…Неделю назад, 1 ноября 2014 года, группа шестиклассников из Краснодара в количестве 13 человек вместе с сопровождающей их учительницей прибыла в Северную столицу, чтобы принять участие в Межрегиональном творческом слёте детских делегаций образовательных и общественных организаций Российской Федерации «Звёзды дарят надежду». Прибыла на поезде. Но назад ей вернуться не удалось. Как выяснилось, на руках у восьмерых детей были не подлинники свидетельства о рождении, а их нотариально заверенные копии. Те самые, по которым они много раз ездили раньше и по которым этих же детей неделю назад посадили в поезд, идущий из Краснодара в Петербург.

Кошмар продолжался более получаса. Плачущие маленькие дети, непреклонная проводница, неприступный начальник поезда, сочувствующие взгляды пассажиров. До последнего момента у них было чувство, что сейчас всё решится. Учительница и восемь шестиклассников стояли на платформе, ещё пятеро ждали их внутри вагона. Отправление поезда задерживалось, вопрос якобы решался. Потом начальник поезда пришёл к ним… вскочил  в вагон, быстро запер дверь и дал команду трогаться. И поезд ушёл. Девять человек остались на улице без вещей и теперь уже без обратных билетов.


Откуда дети должны взять подлинники свидетельств о рождении, находясь в двух тысячах километров от дома, где, на что, на какой срок учительница должна поселить восьмерых детей, чем их кормить, где искать деньги на покупку новых билетов — эти вопросы ни проводника, ни начальника поезда не волновали. Поезд ушёл, а дети остались. Остались не одни: в тот же поезд не пустили семью с маленьким ребёнком: родители были уверены, что билетов и их паспортов, куда вписан ребёнок, будет достаточно. Но оказалось, что это не так.


Как разъяснили учительнице работники милиции, с недавних пор на железной дороге это самая обычная ситуация. Особенно заметна она в дни школьных каникул, когда в поезда не пускают большие группы учащихся. Работники транспорта действительно должны проверять у детей документ, удостоверяющий личность. Правда, раньше они разрешали садиться в поезд по нотариальной копии свидетельства о рождении, а с недавнего времени перестали: в июле им строго-настрого предписали строжайше контролировать подлинники свидетельств. Ни школа, ни родители об этом не знали: поездка была отнюдь не первой, набор документов, включая согласование в региональном управлении МЧС, самый обычный, как всегда раньше.


И дети всего этого не знали. Они хотели есть, пить, спать не на улице и ехать домой к родителям.

Через три часа после отхода поезда вопрос был решён. Дежурный по вокзалу связался с начальником следующего поезда и отправил покупать новые билеты. Из Краснодара на карточку переводили деньги — 25 тысяч рублей. Оставалось всего-то провести сутки на вокзале. Подумаешь, дети. На полу поспят.


Зачем? Кому и зачем была нужна эта фантасмагория? Дети, оставшиеся в поезде, дети, оставшиеся на улице, покупка новых билетов… Они всё равно уехали без этих подлинников свидетельств о рождении. Разве начальник поезда не мог связаться с дежурным по вокзалу сразу же? Сразу посадить детей в поезд  и доставить домой? В чём была сложность?


Представьте: вас высаживают из поезда из-за того, что у вас нет подлинника свидетельства о рождении одного из ваших детей. Что вы будете делать? Идти пешком? Просить родственников выслать документы почтой в расчёте, что за месяц дойдёт? Ещё какие варианты?


И так ли на самом деле нужны эти подлинники? Это не праздный вопрос. Что должны делать дети россиян, родившиеся за границей? Показывать проводникам свидетельства о рождении на французском? Так ведь никто не поймёт. А как быть детям украинских беженцев? Предъявлять проводникам свидетельства, выданные на украинском? Других у них нет и быть не может. Все проводники понимают на украинском? А на казахском или абхазском? И как проводники будут проверять, что им предъявляют настоящий документ, а не дома на принтере напечатано? Или нужны всё-таки нотариально заверенные переводы на русский? Или нотариально заверенные всё же не подойдут и нужны подлинники? И пока вы над всем этим думаете, начальники поездов с чувством выполненного долга будут захлопывать перед детьми двери, оставляя их за тысячи километров от дома, куда они едут, имея те же документы, по которым они только что из этого дома уехали.


Да, случилось так, что вместо одного документа детям дали другой. Вполне их идентифицирующий. Настолько, насколько может идентифицировать ребёнка документ без фотографии. Видимо, родителей при покупке билетов не уведомили о том, что в поездку нужно дать ребёнку свидетельство о рождении. Иначе бы это было сделано, никакой сложности нет. Какую ответственность за ненадлежащее информирование пассажира несёт сама железная дорога, продавшая билет,  но отказавшая в перевозке? Изменили правила — пишите об этом в газетах, говорите по телевидению, повесьте объявления в каждой кассе. Никто ничего нарочно нарушать не будет.


Всем нам со всей определённостью ясно, что законы, правила пассажирских перевозок, правила торговли, правила дорожного движения, правила поведения в общественных местах надо соблюдать. Что написаны они не просто так и что перед законом и правилами все равны.

Но нет сомнения и в том, что вместе с водой не надо выплёскивать ребёнка.


Или всё-таки надо?

Чтобы всё было по правилам?

 

Дмитрий Гущин,  почётный работник образования РФ, учитель года России-2007


Фото Марии Голубевой