- Язык – это «мягкая сила», огромное подспорье, без которого невозможно вести диалог, выстраивать отношения, налаживать связи, - сказал Нарышкин. – Правда, нередки ситуации, когда люди упорно не желают друг друга слушать и слышать, но к языковому барьеру это, как правило, не имеет никакого отношения. Изучение того или иного языка или препятствование этому процессу, уже давно приобрело явный политический подтекст.

Во всём виновата политика

Как заявил заместитель министра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов, страны Прибалтики взяли курс на откровенную дискриминацию русскоязычных меньшинств, стремясь ограничить возможности для применения русского языка во всех сферах, в первую очередь – в образовании. Та же ситуация, сказал он, на Украине стала причиной конфликта, который перерос в гражданскую войну.

- В Эстонии, правда, дети охотно смотрят российские мультсериалы, например, “Маша и медведь”, которые там идут на русском языке с эстонскими субтитрами, - напомнил директор Института русской литературы РАО Всеволод Багно. – И ребята очень удивляются, когда их дедушки и бабушки вдруг начинают говорить так, как говорят их любимые мультперсонажи. Конечно, прискорбно, что нынешние эстонские школьники не знают русского, однако нам урок: необходимо и впредь активно использовать такое мощное средство влияния как кинематограф, поскольку он также способен развить интерес к нашему языку и нашей культуре.

- Мы выступаем за право вести обучение в русских школах стран Балтии на родном языке, - говорит председатель “Парламента непредставленных” Латвии, директор Института европейских исследований Александр Гапоненко. -  Однако когда я попытался вылететь в Москву для участия в фестивале документальных фильмов, где должен был представить свою ленту «Русским школам быть», меня арестовали прямо у своего собственного подъезда. Якобы, я веду подрывную работу. Это ещё раз доказывает, что проблема изучения русского языка за рубежом, в первую очередь, политическая проблема. Чем ещё можно объяснить тот факт, что из наших библиотек внезапно исчезла вся русскоязычная классика? Невозможно найти “Преступление и наказание”. Нам не разрешают работать по русским учебникам, также называя это российской пропагандой. И результат, увы, налицо: в стране всё больше и больше этнических русских, которые с трудом разговаривают на родном языке.

Председатель Комитета Госдумы по образованию Вячеслав Никонов также поделился с участниками “Открытой трибуны” своими пессимистическими соображениями.

- За последние десятилетия в мире количество людей, разговаривающих на русском языке, уменьшилось на 50 миллионов человек, - сообщил он. – Ни один язык в мире не угасал так стремительно. Да, где-то мы сохраняем или даже усиливаем позиции. Например, русский – второй по популярности в интернет-среде, на нём в Сети общается примерно 6% пользователей. Однако первое место принадлежит английскому, который обошёл нас по этому параметру почти в девять раз. При этом количество стран, в которых английский язык изучают в обязательном порядке, постоянно увеличивается.

Вячеслав Никонов отметил также, что с каждым годом преподаватели высшей школы замечают неуклонное снижение уровня речевой и письменной грамотности абитуриентов и студентов. Виновен в этом, похоже, злосчастный ЕГЭ, ибо он до последнего момента вообще не учитывал этих способностей. Поэтому возврат сочинения можно считать очень важным шагом в правильном направлении, считает депутат.

- Гуманитарная сфера столь же важна для развития нашего государства, как и военно-техническая, - считает советник президента РФ, председатель Совета при Президенте РФ по русскому языку Владимир Толстой. – Анализируя то, что происходит сегодня в мире, в частности, на Украине и странах Прибалтики, можно убедиться в этом. Ведь информационные войны ведутся не оружием, а словом, и тот, кто этим словом владеет лучше, тот и побеждает. Долгие десятилетия Советский Союз воспитывал элиту целого ряда стран мира именно на российской культуре и русском языке. Однако с падением СССР ситуация изменилась, отсюда и значительное снижение интереса к нам, переориентация на язык и культуру запада.

Самое ужасное, по мнению присутствующих, это то, что, благодаря политикам, сложилась ситуация, когда русские люди в других странах готовы убивать русских же людей за стремление разговаривать на русском языке.

