чтобы понять, насколько с введением информатики прирастают знания школьников в области ИКТ. В итоге оказалось, что принципиальной разницы в уровне знаний выявить не удалось, хотя все хорошо понимают, что 9 класс – самое время для профилизации и те, кто хотел бы заниматься в дальнейшем информационно-коммуникационными технологиями, должны были бы уже проявиться.

Среди заданий по выбору, за которые брались испытуемые, большим спросом пользовалось создание презентаций, причем в 9-м классе таких детей оказывалось даже больше. Тех, кто выбирал описание алгоритма, и в 8, и в 9 классе оказалось стабильно по 10% - это как раз та самая когорта будущих программистов... Первая мысль, которая приходит в такой ситуации: уроки информатики на повышение компьютерной грамотности и профессиональное самоопределение школьников в этой области не работают.

О том, что выбор в пользу ИКТ-профессии происходит далеко не под влиянием школы говорит еще и такой факт: порядка 40% респондентов отметили, что они «пользуются Интернетом только вне школы». И если в 8 классе соприкосновения с компьютерной техникой и технологиями в школе еще может не быть, то такой показатель совершенно настораживает в 9 классе, когда вводится информатика. Значит, уже под вопросом и само обучение детей в рамках новых ФГОС.


Читайте также на нашем сайте

Исследования качества образования выходят на новый уровень: в стране создан Федеральный институт оценки качества образования (ФИОКО)

  
Фото Марии Голубевой и Ольги Максимович