Повод для оптимизма

Впрочем, не всё так плохо. По мнению и.о. ректора Государственного института русского языка имени А.С.Пушкина Маргариты Русецкой, наша страна постепенно отвоёвывает потерянные позиции. В частности, возглавляемый ею вуз успешно реализует весьма перспективный проект – портал «Образование на русском». Он рассчитан, в первую очередь, на иностранцев, которые собираются изучать русский язык дистанционно. На сегодняшний момент на портале зарегистрировано более 100 000 пользователей, и их количество постоянно растёт.

- Всего на портале доступны три вида ресурсов, - пояснила Русецкая. - Это электронная «Школа русского языка», предусматривающая обучение по шести международно-признанным уровням владения языком, начиная с нуля. Это «Русская школа», в которой ведется обучение по российским программам общего и дополнительного образования гуманитарной и инженерно-технической направленности. И это «Школа профессиональной поддержки» для повышения квалификации и профессиональной переподготовки педагогов-русистов и преподавателей, ведущих обучение на русском языке за рубежом. Русский язык сейчас крайне востребован, и тому есть немало подтверждений, считает Русецкая. Зарубежные кафедры русистики, факультеты русского языка, школы, центры дополнительного образования, центры тестирования языка регулярно присылают в Институт Пушкина письма с просьбами организовать стажировку, направить наших преподавателей для повышения квалификации зарубежных педагогов, совместно разработать программы тестирования и обучение детей русскому языку как иностранному.

Также стоит вспомнить и ещё одно, безусловно, важное и интересное начинание мирового уровня – «Тотальный диктант». По словам руководителя одноимённого фонда поддержки языковой культуры граждан Ольги Ребковец, в испытании на грамотность приняли участие десятки тысяч граждан на всех шести континентах земли. В одой только России «Тотальный диктант» прошёл в более чем 500 городах, а к проверке работ было привлечено более 12 000 волонтёров. Что интересно, это мероприятие не встретило агрессивного отпора даже там, где к русскому языку интереса, мягко говоря, не проявляют. Испытание прошли успешно как в Хабаровске и Санкт-Петербурге, так в Харькове и Риге. В планах организаторов - привлечь к участию в этом испытании не только русскоязычных граждан, но и иностранцев, для чего они собираются предлагать разные варианты текстов для диктанта.

Язык мой…

Как считает директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак, стремясь завоевать мир, не следует забывать и о наших внутренних проблемах. А проблемы эти, увы, весьма очевидны. Одна из них связана с тем, что в школьном курсе русского языка явно мало лингвистики и литературоведения. Русский язык, по мнению Дмитрия Бака, и так в своё время пострадал от отмены “ятей”, став более примитивным и плоским. Куда же дальше? – спросил он и предложил увеличить количество изучаемых произведений русской классики.

А вот учитель русского языка и литературы школы №57 Москвы, доцент кафедры филологии НИУ ВШЭ Сергей Волков убеждён, что дальше загружать детей и учителя новым содержанием, новыми авторами, произведениями, темами и разделами бессмысленно, необходимо провести обратный процесс, разгрузить программу, поскольку времени на изучение даже того, что есть, не хватает катастрофически.

- Многие утверждают, что литературу и русский следует изучать при помощи классических произведений, - сказал педагог. - Однако мы же прекрасно знаем, что язык русской классики довольно сложен для современных школьников, он требует перевода. На всё это нужно время, которого нет, а вот желание дать детям побольше - есть. К тому же, я вижу здесь опасность сакрализации классики, в то время как детям стоит предлагать к прочтению те произведения, которые им близки и понятны, чтобы они поняли: то, что написано на русском языке, это про них и для них. А классика – лишь часть нашей культуры, но отнюдь не вся наша культура.

Волков считает, что в преподавании русского языка и литературы следует придерживаться уровневого подхода. Одним школьникам можно давать упрощённый, базовый курс, другим – углублённый, профильный. Многие тонкости, которые интересны и необходимы будущим лингвистам и филологам, вовсе не нужны всем подряд, вряд ли стоит подходить ко всем с едиными требованиями.

С этими тезисами категорически не согласна заведующая кафедрой филологического образования Московского института открытого образования Людмила Дудова.

- Мы уже не первый год проводим Всероссийскую акцию «Пушкинский диктант», - рассказала она. – Так вот, задания этого испытания целиком состоят из текстов произведений Александра Сергеевича. И, поверьте, интерес к этому мероприятию у школьников огромен! С одной стороны – ученики 5-11-х классов, то есть современные дети, с другой – русский классик. Но никаких проблем с восприятием языка нет, и никакой сакрализации тоже. Дети порой понимают классику гораздо лучше, глубже, чем мы, взрослые. Педагоги во всём мире учат своих ребят на произведениях русских писателей. Испанцы вообще заявляют, что «Достоевский понятен всем!» Неужели после этого мы будем преподавать литературу и русский избирательно, одному упрощённо, другому – углублённо?

Людмила Дудова убеждена: русский язык – это не только предмет, но и средство общения, именно на нём ведётся обучение, с его помощью люди овладевают самыми разными знаниями. Снизив требования к преподаванию русского, мы автоматически ослабляем позиции всех прочих дисциплин. Кроме того, язык – это история народа, его культура. А с ними нельзя обходиться небрежно, ибо это стержень, на котором держится всё.

Не учебником единым

Была затронута на «Открытой трибуне» и острая тема по поводу законопроекта от группы депутатов по поводу общих линеек базовых учебников по русскому и литературе, математике и истории России.  

Сергей Волков в своем выступлении изложил опасения коллег-педагогов, что подобная инициатива приведёт к снижению вариативности, а значит, отрицательно скажется на качестве преподавания данных предметов, поскольку лишит учителя возможности выбора содержания. К тому же, есть вероятность того, что после введения единых учебников любые другие точки зрения, не прописанные в этих книгах, будут попросту искореняться, а учителей, которые их излагают, станут притеснять.

- Единый учебник означает единственную последовательность единственного набора произведений с их единственно верной системой интерпретации, - сказал Сергей Волков. - Это напрочь убивает желание читать художественные тексты и пытаться их понять самостоятельно. Учебник по литературе вещь вообще вторичная. В системе образования по русскому языку и по литературе он уже не играет той роли, которую играл раньше, ибо сейчас другое время, совершенно другая образовательная среда.

Оппонент Сергея Волкова, Людмила Дудова, привела свои аргументы в пользу создания единого учебника. По её словам, согласно социологическим опросам, 81% респондентов поддерживают эту идею, в то время как лишь 19% удовлетворены состоянием нашего образования (которое, надо думать, пришло в негодность во многом благодаря чрезмерно большому разнообразию низкокачественных учебников).

- Я уверен, что если законопроект о едином учебнике будет принят, его можно будет с уверенностью назвать законом о возрождении лучшего в мире российского образования, - обозначил свою позицию Вячеслав Никонов. – Что же касается высказанных опасений, то советую ещё раз прочесть текст проекта. В нём нет ни слова о том, что школе предлагают один-единственный учебник по каждому предмету. Речь идёт именно о едином, но не единственном учебнике. Это не вредит вариативности, но позволяет сформировать то самое единое образовательное пространство, о котором мы так долго говорили.

Как заметил также выступавший на «Открытой трибуне» зам. министра образования и науки РФ Вениамин Каганов, совершенно непонятно, почему данное предложение вызвало столь бурную реакцию общественности. Ведь здесь будет реализован точно такой же сценарий, как и с единым учебником истории. То есть – сначала разработают единую концепцию школьного филологического образования (по словам зам. министра этот, уже начавшийся процесс, окончательно завершится в июле), затем концепцию всенародно обсудят с привлечением самых разных специалистов и практиков. А потом объявят конкурс на написание учебников в рамках этой концепции, из которых выберут несколько самых лучших.

- Ни я лично, ни, надеюсь, большинство моих коллег даже в мыслях не могут себе представить, что в наших школах по гуманитарным предметам может быть один единственный учебник. Даже лингвистом не нужно быть, чтобы понимать разницу между словами "один" и "единый", и уж тем более между такими понятиями, как "единый учебник" и "единая концепция преподавания" той или иной гуманитарной дисциплины в школе, - сказал, завершая обсуждение, Сергей Нарышкин. По его мнению, поводов для опасений нет.

Так оно или нет на самом деле, мы узнаем в самом ближайшем будущем…

Фото автора